Цитаты и высказывания из сериала Сверхъестественное / Supernatural

— Сэм, когда я был человеком, я умер, и мне открылось, как бесценна жизнь, как её нужно защищать любой ценой, в том числе жизнь таких упрямцев, как Винчестеры.

— Моя жизнь не ценнее любой другой.
Твоя проблема в том, приятель, что никто не ненавидит тебя больше, чем ты сам. Поверь мне, я пробовал угнаться.
Понимаешь, прежний я просто продолжил бы действовать. Я загонял бы иглу всё глубже, пока ты не умер бы, потому что цель оправдывает средства. Но то, каким я стал... В общем, джем с арахисовым маслом показал мне, что ангелы способны измениться, так что... кто знает? Вдруг Винчестеры тоже.
— Я чувствовал связь с тобой с самого начала. Родственный дух, скажем так. Мы с тобой очень похожи.

— Точно. Не считая того, что я не убивал своего брата.

— Ты своего спас. Почему?

— Потому что от семьи не отказываются... никогда.
— Чей это рай?

— Известного афериста.

— Для меня загадка, как он сюда попал.

— Он очень набожный, вымолил.
— Аду ты без надобности, Кроули. Он принадлежит мне.

— Да неужели? Не совсем, судя по слухам. Не совсем, пока я все еще жив.

— Ну, тогда давай разберемся. Вдвоём. Не сходя с места. Победитель получает всё.

— Понимаешь, в этом твоя проблема, солнышко. Ты думаешь, это битва.

— Разве не так?

— Это — кампания. Предвыборная. Умы и сердца — вот что главное. Понимаешь, у демонов есть выбор: подчиняться самой злющей в мире рыжухе... а это кое-что да значит... или перейти в мою команду, где каждый получает право голоса, девственницу и потрошков, сколько душа пожелает. Подумайте над этим, пацаны. Расскажите всем... голосуйте за Кроули.
— Ты что, юбку носил?

— Килт. У меня красивые икры.

— Did you really used to wear a skirt?

— A kilt. I had very athletic calves.
— Сэм, я не меньше тебя хочу рассчитаться с Гадриэлем. Но твоя жизнь дороже. Знаешь, пребывание человеком изменило моё отношение не только к пище. Оно изменило моё отношение к тебе. В смысле, теперь я понимаю твои переживания.

— Это ты о чем?

— Единственный человек, который лажал ещё чаще и круче, чем ты... это я. И теперь я знаю, каково это — чувствовать вину. Знаю, как это... Теперь мне известно, каково это — сожалеть, Сэм.
Вталкивать ангелам, что такое свобода, сложнее, чем научить рыбку писать стихи.
— Сколько убитая весила раньше?

— 75 кг.

— Считай 80. Известный факт: все женщины врут о своем весе и возрасте.

— Погоди-ка, на днях ты сказал официантке, что тебе 29.
Но что бы я ни сделала с тобой — это ничто по сравнению с тем, что ты делаешь с собой сам, ведь так? Я вижу это в твоих глазах, Дин. Ты бесполезен. Ты не смог спасти отца, и в глубине души ты знаешь, что не сможешь спасти брата.
— Это...

— Да, чистое железо, покрытое солью. Стопроцентная защита от призраков.

— Ты построил убежище?

— У меня была пара выходных.
— Не думаю, что мы останемся расследовать это дело.

— Слишком странное для вас?

— Недостаточно странное.
— Как прошел твой день?

— Лола прошлась по магазинам...

— Выглядит так, будто Лола скупила все магазины.
— Ну почему я должен вечно его вызывать?! Я вам его что, из жопы выну?! Чувак занят... Кас! Иди в жопу!

— Я не пойду в твою ж...

( — И почему всегда я? Кас ведь не живёт у меня в заднице!... Кас, вон из моей задницы!

— Я никогда не был в твоей…)
Всё просто. Свобода — это верёвка, на которой Господь хочет, чтобы вы повесились.
— Это ад?

— Да!.. Понимаешь, у старого ада была одна проблема — большая часть его обитателей уже была мазохистами... Было много: «Спасибо, сэр, запихните мне следующую горячую палку в зад». Но посмотри на них — никто не любит ждать в очереди.

— А что происходит, когда подходит очередь?

— Ничего. Они возвращаются в конец. Весьма продуктивно.
— Последняя ночь на Земле, как ты ее проведешь?

— Я хотел посидеть тут, тихонько.

— Друг, ты что? Подумай. Выпивка, девочки...

— ...

— У тебя ведь уже были женщины? Ну, или ангелы хотя бы?

— ...

— То есть ты никогда там, наверху, не орошал облака?

— Случай не представился.
— В ваших мифах Купидонами ошибочно зовутся одни из низших ангелов. Если быть точным, он — херувим, ангел третьего класса.

— Херувим?

— Да. Их полным-полно по всему миру.

— Ты про летающего карапуза в подгузнике?

— Недержание им не свойственно.
— Предлагаю: я отдаю вам пушку, а вы убиваете дьявола.

— Хорошо.

— Класс.
— Расслабься, Дин.

— Поцелуй меня в зад!

— Ооо... Да ты поэт!
— Здравствуйте.

— Здравствуйте?

— Да...

— Здравствуйте... Здравствуйте?!

— Эээ... этот термин еще в ходу?

— Я всё это время пытался связаться с тобой! Дину стоило один раз позвать, и вот вам «Здравствуйте»!

— Да...

— Значит к нему ты больше расположен, да?

— У нас с Дином более сильная связь... я не хотел об этом говорить...
— Так он Сэм или не Сэм?

— Ты обозначил интересную философскую дилемму.
— Дайте мне минуту все проверить.

— Кас, мы тебя видим!

— Да. Я все еще здесь.

— Можешь не ждать нас.

Кас кашляет и закрывает глаза, пытаясь сосредоточиться.

— У тебя вид, как будто ты серешь.

— Что-то не так.

— Ты застрял?

— Меня заблокировали. Я лишился сил!

— Ты шутишь?!

— Что-то в этом городе действует на меня. Полагаю, это Ева.

— Что, при мамочке у тебя не встает?!

— Фигурально выражаясь — да.

— Очешуенно — без своих сил ты как младенец в плаще.

Кас надувает губы и отворачивается к окну.

— Похоже, он обиделся.
— Тут логово порока, мне здесь не место.

— Друг, ты выступил против небесных властей. Пороки идут как бонус.
— Привет, Кроули. Как интриги?

— Вне вашей компетенции работаем. Проекты серьёзные. Впрочем, вы будете чересчур мертвы, чтобы оценить.
Ты пойми, людей просто нужно подтолкнуть в верном направлении. Стаканчик виски тут, шлюха там — и вот они уже маршируют в ад с улыбкой до ушей.
Есть причина, почему мы не забираем наших клиентов раньше времени. Нам важно доверие потребителя. Это тебе не Уолл-стрит, это Ад! У нас есть маленькая особенностьверность принципам. Если мы не будем верны своим принципам, кто будет вести с нами дела?
— Ты выставляешь Луну?!

— Да, ад потребовал на нее свои права. По-твоему, парень по имени Базз мог полететь в космос, не совершив сделки?
Ты врешь Сэму, как будто он твоя жена. — Что, отчасти, делает меня твоей любовницей.
Как там было? «Спасать людей, охотиться на нечисть — семейное дело». Мде, спасённые люди — ими вы оправдываете свои жалкие жизни. Алкоголизм, побочный ущерб, боль, которую вы принесли... Одно даёт вам спать по ночам — знание, что люди где-то там всё ещё счастливы и здоровы благодаря вам, великим, чёрт вас дери, героям. Они — дело всей вашей жизни, и я разорву их на куски, потому что я могу, потому что вы меня не остановите, потому что, когда их не станет, что у вас останется?
— Ад — это слишком сложно для тебя.

— «Игра престолов» — это сложно. Секс в душе — это сложно. Но не ад.
— Агенты Спирс и Агилера, ФБР?

— Ага.

— Ваш напарник вас уже заждался.

<...>

— Спасибо, что приехали.

— Спирс и Агилера?!

— Я заметил, что именами известных музыкантов представляетесь вы.
Нарушать естественный порядок не так потешно, когда приходится разгребать последствия.
Ты ни в грош не ставишь свою жизнь, полагая, что рано или поздно все вернется на круги своя. Но человеческая душа – это тебе не игрушка. Она очень уязвима и недолговечна, хотя гораздо сильнее, чем ты думаешь и намного ценнее, чем можешь представить.
— Что происходит?!

— Ужасный кошмар происходит, вот что.
— Что с тобой, Бобби Сингер?

— Возьми ручку, список длинный.

— От тебя перегаром за милю несет.

— Ты вообще-то тоже не розами пахнешь.
— Ну, хорошо хоть головой об стену не бьется.

— Ага. Сидит себе тихонько и пистолет разбирает.
Ты мне надоела, ты знаешь это? В тебе нет поэзии.