Цитаты про банки

В банке:

— Всем оставаться на местах!.. Не надо ложиться, я просто оформлю чек и уйду! Спасибо!!!
— А у нас случай в банке!

— То есть вы согласны с условиями нашего ипотечного кредита. 15% годовых, 20 лет, ежемесячный платеж – 65 тыс. руб.

— Да, я согласен!

— Отлично! Подписывайте вот здесь!

— Всем стоять, это ограбление!

— Да, я в курсе, братан! Но жить то где-то надо! Где подписывать?
Один поэт (Вольтер) сказал: «Первый король был счастливый воин!» Насчет основателей нынешних наших финансовых династий мы можем, пожалуй, прозаически сказать, что первый банкир был счастливый мошенник.
Если бы Бенжамину Франклину сегодня предложили бы заполнить налоговую форму США 8300, он бы потребовал, чтобы его портрет убрали со стодолларовой купюры.
Всего восемь лет назад в мире незыблемой данностью была банковская тайна, представляете? Эта данность исчезла в 2008 году. Германия потребовала от 14 банков мира раскрыть, куда уходили и откуда приходили деньги немецких граждан со счетов в LGT. «Смеетесь? Это банковская тайна», — дружно ответили банкиры. И смеялись три месяца. Но когда Германия заявила, что закроет у себя все их отделения и корсчета, дрогнули и сдались.
Мы, дураки, думали, что только российским банкам нельзя верить. Оказывается, и европейские вкладчики своим не верят. Настолько, что готовы доплачивать родному государству за хранение собственных денег. Что с них взять, обыватели… Или я что-то не так понимаю?
«Скоро чистыми будут считаться деньги только от святого духа», – бросила моя подруга, когда ей приказали закрыть счет в Швейцарии. Отнюдь не наша власть, что еще как-то можно было бы объяснить, а банк в Цюрихе, который лет десять неплохо зарабатывал и на ней, и на сотнях тысяч других русских клиентов, которых теперь решили гнать поганой метлой. Только потому, что они русские.
А как вы думаете: «почему религиозные иерархии никто не трогает?» Религиозные иерархии этого мира стоят у самых основ порока. Религиозные иерархии в этом мире созданы теми же людьми, которые дают вам: правительство, вашу порочную систему образования, которые создали банковские картели, потому что вашим хозяевам плевать на вас и ваши семьи, их волнует только то, что волновало всегда – власть и контроль над всем миром.
Я недавно понял: одни переживания порождают другие. Я долго собирал деньги, чтобы купить квартиру в Москве. Копил эти деньги, хранил их у себя дома. И я очень переживал за эти деньги, и поэтому недавно отнёс их в банк. И, казалось бы, мне должно было стать полегче, но вместо этого мне стало потяжелее. Потому что раньше я переживал только за свои деньги, теперь я переживаю за целый банк. Раньше мне было достаточно посмотреть, на месте ли деньги, а теперь, чтобы успокоиться, мне нужно идти смотреть, на месте ли банк.
Если клиентский менеджер зашорен в рамках забитых в его сознание стандартных скриптов, он никогда не станет восприниматься клиентом как личный банкир, как финансовый советник, как партнер.
Когда главное и единственное УТП (уникальное торговое преимущество) вашего банка — высокая ставка по вкладу, это плата за риск. Будьте готовы оказаться в очереди за гарантированными государством 1,4 млн. рублей уже в ближайшей перспективе.
Сегодня то, что вы вместе с руководителем банка «ходите в баню», «знаете Ивана Ивановича сто лет», «вместе постоянно и на охоту, и на рыбалку» и «вообще он же, родственник — двоюродный брат первой жены» и так далее — не являются гарантией сохранности ваших сбережений.
Первое и главное правило банкира — выполнение обязательств и обещаний. Если не уверен — лучше вообще не обещать, но если уже пообещал — должен выполнить, во что бы то ни стало.
За любыми рейтингами цифрами и показателями в банке стоят люди. И чтобы банковский бизнес сегодня развивался, эти люди должны иметь три вещи: знания, характер и время для построения доверительных отношений с клиентами.
В банковском бизнесе в особенности в Private Banking разница между успехом и провалом заключается в том, чтобы сделать что-то правильно и почти правильно.
Ужасно, когда отсутствие компетенции прикрываются самоуверенностью и безаппеляционностью. Такой банкир часто категоричен в суждениях и агрессивен в высказываниях, но под этим налетом – никакой глубины, никаких реальных знаний. Человек «барабан» — шумно, резко и громко – потому что внутри — пусто.
Обещание для банкира – это долг. Если ваш банкир этому правилу не следует — он должен искать другую работу, а вы — другой банк.
Изобретательные клиентские менеджеры пытаются (почти всегда достаточно нелепо) маскировать свои очевидные просчеты и безалаберность придуманными причинами типа: «произошёл технический сбой» или «политика нашего банка»... Если вы услышите фразу «политика нашего банка», знайте, что разумного объяснения происходящему не существует. Бегите от этого менеджера вместе с его банком и их «политикой».
Многие банкиры для демонстрации собственных компетенций и квалификации – стараются все усложнить. Сформировался некоторый стереотип банкира – как человека долго, нудно и непонятно рассказывающего о цифрах, коэффициентах, индексах и т. д. Ведь усложнять — просто, а упрощать гораздо сложнее.
Если частный банкир опаздывает, то он наглядно демонстрирует, что его время дороже вашего.
Атрофия инициативы делает частного банкира неспособным выполнять свою работу, даже если он представляется вам вполне компетентным.
Банкир должен всегда опережать ваши ожидания, с одной стороны, рыночные тренды с другой, и выходить с предложением.
Весь мир меняется. И банки и банкиры…Единственной константой ваших взаимоотношений с банком должно быть 100% качество обслуживания.
Исправленная и транслированная руководству ошибка – это уже не ошибка. Это инвестиция в знания, компетенции в изменения к лучшему.
Основная задача Private Banking сейчас уже не только в том, чтобы производить продукт, а в том, чтобы приобретать знания, необходимые для создания жизнеспособного бизнеса. Для этого нужно учиться постоянно и на всех уровнях. От менеджера до руководителя, на системном уровне. Если вы будете учиться быстрее, чем ваши конкуренты, у вас всегда будет устойчивое конкурентное преимущество.
Планы — это только набор намерений. Если они тут же не перерастают в конкретные действия, направленные на достижение ваших целей. Но важно помнить, что каждая минута, потраченная на планирование, будет потом экономить огромное количество времени и денег.
Можно долго говорить на тему денег. Я могу даже лекцию прочитать о пользе миллиона долларов. И все-таки, деньги — это не цель, а только средство, что написано в любом учебнике по экономике. Функция денег: средство обмена, средство оценки, средство накопления и сохранения ценностей.
В частном обслуживании наиболее перспективны с точки зрения ресурсоотдачи — это три составляющие. Первое — технология дистанционного обслуживания. Второе — работа с базами данных. И, наконец, третье — лучшие кадры. Все вместе это должно сформировать интеллектуальный капитал, то есть главный актив будущего неценового конкурентного преимущества.
Общий тренд, что индивидуализация просачивается в массовые производства. В банковской сфере это тоже происходит за счет анализа баз данных и автоматизации relationship-менеджмента. Поэтому сейчас данные, наравне с технологиями и людьми, один из основных активов банка, а часто и самый главный.
Высота, как название банковского продукта, — что-то понятное, связанное с достижением, с преодолением и успехом. На мой взгляд, это очень созвучно предпринимательскому духу большинства наших клиентов. Высокие цели, хоть и невыполненные, дороже низких целей, хоть и достигнутых, поэтому в названии «Высота» есть и лаконичность, и простота, и определенный символизм, а главное — эмоция.
Когда мы покупаем банковский продукт, открываем счёт, депозит или кредитную карту мы не просто осуществляем какую-то функцию, мы воспринимаем ситуацию. Сейчас весь мир это сплошная экономика восприятия. Поэтому восприятие должно готовиться так же тщательно, как и сам продукт.
Сейчас наибольший рост происходит в отраслях связанных с услугами. Сектор услуг растёт радикально быстрее производственного. Это говорит о переходе к экономике восприятия в целом, когда клиенты переходят от пассивного потребления продуктов к активному участию.
Экономика восприятия это не только развлечение. И рождается это восприятие не в головных офисах, а на местах — в точке взаимодействия с клиентом.
Давайте для начала определимся, что такое «agile». По-простому, это адаптивная модель, когда сотрудников вытаскивают из их привычных, существующих отдельно департаментов и включают в самоуправляемые группы, которые ориентированы на клиентов.
Если Вас засыпают модными терминами про «временные окна», «спринт» «scrum», не нужно питать иллюзий. Многие руководители в принципе не понимают, что это такое и управляют как обычно.
Мир меняется и адаптивные модели нужны, потому что нужны новые продукты, новые услуги, новые процессы, в том числе управленческие. Для этого нужно уметь совмещать желаемое, с точки зрения клиента, — с одной стороны, технологически возможное — с другой, и экономически оправданное — с третьей.
Для правильного управления собственными финансами для начала необходимо провести внутренний финансовый аудит всех активов и пассивов и составить индивидуальный баланс, чтобы посмотреть, как и за счет каких источников прирастают и убывают средства и в чем причина такой динамики. Чтобы баланс был здоровый, нужно чтобы активы были больше пассивов минимум в полтора раза. Естественно, в периоды нестабильности этот показатель должен быть еще выше, если он ниже, то вы тратите больше, чем зарабатываете. То есть, как и в компании, необходимо обеспечить положительный cash flow, только уже для личного бюджета. Поэтому прогнозирование доходов и расходов — это важная составляющая финансового плана.
Мне хотелось уйти от однотипных рекламных сообщений в сфере Private Banking. Откройте сайт любого банка, который работает с состоятельными клиентами, везде как под копирку: индивидуальный подход к каждому клиенту, эксклюзивный набор банковских услуг, комфортные VIP-офисы… А туда же до кучи навставляют слов «элитный», «привилегированный», «престижный», «статусный». В результате названия продуктов для частных клиентов часто носят уже совсем карикатурный характер, типа «Супер-мега-элит-лакшари-привиледж-экстра-VIP — плюс».
Старый индеец приходит в банк и просит займ на 500 долларов. Банковский работник начинает оформлять бумаги.

— Что ты собираешься делать с этими деньгами? — спрашивает он индейца.

— Я поеду в город продавать украшения, которые я сделал.

— Что у тебя есть для обеспечения залога?

— Я не знаю, что такое «залог», — говорит индеец.

— Ну, залог — это нечто такое, что имеет ценность и может покрыть стоимость займа. У тебя есть автомобиль?

— Есть, грузовичок 1949 года выпуска.

— Нет, это не годится, — говорит банковский работник, — может, у тебя есть скот?

— Да, у меня есть лошадь.

— Сколько ей лет?

— Не знаю, у нее уже нет зубов, чтоб определить.

В конце концов индейцу оформляют займ и выдают 500 долларов. Спустя несколько недель индеец снова приходит в банк, достает пачку денег и возвращает займ.

— Что ты собираешься делать с остальными деньгами? — спрашивает его тот же работник.

— Положу в вигвам, — говорит индеец.

— Ты можешь сделать депозит в нашем банке.

— Я не знаю, что такое «депозит», — отвечает индеец

— Ну, ты отдаешь свои деньги банку, банк заботится о них, а когда тебе нужны деньги, ты их можешь взять.

Старый индеец подумал и спросил:

— А у банка есть что дать мне в залог?
Банковские учреждения опаснее, чем готовые к сражению войска.
Банк — это место, где вам дадут денег взаймы, если вы докажете, что они вам не нужны.
Кто кладет деньги в банк, не должен забывать, что он просто седок, а вожжи в руках у банка.
— Отдай мне наличные, я тебе выпишу чек!

— Да? Парамоша... Парамоша, ты что? Разве в каком-нибудь банке выдадут двадцать тысяч человеку, который пришел без штанов?
Банк — это такое место, где вам дадут зонтик в ясную погоду и попросят вернуть его, когда начнётся дождь.
Если финансовое заведение «слишком велико, чтобы рухнуть», то оно слишком велико, чтобы существовать.