Цитаты и высказывания из сериала Клиника / Scrubs

Никто из нас не хочет признаваться, какими уязвимыми мы себя чувствуем.
— Так, Тэд, Мы придумали, как избавить тебя от страха.

— Убить меня? Я бы попробовал.
— Я Боб Келсо, я прихожу сюда, потому что моя жизнь пуста. А еще я люблю проституток.

— Это смешно, потому что это правда.
Мы не можем спасти людей от самих себя. Мы их лечим. Поэтому ты вылечи того парня с пневмонией, а когда он вернётся с раком — будешь лечить рак
Какие красивые у неё глаза. Они такие огромные, что я вижу в них своё отражение… Чёрт, а я симпатичный!
А теперь об очень хороших людях, о тех, кто работает не покладая рук... То есть ОБО МНЕ.
Битва полов никогда не закончится. Иногда мужчинам приходится уступать. Иногда достаточно сделать правильный шаг. А, иногда, и пусть это прозвучит банально, мужчине нужно быть рядом!
Знаешь, Дженни, скорбить можно по-разному, но по-собачьи не лучший способ.
— Даг, какого черта ты меня бьешь?!

— Я думал, ты труп.

— Ну и какого черта ты меня бьешь?!

— Мертвые должны быть мертвыми.
Наверное, признать свою ношу — уже значит на половину выиграть. И твоя ноша кажется не такой уж тяжёлой, если увидеть, с чем приходится сталкиваться другим.
Господи Боже мой, я знаю столько способов тебе ответить: нет, никогда, даже не думай, ни за что на свете, нет-нет-нет, ни в коем случае, ответ отрицательный, ответ жестоко отрицательный, нет, неаааа… и, конечно, мой любимый — человек, падающий с высокой скалы… внимание: «НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!» ппфух.
Я в своём воображаемом стеклянном коконе... Если что — стучитесь...
Девочки, давайте представим, что моё терпение — это что-то вроде... ммм... даже не знаю, скажем... вашей девственности. Вам кажется, что она всегда будет с вами, но вот однажды на первом курсе, тёмным холодным вечером, когда вам грустно и одиноко, к вам заходит ваш однокурсник Кевин, который хочет остаться просто друзьями, с дешёвой мелодрамой и не менее дешёвой упаковкой пива. Влево — вправо, тудым — сюдым, и ваша девственность улетучивается навсегда... ха-ха... да... навсегда! Прям как моё терпение...
Нельзя недооценивать окружающих в любом случае, они могут предать, обмануть, в конце концов вы можете пожалеть что были с ними знакомы.
А ты, юная истеричка, скопище неврозов, беги со своими ля-ля к ляляпологу. Если ты настолько тупа, чтобы наехать на главврача из-за якобы обидного словечка, то тебе надо сменить капитана в своей головушке, потому что он в жопу пьян.
... Заткнись! Заткнись! Заткнись! Заткнись! Заткнитесь все! Кто вы такие, чтоб давать мне советы и осуждать меня?! Вы только и делаете, что ноете, как вам тяжело в ваших отношениях! Да, да, да, знаете можете не смотреть на меня своими страшными глазами, я вас не боюсь! «Ой, нет Джордан уделяет всё внимание только ребёнку!» Как, наверное, это тяжело для доктора, который хочет, чтобы всё внимание уделяли только ему! А вы двое ссоритесь с того момента, как обручились! Вы думаете, ваша проблема такая уникальная, да? А может, вы просто испугались? А ты знаешь, я уже готов забыть на секунду, как буквально месяц назад ты мне говорила, что у тебя ни с кем никогда не будет никаких отношений. Так забавно смотреть со стороны, как ты сама же их теперь и губишь! Единственное, что поднимает мне настроение — когда я сижу дома, уставившись в потолок и мечтаю, чтобы рядом был хоть кто–нибудь с кем можно было бы поговорить — это то, что никто из вас, идиотов, не понимает, какие вы же, блин, счастливые!
Молодец, мисс Марпл! А теперь посмотрим, сможешь ли ты разгадать тайну пропавшего бэйджика?
Боб, когда князь тьмы наконец-то заберет тебя домой, к себе, обещай мне, что ты завещаешь свое тело науке, нет, не медицине, нет, а NASA, потому что когда эти бритоголовые умники отчаются понять, как же выглядит черная дыра, они случайно взглянут на то место в твоем теле, где должно быть сердце, и воскликнут: «Чёрт возьми, да вот же она».
Удивительно, как много могут изменить слова...

It's amazing how a few simple words can change everything.
Даже странно, что я подталкиваю её к Нику, ведь сегодня утром я был готов его придушить. Правда, он такой вежливый, что наверняка стал бы мне помогать себя задушить.
— А я уже стал представлять родительские штучки, ну там подгузники, первые шаги и первая игра в бейсбол. Я даже попросил Терка научить меня бросать мяч по-мужски...

— А если родилась бы девочка? Ты кидал бы как обычно.
Может, и вправду плохое случается не просто так. Отстранение от работы помогает укрепить отношения, а сложные ситуации помогают людям стать ближе, и всё-таки будьте осторожны, потому что если верить, что на всё плохое в мире есть своя причина, бывает очень больно, если вы не найдёте эту причину...
Легких побед не будет никогда, ты должен либо попробовать и выиграть, или не пробовать вообще.
Люди — не шоколадные конфеты, вы знаете, кто люди? Сволочи. Сволочи, облитые сволочизмом со сволочной начинкой, но они раздражают меня меньше, чем наивные оптимисты, которые отрыгивают солнечный свет.
Мои эмоциональные проблемы начались в пять лет, когда я зашел в спальню к родителям и застал их занимающимися сексом. И как бы я не старался остановиться, я своими руками разрушаю собственную жизнь. Вот так. Я самовлюблённый пессимист, у меня навязчивые комплексы и я боюсь близости. И все мои отношения — это истории самовредительства, после которых я впадаю в полосу чёрного отчаянья.
Насколько же требовательным бывает наше эго, иногда оно требует от вас точной информации, что вы сильный или устрашающий. Оно может даже заставить вас бояться попросить помощи, но вместо этого мы просто надеемся, что кто-то заметит это.
— Ребята, мы должны помочь Элиот.

— Она же сказала, что не хочет, чтобы ей помогали.

— А если бы Джей-Ди тонул и сказал бы тебе, что не хочет, чтобы ты его спасал, ты что, не спас бы?

— Ну это от многого зависит. Может, в бассейне симпатичные цыпочки, и он хочет чтобы одна из них спасла его.

— Допустим, в нем нет женщин.

— В бассейне всегда есть женщины.

— Отлично, он в пруду!

— Я не буду плавать в пруду никогда! Там змей много.

— В нашем бассейне по вторникам мужской день, можно там поплавать.

— Ты бывал там в мужской день? Нет уж, извините.

— Ладно, хорошо! Допустим, тонет Тёрк.

— Ну конечно! Как черный — так значит сразу и плавать не умеет!

— А че он полез туда вообще?

— О боже. Да я лучше пойду играть в прыткие шары, чем буду объяснять очевидное двум идиотам.
Ну ладно, ты победила, можешь совершить свою ритуальную пляску, или принести в жертву черного козла, или что ты там делаешь, когда рада..
Для меня секс — это игра в теннис со стенкой — помахал полчасика ракеткой, пропотел и порадовался, что не попал себе в глаз.
Даг, это наш морг! Смотри, какая милая бирочка! Прям как на подарке...
За нашу смерть! Пусть для наших родственников она будет несвоевременной и крайне неудобной!
Я тебя люблю!... А теперь со мной пару дней не разговаривай.
Если ты в 44 года надеваешь комбинезон не для того, чтобы залезть в кабину ракеты, велика вероятность того, что в жизни ты пару раз повернул не туда.
Постеры не могут сделать нас примером для подражания, если на самом деле на нас и так все ровняются.
Странно понимать, что тебе не хватает кого-то, кого ты практически не знаешь.
— Я выяснил, почему ты внезапно потерял сознание.

— Мужчины не теряют сознания. Мы неожиданно ложимся подремать.
Просто удивительно, как за 1 секунду может измениться весь мир!
Любовь как бабочка: сожмешь слишком сильно — раздавишь, отпустишь — и она улетит.
— Сынок, ты принимал наркотики за последние 48 часов?

— Нет, сэр, я вообще не употребляю наркотики.

— Я спрашиваю, потому что наша инъекция в сочетании с наркотиками тебя убьет.

— Ах, наркотики! Да, было дело
По какой статистике?! Причём здесь статистика?! По статистике, 80% больных раком поджелудочной умирают в течение 5 лет, 95% аппендэктомии проходят без осложнений. Мы видели раковых больных, которые выжили, и пациентов с аппендицитом, которые умерли. Статистика не имеет отношения к конкретной жизни. Либо ты будешь хорошим отцом, либо не будешь. В конце концов твои родители развелись, а ты ухитрился стать относительно неплохим врачом.
— О, мистер Борланд, швы на вашей грыже уже заживают!

— Может, вы чмокните?

— Может позже...