Цитаты и высказывания из сериала Настоящая кровь / True Blood

Правда — яд! Люди всегда пытаются навредить друг другу, рассказывая всякую ложь, но если ты хочешь поломать кому-то жизнь — расскажи ему правду. И человек никогда не будет прежним.
— Тара, не все любят раскрывать другим душу.

— Конечно, не любят, но при этом мечтают найти кого-то, кому можно открыться.
You can't just sit around waiting for your perfect idea of a man to come along. Life is way too damn short.

Нельзя просто сидеть и хранить себя для идеального человека, который может никогда не появиться – жизнь слишком коротка.
Геройство в том, чтобы сделать то, что было тебе не по плечу.
Для меня нет ничего приятнее, чем видеть тебя счастливой – я просто эгоист!
— Сорвала она помолвку, это я могу понять. Но всё время, что она искала тебя, она носила твоё кольцо.

— Джессика, всё кончено.

— Не может быть.

— Может.

— Но ты любишь её?

— Люблю. Вот почему я отпустил её.
— Не говори о бабушке. Я не хочу о ней говорить. Не могу.

— Почему?

— Потому что… потому что я ничего не хочу чувствовать.

— Но мы должны о ней говорить. Мы не можем перестать её помнить или любить, лишь потому что это больно. Она никогда не переставала нас любить.
— Думаю, нам не нужно больше встречаться.

— Почему?

— Потому что ты не дышишь, потому что в тебе нет электрических импульсов, потому что твои друзья просто жаждут разодрать мне горло, потому что вампиры убили этого проповедника из церкви Св. Сына, а вместе с ним его жену и ребёнка. А ты смотришь мне в глаза и говоришь, что они это не делали!

— Люди убивали миллионами в бессмысленных войнах, я же не обвиняю тебя в этом!
— Как хорошо, что у меня нет детей!

— Да ладно тебе, Пэм. Они забавные. Они как люди, но в миниатюре. Карманные человечки.
Если ты собираешься спасать вампира при дневном свете, то я серьезно переоценил твои умственные способности.
Чувствую себя так, как будто в меня стреляли и промахнулись, а потом насрали и попали.
— Ой!

— Не говори «ой»! Вампиры не должны говорить «ой»!
— Ты — смерть?

— Да.

— Но ты же всего лишь мальчишка.

— Нет.

— Мои люди...

— Мертвы.

— Ты свинья.

— Я видел тебя на поле боя, вчера вечером. Я никогда еще не встречал такого воина.

— Я бы дрался сейчас с тобой, если бы мог.

— Я знаю. Как это красиво.

— Так чего же ты ждешь? Убей меня.

— Ты мог бы стать товарищем смерти? Ты мог бы ходить со мной по миру. Во тьме. Я научу тебя всему, что знаю. Я буду твоим отцом, братом, сыном.

— А что я получу за это?

— То, что любишь больше всего — жизнь.
Я думаю, что жизнь жестока и беспощадна по своей природе, поэтому, когда хорошее приходит в твою жизнь, ты должна остановиться и порадоваться этому.
Павшие герои? В смерти на войне нет ничего героического. Толпы голодных, замерзших мальчишек убивают друг друга, чтобы богатые могли сохранить свое богатство. Безумие.
— Речь идет не только о ваших отношениях, влюбленный ты подросток! Все куда сложнее.

— Только не для меня!
— Когда все закончится, давай начнем все сначала. Мы изменимся...

— А мы сможем? Я не знаю. Я не знаю, могут ли люди меняться, даже если они пытаются.

— Мы сможем, если захотим.
— Почему ты говоришь так, будто прощаешься со мной?

— Потому что прощаюсь.
— Не знаю, что бы я делала без тебя!

— Что же, твое счастье, что ты никогда этого не узнаешь.
— Сколько лет, сколько зим! Ни письма, ни телеграммы, ни сигнального костра... А мы за тебя волновались!

— Правда?

— Конечно нет!
Это так странно — скучать по тому, кого не помнишь.
Я чувствую, как бьется твое сердце... Я чувствую его, каждый удар через твое тело в мое. Если лежать спокойно и не думать ни о чем, такое чувство, будто это бьется мое сердце.
Нет правильного и неправильного. Это все — человеческие заморочки.
— Я хочу мира.

— Но приготовились к войне.

— Конечно. Но я не уверен, что мы победим.

— На войне стоит думать не о победе, а о том, кто готов умереть за нее.
— Я просто хочу быть с тобой. Только с тобой. Навсегда.

— Нет такого понятия «навсегда».
Что за двойные стандарты?! Когда две женщины и один мужчина — это для всех нормально, даже если они едва знают друг друга. А когда женщина пытается быть с двумя мужчинами, которых она любит, все недовольны и шепчутся!
— Какого черта, Билл? Как ты позволил этому случиться?

— Это ты позволила этому случится!

— Не понимаю, как я могу быть ответственной.

— В двух словах — это и есть проблема. Все это видят, кроме тебя!
— У Билла была возможность. Он её упустил. Он... Он обманул тебя!

— Чтобы защитить. А я врала ему, чтобы защитить тебя. А ты обманывал нас обоих столько раз, что и не сосчитать! Какой бардак!
— По правде говоря, я влюбилась не только в невинного, бестолкового Эрика. Несмотря на твою порочность и ненадежность, в тебе есть доброта, которая просто забивает мне сердце! Потому часть меня всегда хотела быть с тобой.

— Ты не пожалеешь!

— Я уже жалею.
— Если бы ты был в курсе хотя бы половины того, что я совершила... Это невообразимо! Но, что хуже того — мне это нравилось. Ты не захочешь знать эту часть меня.

— Ну, если ты не хочешь быть со мной, потому что ты не любишь меня или из-за чего-то еще... Только не надо мне говорить, чего я хочу, а чего нет! Это мой выбор. И я хочу тебя.
Если я и научилась чему-то, когда мы были вместе, так это тому, что каждый раз, когда я узнаю о тебе что-то новое, я жалею, что узнала об этом.
Странное ощущение, когда в реальности что-то происходит так, как ты себе это представлял.
— Я могла бы мечтать о чем угодно. Я могла бы плавать с дельфинами или съесть целый пирог без каких-либо последствий, а вместо этого я здесь, с вами двумя. Это должно что-нибудь значить!

— Даже боюсь спросить что...

— Я думаю... Думаю, что я люблю вас обоих.

— Ты не можешь, ты не такая!

— Только потому что я всегда была хорошей застенчивой маленькой девочкой, которая так боялась мыслить не по шаблону, особенно когда это касалось любви и секса. Но сейчас я оставляю эту маленькую девочку в прошлом.

— Что именно ты предлагаешь?

— Я могу любить вас обоих. Я не должна быть твоей или твоей — я предлагаю, чтобы вы двое были моими.
— Говорят, что всегда нужно следовать зову сердца. А вдруг оно говорит «Повторяй одну и ту же глупость снова и снова»? Может, сердцу вообще не стоит доверять, а лучше прислушиваться к разуму?

— Тебе больно. И ты сейчас злишься. Я понимаю, знаю, каково это...

— Нет, я все вижу четко!.. Хватит с меня драм! Хотелось бы, чтобы и тебе они надоели.

— Но сердцу не прикажешь! Бог свидетель, я старалась!

— Ну так старайся сильнее.
— Но мы можем что-нибудь еще сделать?

— Можем помолиться...

— Вервольф и вампир? Да кто нас послушает...
— Представляешь, он лает во сне!

— Белые — все чокнутые.
Я ездил на озеро... и весь день молил Бога, чтобы он указал мне причину, почему мы не можем быть вместе. И вода успокоилась. И все жучки перестали жужжать. И я все понял. Нет никаких причин!