Цитаты и высказывания из сериала Сверхъестественное / Supernatural

— Пришла токсикология по Лэнсу. Все чисто. Но коронер говорит, что по всем признакам Лэнса сгубила Белладонна.

— Порнозвезда?

— ... яд.
— Нужно изгнать из нее демона, не навредив ей. Она назвала меня «тварью».

— И ты сразу расстроилась?
— Могу вам помочь?

— Да. Предположим, вы ищете соучастника для преступления. Или... Кого-то для игры в медсестру с небольшим доминированием.

— Братиш, сейчас вторник, 10 утра.

— Нам, пожалуйста, два пива.
— Значит, все монстры из ужастиков, о которых я слышал, они реальные?

— Годзилла только в кино!
— Он так дерётся?

— Это их приветствие.

— Мне не нравится.

— Никому не нравится.
— Я сожалел абсолютно искренне.

— Спасибо. Жаль, что это ничего не меняет.
Я помню знаменательное событие. Знаменательное — поскольку оно так и не случилось. Его предотвратили два парня, старый пьяница и падший ангел.
— Кастиэль? Алло? Похоже, тут всплыла ангельская погремушка. Это вроде как по твоей части. Кас, ты что оглох?

— Привет, Дин.

— Ты издеваешься? Я тут бью в набат из-за Сэма, а ты явился из-за какого-то рога?!

— Ты звал меня, и я пришёл.

— Я тебя, мудака, зову уже несколько дней!
— Она у нас теперь шизанутая маньячка? Зашибись.

— Кто такая шизанутая маньячка?

— Дамочка, которая гоняется с ножом за предметом обожания.

<...>

— Кас, как думаешь, Анна права?

— Нет. Она... Шизанутая маньячка.
— Я умер.

— Соболезную.

— И где я?

— В раю.

— В раю? Как меня занесло в рай?!
— Классная у вас работа, парни.

— Быть охотником — не работа, Адам. Это жизнь. Ты учишься на медика. У тебя есть девушка, друзья? (Адам кивает). Больше нет. Если ты будешь этим заниматься, то не сможешь позволить себе никаких связей. Никогда. Это — слабое звено. Ты подставишь этих людей под удар, убьёшь их. Такова цена. Ты без оглядки порываешь со всеми.
— И что, мы просто сядем и будем ждать, что случится?!

— Сожалею.

— Пошёл ты. Ты и твоя миссия. И твой Бог. Если ты мне сегодня не поможешь, то, когда придёт время и я тебе потребуюсь... Не приходи.

— Дин. Дин!

— Что?

— Ты должен понять, почему я не могу вмешиваться. Пророки — особые. Их защищают.

— Я это понял.

— Если что-то угрожает пророку... Что угодно — появится архангел и уничтожит угрозу. Архангелы не знают жалости. Они совершенны. Они самое грозное оружие Небес.

— И эти архангелы, они связаны с пророками?

— Да.

— Так что если пророк окажется в одной комнате с демоном...

— Самый ужасный гнев божий обрушится на голову такого демона. Просто, чтобы ты понял, почему я не могу помочь.

— Спасибо, Кас.

— Удачи.
— Ты вспомнишь, как использовать свою силу. Это как кататься на велосипеде.

— Кататься я тоже не умею.
— А ты чего жаждешь, Дин?

— Что?

— Ну, медленно, но верно все в этом городе становятся жертвой Голода, только на тебя он до сих пор не подействовал.

— Когда я хочу пить, я пью. Если хочу секса, я иду и беру. Захочу — получу бутерброд или драку.

— Значит... ты просто уравновешенный?

— Боже, нет. Я просто сыт.
Знаешь, почему я всегда вас побеждаю? Из-за вашей человечности. Это ваш дефект. Вы всегда ставите эмоции выше старого доброго здравого смысла.
Лосяра... Быть может, я бы... Хотел бы попросить тебя, Сэм. Ранее, когда ты там исповедовался, что ты говорил? Я спрашиваю потому, что с моим прошлым возникает вопрос: «Откуда начинать просить прощения?». Ну, знаешь...
— Классно сработал, Лосяра. Если кому расскажешь, я всё буду отрицать, но я тобой горжусь.

— Спасибо. (чертит дьявольскую ловушку)

— Погоди-погоди, что это?

— Оно самое.

— Для чего? Я ж тебе жизнь спас!

— Хах, да ладно?

— «Да ладно»? Что? Да мы из одного окопа огрызались! Мы с тобой разбили Тетское наступление, избежали насилия в Нанкине вместе, и ты не успокоишься? Ауч! А «Братья по оружию»? А «Тихий океан»? Для тебя это пустой звук? Ты в мотелях ни разу не смотрел НВО? Вообще? «Девчонки»? Ты моя Марни, Лосяра. А Ханна... хочет быть любимой. И вполне заслуженно! Да мы все: и ты, и я — заслуживаем любви. Я заслуживаю любви! Я хочу, чтобы меня любили.
— С каких это пор ты увлекся вампирами?

— Сегодня что? Пятница?.. Плюс, минус, вычесть, добавить… Не твоё дело.
— Погоди-ка, вы что, встречались?

— Ну, не в интимном смысле, у нас скорее деловые отношения.
— Я серьёзно. К чёрту ангелов и демонов. Это наша планета, пускай убираются с неё. Мы сразимся со всеми. Убьём дьявола, убьём Михаила если нужно, но сделаем это сами.

— И как мы всё это сделаем, гений?

— Понятия не имею.
— Не знаю, сколько он содрал с тебя за любовное снадобье...

— Ничего! Он мне его подарил. И сказал, что оно не сработает, если ты не любишь меня в глубине души. Эликсир всего лишь катализатор.

— Думаешь, я тебя люблю?

— Где-то глубоко в душе.

— Тогда развяжи.

— Нет, ты пока не разобрался в своих чувствах.
— Что задумал, Кевин? Расскажи, мы же друзья.

— Ты мучил меня.

— Я мучаю всех своих друзей. Этим я выказываю свою любовь. Я вырос в неблагополучном районе.
Если у Сэма с Дином выпадал свободный денёк, а то и неделя, они коротали время, пытаясь раздобыть деньжат. Сэм считал, что зарабатывать нужно честно, но потом начал жульничать наравне с братом. Они могли делать, что хотели. Проехать полторы тысячи километров, чтобы попасть на концерт Оззи. Или гнать два дня, чтобы посмотреть матч Ястребов. А если выдавалась безоблачная ночь, они останавливались где-нибудь в уединённом месте, садились на капот и молча смотрели на звёзды, часами наслаждаясь тишиной. Им никогда не приходило в голову, что хотя частенько они не имели крыши над головой, у них всегда был настоящий дом.
— Ты живой!

— Да, потому что ты хреновый стрелок, Китнис!
— Ты предохранялся?

— Ну, у меня был мой клинок...
Человечность — не только борьба за жизнь. Ты ищешь своё назначение и не поддаёшься гневу или отчаянию. Или гедонизму, если уж на то пошло.
— А потом Злая Ведьма схватила меня и убила.

— Э... этого не было в книгах.

— Иногда реальная жизнь страшнее сказок.
— Ух, ну и козёл этот Джоффри.

— Ох, ты и не представляешь. Подожди, он ещё...

— Эй, эй-эй-эй-эй! Спойлеры! Я ещё не все книги прочитал.

— Ты собираешься читать книги?

— Да, Дин. Мне нравится читать книги. Знаешь, такие, без картинок.
Пытки? Отлично! Жду не дождусь увидеть Сэма в кожаном белье и на каблуках... Ну, честно, ребята, — что вы со мной сделаете, чего я еще с собой по приколу не делал по пятничным вечерам?
— Говорит сержант Миранда Бейтс. С кем я говорю?

— Эээ... Кевин... Соло.

— Сколько тебе лет?

— Достаточно. Я из ФБР, так что делайте, что я скажу, или...

— Слушай, пацан. Ничего я не буду делать, федералы мне не указ, так что либо говори по делу, либо я беру твоих красавчиков, шныряющих по месту преступления, заковываю их в наручники и шлепаю тебя по заду. Понятно?

— Кабо, прошлый июнь.

— Что?

— Говорю по делу. О, мне нравится то фото, где ты в сомбреро пьешь с голым парнем в маске лучадора. Супер-классно.

— Как ты их нашел?

— А так, что я Кевин, блин, Соло. Так что либо я пересылаю их старшему офицеру майору Веласкесу, либо ты разрешаешь моим парням делать все, что они захотят. Понятно?

— Да.

— «Да... сэр».

— Да, сэр.
— Получается, ты сменил небесные войнушки на разогрев такитос?

— И начос тоже.
— Кас, ты уверен, что готов снова окунуться во все это? То есть, мне показалось, ты решил зажить мирной жизнью.

— Именно ты сказал мне как-то, что не ты выбираешь дело своей жизни, а оно выбирает тебя.
— Так говорила Эйприл.

— Эйприл... жнец, с которой ты переспал?

— И которую ты заколол.

— Да. Красотка была.

— Еще какая. И очень милая.

— Ммм.

— Пока не начала меня пытать.

— Ага. Ну что ж, не всегда удается закадрить идеал.
— Хорошая новость в том, что ты перевёл ангельскую скрижаль в краказябры?!

— Это клинопись.
— Извини.

— За что?

— За то, что вышвырнул тебя из бункера. За это, эм... и за то, что не сказал про Сэма.

— Ты думал, что его жизнь поставлена на кон.

— Да, меня одурачили.

— Я думал, что спасаю Рай. Меня тоже одурачили.

— Так, говоришь, мы с тобой — пара тормознутых недоумков?

— Я предпочитаю слово «доверчивые».
— Боже, я был таким глупцом...

— Ты совершал глупости ради благой цели.

— Да, как будто это меняет дело.

— Меняет. Иногда это меняет всё.
— Когда ты предашь нас, я первым вырежу твоё сердце.

— Ох, Кас, умеешь ты флиртовать.
— Не огорчи нас. Увижу тебя снова...

— Убью, знаю, я тоже тебя люблю.
— Как мне узнать, что это не ловушка?

— Никак. В том-то и веселье.
— С Кроули я потом разберусь. Поверь мне.

— Ну точь-в-точь твой отец... когда он обещал мне позвонить.
— Сэм, могу я задать тебе вопрос?

— Ты уже задал.

— Могу я задать тебе ещё один вопрос?
С каких это пор великий Дин Винчестер просит помощи? Не очень-то похоже на человека, о котором я читал на стенках демонских туалетов.
— Сэм, испытания. Ты ведь не просто так решил не продолжать, верно? Предпочёл жить вместо того, чтобы пожертвовать собой. Вы с Дином... Вы выбрали друг друга.

— Да, выбрал... Мы выбрали. А после Дин сделал выбор за меня.