Цитаты и высказывания из сериала Сверхъестественное / Supernatural

Любая макака с клавиатурой в лапах может извергнуть из себя начало. Но концовка — это нечто невозможное.
— Всё это ненастоящее.

— И всё же... знаешь, что хуже всего? Всё это уже неважно. Потому что я победил. Твоё безумие победило. Посмотри на себя. Кто поверит, что ты когда-то спас мир.
— Вы собачитесь, словно старики-супруги.

— Не-е-ет, супруги могут развестись! А мы с ним как... сиамские близнецы!
Я никогда не понимал вас, язычников. Вы такие мелочные, ничтожные. Всегда грызетесь, всегда готовы предать своих. Неудивительно, что планета перешла к нам. Вы еще хуже людей, вы хуже демонов, а претендуете на божественность. И еще говорят, что я погряз в гордыне...
— Кажется, ты не понимаешь, что вляпался в серьезные неприятности.

— Вы мне мелкое хулиганство шьете или все так серьезно, что пора готовить вазелин?
— Ты сдох, а я так боялся превратиться в тебя, что не стал заводить детей.

— Правильно. Ты портишь все, к чему прикасаешься.

— Зато, волею судьбы, я заменил отца двум паренькам. И вырастил из них людей. Они стали героями. Так что катись в ад!
— Что это?

— Пуля, которую я собирался пустить себе в висок. Каждое утро я смотрю на неё, и думаю: «Может, сегодня я всё пошлю нахрен?». Но я не ухожу. И не уйду. Знаешь, почему? Потому что обещал тебе, что не сдамся!
— Что ты знаешь о драконах?

— Что? Ничего.

— Серьезно!

— Ну, это не Лохнесское чудовище, Дин. Драконов не существует.

— Сделай пару звонков...

— Кому? В Хогвартс?
— Дин Винчестер? Я потрясен и взволнован. Можно попросить автограф?

— Конечно. Я вырежу его на твоей селезенке.
— Ты в порядке?

— Ты думаешь, что я о сих пор... *крутит пальцем у виска*

— Да, если ты хочешь об этом знать, конечно.

— Нет, я совершенно нормален. Но 94% психов думают, что они совершенно нормальны... таким образом, я полагаю, мы должны спросить себя, что есть «нормально».
— Заправляешься с утра гамбургером?

— Я продал душу. Мне остался год. Проблемы ожирения меня не волнуют.

(— Жуем на завтрак чизбургер с беконом?!

— Я продал душу, через год помру. Плевать на холестерин!)
Пусть не вкусна еда и жестка постель, но мы живем так, как хотим этого мы, а не кто-то другой.
— Это Слово Божие?

— Да, одно из них.

— И о чём оно гласит?

— Э-э... «Древо»? «Конь»? «Манящий краб»? Не могу прочесть. Это не предназначено для ангелов.
Видишь ли, мы поначалу не знали, какую выбрать обезьяну. Не обижайся, но я голосовал за неандертальцев, их поэзия была... великолепна. И созвучна музыке сфер. Но, в итоге, выбрали вас... хомо сапиенс сапиенс. Вы съели яблоко, придумали штаны.
Прости, но так устроена вселенная. Она сконструирована из конфликтов. Почему я в выигрыше, когда тебе не везёт?
— Значит, мы теперь похитители?

— Нет, если не будем трепаться. А кого это мы похитили?
— Не наноси защиту от ангелов, она и меня оттолкнёт.

— Если она спасёт от твоих дружков, я потерплю.
А я погибну, пытаясь исправить свою ошибку. Или не погибну. Меня снова вернут. Я понял. Воскрешение — это наказание. С каждым разом всё хуже.
Я больше не участвую в войнах. Я наблюдаю за пчелками.
— Мег? Но в прошлый раз ты же выпала в окно.

— Благодаря тебе. Ты так ранил мои чувства.

— Только чувства? С седьмого-то этажа?
— Пути Господни...

— Только ляпни про «неисповедимы» — получишь в бубен!
Ты переживаешь. Впрочем, это основная черта твоего характера, поэтому порой я её игнорирую.
— Вы нашли ведьму, которая намеревается взломать печать? Она мертва?

— Нет, но она в городе, и мы уже знаем, кто она...

— Дин, Сэм, вам необходимо срочно покинуть город.

— Но мы же только взяли след!

— Намерены его мы уничтожить...
Я уверена, что эти парни не из ФБР. В ФБР вряд ли так часто употребляют слово «чудненько».
— Заклинание весьма своеобразно. Тут нужен кто-то добродетельный.

— Так это в точности про меня!

— Вот облом. Ты не девственник.

— Девственники — это миф!
Что бы ты ни делал, это не спасло бы меня, потому что я не хотел, чтобы меня спасали.
— Это вы, парни, преследуете психов, или психи преследуют вас?

— День на день не приходится.
Я понял. Птица воплощает бога, а койот — это человек в его погоне за святым, которого никогда не поймает... Это... это весело!
Ты не первый солдат, которого я забираю с поля боя, и всех их переполняли те же чувства. Они не могут уйти. На карту поставлена победа. Но они ошибались. Сражение продолжалось и без них.
— Ты что, согласна умереть?

— Нет, конечно нет. Просто мне кажется: чему быть, того не миновать. От меня здесь ничего не зависит. Это просто судьба.

— Гм. Это чушь. У тебя всегда есть выбор. Ты можешь махнуть на всё рукой и умереть, или бороться, несмотря ни на что.
— Ты из какого года?

— 2009.

— Запасайся туалетной бумагой!
Как найдешь Бога, передай, чтоб прислал мне ноги!

When you find God, tell Him to send legs!
— Я выверну тебя наизнанку. Понял меня?

— Столько гнева... юный Скайуокер. На кого ты злишься? На меня? Или на отражение в зеркале?
— Тяжело искренне верить во что-то и так в этом обмануться.

— А знаешь, что странно? Я верю. Правда! Нельзя верить лишь тогда, когда происходят чудеса, вера должна быть и когда их нет.
— Если мы это переживём, я закажу пиццу и мы немного подвигаем мебель. Намёк понял?

— Нет, я... Стой, вообще-то да, я...
— Что, пусть он живёт?

— Да. Один-одинёшенек. Без семьи. Без друзей. По мне, так это страшнее смерти.
— Взрывом демона не убить.

— Верно, но опыт подсказывает, что они бегают медленнее, когда у них нет конечностей.