Цитаты и высказывания из сериала Сумеречные охотники / Shadowhunters

— Клэри в порядке, правда?

— Да.

— Она сказала, что расстроена из-за мальчика, но инстинкт подсказывает мне другое.

— Ты же знаешь, какие они идиоты в этом возрасте?

— Только в их возрасте?
Твоё сердце бьется быстрее, когда я иду. Кожу покалывает каждый раз, когда я вхожу в комнату. Я знаю, ты чувствуешь то, что чувствую я.
Я знаю, ты мне не поверишь, но когда-нибудь в твоей жизни появится тот, кто сметёт эти стены, которыми ты окружил своё сердце. И когда ты почувствуешь такую любовь, ты должен сделать всё возможное, чтобы бороться за неё.
Любовь делает тебя сильнее и заставляет бороться за то, что дорого.
— Она мертва.

— Ну да, а чего ты ожидала? Она вампир.
Примитивные радуются подъёму по пожарной лестнице. Не понять мне этих людей.
Если Клери в ближайшее время оттуда не выйдет, будешь медитировать в могиле.
Виной всему не Изабэль, а Чаша. Вот Чашу и судите.
— Я не понимаю, к чему это.

— Вы не одна такая. Я не понимаю, к чему вообще весь этот процесс.
— Магнус, я не знала, что ты здесь!

— Так и было задумано...
Если Валентин начнёт создавать охотников или сможет контролировать демонов, эффект будет как от Бейонсе, оседлавшей динозавра на Таймс-сквер, то есть, люди заметят.
— Ты теперь за Алека?

— Мы поклялись друг друга защищать, конечно, он за меня.

— Я не за кого. Джейс Вейланд как Швейцария.
Пусть это и шокирует Алека, но я здесь не только ради него.
— Первое правило сумеречных охотников: когда что-то взрывается, или как в данный момент, — никогда не оглядывайтесь назад.

— А второе правило?

— Нет ничего, что сумеречный охотник не сделал бы на каблуках.
Простите, что спросил. Я пошел с вами, чтобы сбежать от своей драмы, а не сесть в первый ряд на вашу.
Иззи, послушай. Я твой старший брат. Позволь мне помочь хотя бы раз. Пожалуйста.
— Он будет вампиром.

— И не сексуальным романтичным вампиром. А уродливым, сосущем кровь, лежащем в гробу вампиром.

— Сейчас было обидно.

— Да неужели?

— Под гробом понимается деревянный ящик. А у нас они теперь красивые с золотом в 14 каратов.

— Ну извини.
Если Валентин начнёт создавать сумеречных охотников или обретёт контроль над демонами, это будет, как Бейонсе верхом на динозавре рассекает на Таймс-сквер.
— Ты когда-нибудь пробовал на вкус кровь Сумеречного охотника? Это божественно.

— Я не знаю.
— Твоя мама рядом.

— Тогда беги быстрей!

— Я вампир, я бегу медленно ради тебя!
— Люк.

— Ты в порядке?

— Это правда? Джонатан жив?

— Я не мог поверить сам, сначала.
— Я не хотел срываться на тебя. Прости.

— Ты прощён. И ещё ты прекрасно извиняешься.
Почему ты не можешь просто сделать одну вещь? После того, что я сделал для тебя!
— Первое правило сумеречных охотников: не отдавай никому свой телефон и стило.

— Спасибо.
— Вы не хотите трогать меня. Энканто.

— Какого черта ты делаешь?

— Энканто. Эмм... Энканто. Это должно заставить вас делать то, что я скажу.

— Ты самый худший вампир.

— Энкан...
Насколько хорошо я знаю тебя? Ты свалилась как снег на голову, и ты убедила моего брата, ты убедила меня искать твою маму. И следующее, что я знаю, — Джейс ушел. И твоя мать одна пыталась убить его.
Я просто девочка из Бруклина, которая пошла отмечать свой день рождения и вернулась с подарком, которого никогда не хотела. И она не может его вернуть.
— Сейчас мы — твоя семья!

— И что? Теперь я просто должен забыть свою маму?

— Твою маму? Твоя мама будет стареть, а ты останешься таким же. И, в конце концов, её не станет. Рано или поздно твои воспоминания о ней начнут увядать... хочешь ты этого или нет.
— Мой лучший друг убедил меня рассказать ей правду.

— Похоже, у тебя очень умная подруга.

— Кто сказал, что это подруга?

— Эй, ты справишься.
— После стольких тренировок ты хочешь все отменить? Знаешь, такое случается, если кто-то влюбляется в... Оу.

— Ничего не говори.

— Понимаю.

— Нет, не понимаешь.

— Ладно, может и так. Я знаю, ты вредный и упрямый.

— Надеюсь, ты это не просто так говоришь.

— А еще ты преданный, честный и у тебя доброе сердце, когда тебя не волнует, что думают люди. Однажды кто-то полюбит тебя всем сердцем.
— Валентин идёт за мной, не так ли?

— А это значит, что я никогда не выпущу тебя из моего поля зрения.
— Ты снова вступил в секту?

— Мам, «World of Warcraft» не секта.
— Рад тебя видеть.

— Сказал бы тоже, но, увы, не умею врать.
Путаница — это часть любви. Как ты понимаешь, что что-то чувствуешь? Эмоции не бывают черно-белыми. Они скорее похожи на симптомы.
Я знал одного человека, кто рисовал не хуже — Микеланджело. В постели он был тоже неплох.
— Обижаться — любимое занятие Камиллы. Я забыл о ее шестьсот седьмом дне рождения, и...

— Если мы ее не найдем, я могу забыть о своем. Девятнадцатом.
Узнаю ее. Династия Минь... Ну, конечно, узнаю: она моя!
— Вот он где, мой малыш.

— Твой малыш?

— Я создал его для Камиллы много лет назад. Лучший мой подарок.

— Класс. Мне на Рождество можешь ничего не дарить.
Эээй, змейка. Милая змейка. Пошла вон, будь добра! Инканто!.. С тем же успехом можно было бы ей вжухнуть!
Об этом знают немногие, но... Когда я жил в Лондоне в 1870-х годах, мне было очень нелегко. Я старался, но... выход найти не мог. И в одну очень пасмурную ночь добрался аж до края моста Лэк-Фрайерс. И если бы не Камилла, меня бы сейчас не было. Она единственная, кто остановил меня. И она меня спасла.