Цитаты и высказывания из сериала Сверхъестественное / Supernatural

Люди жаждут осуждения. Весьма сильно. Позволь сказать — когда на сердце тяжкий груз, самым тяжёлым наказанием является снисхождение.
— Что ж, раз уж вы собрались сглупить, сделайте это с умом.
— А чего это ты разоткровенничался, Чет? Ты ж не тупица. Зачем сливаешь секреты?

— Потому что я вас не боюсь.
— Я сказал ему: «Выйдешь за дверь – можешь больше не возвращаться!» А Сэм всё равно ушёл. Он сделал свой выбор!

— Распустил нюни как какой-то нытик. Нет. Ты — сын своего отца. Ну так вот что я тебе скажу: твой отец был трусом!

— Про папу много чего можно сказать, но что он трус...

— Ему было проще оттолкнуть Сэма, чем найти с ним общий язык. Особая смелость для такого не нужна. Ты славный малый, Джону до тебя далеко. Так сделай одолжение, не уподобляйся ему.
— Кровь... Ты отравила меня!

— Нет. Дело не в крови. Это все ты и твои поступки. Я лишь давала тебе варианты, и ты выбирал верный путь каждый раз. Тебе не нужно пёрышко, чтобы летать, Дамбо, ты можешь полететь и сам.
— Выглядишь как живой мертвец!

— Сам бы поизгонял демонов всю ночь!
— Кастиил значит... Говорят, ты приехал на автомобиле?

— Да.

— И как тебе?

— Ну-у... медленно и тесно.
— Знаешь, я не мог не заметить: ему (Бену, сыну Лизы) ведь 8. А мы... Нууу...

— Хмм... Вот только не спрашивай, от тебя ли!

— Нет! Что ты, что ты... Не от меня?
— Патроны ещё есть?

— Да навалом! Только надо пробраться в фургон, где мы их оставили!
Вопреки расхожим утверждениям, я не лгу. Это ни к чему.
— Очешуеть, значит, Ева стряпает гибридов?

— Похоже на то...

— Вопрос только, зачем? Что она собралась делать с... как их назвать?!

— Поздравляю! Сам их открыл — сам и называй.
Ты посмотри, что натворили здесь шесть миллиардов человек. А всю вину свалили на меня.
— Думаешь, вы хозяева планеты? Кто дал вам право?

— Никто не давал. Мы его взяли сами.
Ни один человек не может сделать такого, что нельзя было бы простить.
— Это Михаил. Круче него наверху нет.

— Серьёзно нет? А по мне, он похож на Кейт Бланшетт.

— Не хотел бы я его в тёмном переулке встретить...
— На той неделе тут была тишь да гладь, а сейчас они режут соседских ребятишек.

— Из-за тебя им мерещатся демоны!

— Если честно, людям не нужен повод для убийства. Ты видел ирландцев? Они все — ирландцы. Ты думаешь, это я монстр? Я как бухло на вечеринке. Избавил от комплексов.
— Не надо давить на жалость, я не сочувствую дьяволу. Я знаю, что ты такое.

— Что я такое?

— Та же тварь, только больше. Ты из племени тараканов, которых я давил всю свою жизнь. Ты мерзкая, злобная, ползучая тварь, кусок сверхъестественного дерьма. От других ты отличаешься лишь одним — размерами своего самомнения.
— Если бы он знал, что я здесь разговариваю с тобой, он бы, наверное...

— Надрал бы тебе задницу.

— Да! А мне моя задница дорога. Она моя самая отличительная черта характера.
— Я сам тебя прикончу.

— Какая прелесть! Учитывая, что ты — весь в меня.

— Это ещё как понимать?

— Ты не переставая думаешь о ней с тех пор, как увидел, как она капает с лезвия ножа.

— Ты ошибаешься.

— Сказки будешь рассказывать брату. Я могу заглянуть в твою голову. Твои мысли бегут лишь по одной извилине — кровь. Кровь. Кровь. Жажда власти. Такая же, как всегда. Ты снова хочешь стать сильным. Но не просто сильным, а сильнее всех. Добрые намерения — самый быстрый путь в пекло, приятель.
— Знаешь... я практически вырастил своего брата. Я заботился о нём так, что многим людям никогда не понять, и я всё ещё люблю его. Но я убью его, потому что так надо, и я должен.

— Или потому, что так повелел Бог?

— Да. С самого начала Он знал, как всё закончится.

— И ты сделаешь всё, что прикажет тебе Бог.

— Да, потому что я хороший сын.

— Приятель, поверь тому, кто знает — это тупик.

— Ты знаешь лучше, чем мой отец? Ты — ничтожный человечишко. С чего ты взял, что можешь выбирать?

— Потому что я верю, что сам могу распоряжаться своей ничтожной жизнью.
Ты ведь переживаешь за него. А все, что делает он, это переживает за тебя. Кто тут вообще живет своей жизнью?
Когда за тобой охотятся, самое разумное — быть параноиком.
— Джерсийский дьявол? Я думал, это чушь, местная небылица!

— Рассказы о встречах с ним бытуют в тех краях вот уже более 200 лет. По одной версии у него крылья летучей мыши, по другой — рога и хвост и вот еще... Лошадиная голова!

— В газете скорее башка Чубакки... Этой твари только с Трансформером махаться!
— Тебе еще не надоели игры со своим воображаемым другом?

— Не знаю, Бобби. Я уже привык к глюкам.

— Чего-чего?!

— Я не говорю, что мне это нравится. Но ведь все могло быть гораздо хуже. По крайней мере, я держу своих демонов в узде. Я знаю, с чем имею дело. Не всем так везет.

— Ты умудряешься во всем найти положительные стороны.
Я всегда говорил — чтобы победить, надо стать акулой. А акулы кусаются.
Больше всего — ну, кроме гандбола и искристого шардоне, — мне нравится прогресс. А он достигается лишь совместными усилиями, и такие моменты незабываемы.
Я превращу вашу маленькую оплошность в важный урок. Вы мне поможете?
— Наша жизнь — отстой! Повсюду безнаказанно шныряют твари из чистилища, а мы третий год подряд не сходим с обложек журнала «Кирдец миру». Несмотря на то, что мы спасали этот «Титаник» уже дважды!.. Если бы мы каждый год не отбирали у него веревку и мыло, мир бы уже радостно скопытился!

— Сынок, будешь мыслить так глобально — голова лопнет.
— Ты рассуждаешь как покойник, Дин.

— Я рассуждаю, как человек, которого все достало! И он не понимает, зачем ему это все было нужно!

— Ну, извини, бедненький! Ты ненормальный человек.

— Спасибо.

— Брось! Ты уже пытался завязать с охотой и жить нормальной жизнью... А в результате сидишь с ворчливым старикашкой в фургоне, набитом оружием. Нормальные люди так себя не ведут! Ты охотник, а, значит, будешь делать то, что нужно в данный момент. А если будешь предаваться унынию, кто-нибудь подкрадется и снесет твою дурную башку! Так что постарайся найти повод снова вернутся в строй — будь то любовь, ненависть или грошовое пари. Хватит с меня похорон, довольно! Помрешь раньше меня — убью!
— У меня полно дел, Сингер. Не трать мое время.

— Твое потрачу — продлю свое.
— Эй! Эй, ты, ты, малец! Чего шныряешь тут, как кролик из Алисы, мелкий засранец...
— Одна свидетельница видела, как он засветился красным после того, как высосал жизнь из человека.

— Очешуеть!

— При чём здесь чешуя?
— Он что, какой-то деревенский клоун?

— Он из будущего.

— Бензин по четыре бакса, сыр из дозатора... а наш президент — чёрный.

— Считай, ты меня удивил.
— Стойте, если я убью Хроноса... то застряну здесь?

— Ты только сейчас понял? Да ладно, 1944 не так плох.

— Да, можно съездить в Европу и надавать Гитлеру по шее.
— Да, охота даёт свободу. Разве ты не ради этого охотишься?

— Раньше я охотился из-за семьи.

— Хм.

— Но они всё умирают. По правде говоря, я и сам уже не понимаю, что я делаю и почему.

— Ой-ой. Плакса-вакса Нэнси. Скажи, в будущем все охотники такие же слабаки? Все кого-то теряют. И однажды, бум, приходит и твой черёд. Но ты по крайней мере приносишь пользу. Наслаждайся, пока можешь, парень, ибо охота — единственная понятная вещь в жизни. Тебе повезло больше, чем другим.
— Беллу вычислили!

— Ну и?

— Руфус Тарнер.

— Это что, ругательство?
Дети не должны быть благодарны. Считается, что они едят пищу и разбивают твоё сердце, ты, эгоистичный урод. Ты умер, а я до сих пор так боюсь, что превращусь в тебя, что никогда не имел своих собственных детей. Но судьба распорядилась так, что я принял двух мальчиков. И они выросли великими. Они выросли героями.
— В нашей вселенной нет Господа.

— И что? Вы с ребятами решили закатить Апокалипсис, пока он не вернулся?
— Ещё со времён Каина и Авеля это в крови у тебя, твоего отца, всей семьи.

— Чудненько. У родни давняя порочная связь с небесами.