Цитаты и высказывания из сериала Клиника / Scrubs

Я всегда думала, что если вам суждено быть вместе — вам будет легко. Что даже если будет трудно — всё равно будет легко.
— Уборщик, у тебя никогда так не было, чтобы ты смотрел на себя и мечтал стать совсем другим?

— Нет, я по жизни победитель.
Так вот что такое страх, да? Как будто ты пьян, только как-то так убого.
Наверное, проще всего что-то потерять, когда ты этого слишком хочешь.

The easiest way to lose something is to want it too badly.
Надо что-нибудь сказать, чтобы отвлечь их от этого разговора... Мужские стринги!
мыслях] — О, Господи, ты переспал с лучшим другом, надо тщательно подобрать слова!

— Классно потрахались, кореш!
— Но я смирюсь с твоим присутствием на важнейших событиях в жизни Джека.

— Я с удовольствием приеду на его день рождения.

— Я сказал важнейших событиях! Выпускной, свадьба, развод, похороны. Всё! Большая четвёрка.
— У меня наконец-то есть братик!

— Ну, либо он гений, либо идиот...
Когда мой отец хотел показать, что любит меня — он просто специально промахивался, швыряясь в меня бутылкой.
— Я так понимаю, вам что-то было нужно?

— Спокойно, никому не нужна ворчливая боксёрская груша. Да, у меня для тебя есть работа. Кстати, это мои друзья.

— Ух, ты! Наверное, это значит, что он меня немножко уважает!

— Рэнди, Джесси! Я нашёл вам мартышку, которая будет снимать на камеру процесс родов.
Жизнь такая тяжёлая штука, что ты не выживешь в этой помойке, если не научишься выпускать пар...
Девчонки, если б мне утром сказали, что я вас смогу уважать ещё меньше, я бы не поверил.
— Пломакс — самое эффективное средство против аритмии с минимальным побочным эффектом, только тошнота, импотенция и недержание кала.

— У меня от одного разговора наметились два из трёх симптомов.
Так, Джейсон, когда проводишь осмотр пациентки, её грудь может быть здоровой или больной, но никак не «охренительный шестой номер», понял?!
Важен тот человек, который приходит на помощь тогда, когда его даже не просят.
Как вы терпите эту форму? Она мне так в жопу врезается, что аж на горло давит!
— Нет, доктор Кокс, вы сами сделаете всю свою работу!

— Барби, такое ощущение, что ты наконец-то сделала операцию и вставила себе позвоночник.
– Доктор Кокс, я с этим цветом не похожа на клоуна?

– Ну что ты, барби, нет. Ты похожа на проститутку, которая даёт только клоунам.
Я тебя люблю. Ты бесишь меня больше, чем это вообще возможно в принципе, но я хочу прожить с тобой каждую эту раздражающую минуту.
— У меня нет времени морочиться с твоими сексуальными мелочами.

— Правда? А она два года с твоей мелочью морочилась.
В медицине половина успеха — это поверить в то, что ты самый лучший, самый умный, самый удачливый врач из всех, кто ходил в этих стенах.
У каждого своя ноша, Джей Ди. И я не хочу быть одним из тех, кто перекладывает свою ношу на других.
Если вы что-то умеете, а ваш разум всё время ставит на вашем пути преграды, убедите себя в том, что сможете всё это преодолеть.
К несчастью для меня я не любил Элиот. Но, как настоящий мужчина, я знал, что надо делать, даже если это нелегко... Я проведу с ней остаток жизни.
— Мне очень жаль...

— Нет, это мне жаль. Это был момент слабости. И никто не должен был этого видеть.
Пэрри, я не психанула, потому что мы с тобой два независимых человека и мы редко делимся своими чувствами. Я не разозлилась, потому что не была удивлена. Хотела бы я, чтобы все было иначе? Иногда. Но наши отношения работают так, и мне придется с этим смириться.
Я понимаю, есть мужики, которые носят цветочки; есть мужики, которые пишут песенки о любви... Но перед тобой сидит мужик, который перенес две операции на своем члене, чтобы сказать, что он хочет общаться более открыто.
— Женщины как сороки — любят все блестящее, все, что можно носить в ушах, на шее, в сосках.

— У сорок есть соски?
Мне не нужны отношения. Я хочу быть как остров, понятно? Посещать остров можно, но оставаться на нем нельзя. Так безопаснее.
— Ты слишком самокритична.

— Вовсе нет, просто я тупая, страшная и у меня поросячья мордочка.
— Тебе знаком термин «мания величия»?

— Да, это я его придумал. А сам я тихий, незаметный уборщик...

(– Тебе знаком термин мания величия?

– Да я придумал этот термин. Сам я скромный, неприметный уборщик, который силой разума контролирует других людей.)
— Почему ты отказался от должности?

— Ты сказал, там одна бюрократия, я не хочу быть несчастным.

— Тебе же это нравится.

— Меня будут ненавидеть.

— Тебя и так все ненавидят. Знаешь, почему ты отказался? Потому что ты маленькая испуганная киска.

— Что-что?

— Что, плохо слышишь? Ушки у киски маленькие.

— Боб, не наглей.

— Ну извини, может у тебя настроение поднимется, если ты моток погоняешь. А, киска?
— Ну и, что ты сделаешь, слабак? Дашь мне в глаз?

— Возможно.

— Моли Бога, чтобы я после этого умер. Потому что если я выживу, ты покойник. Ой, какой тортик.
Слушай, мы оба мужики! Кто-то чуть больше, кто-то чуть меньше, но всё же...
— Я бы хотела, чтобы операцию мне делали под гипнозом.

— А я бы хотел переспать с Бейонсе Ноуз, а не со своей женой, но этого тоже не будет.
— У меня вчера было почти свидание. Какой-то мужик, который ехал рядом со мной в автобусе, заснул, завалил голову мне на плечо и пустил слюну.

— Ну ты и шлюха.
— Не знаю, каково это — болеть раком, но уверена, что это — отстой.

— Отстой полный!
— Как дела?

— Нормально. А у тебя как дела?

— Как обычно осенью. Понимаешь, лето закончилось, дни становятся короче, от этого нападает такая... как бы сказать-то...

— Тоска?

— Да, точно. Я уборщик, я не знаю слово «тоска», конечно. Я-то собирался сказать, что от этого на меня нападает такая… швабра!
— Зато Вы хоть плакать перестали.

— Не совсем, просто у меня больше не получаются слёзы, я намеренно себя обезвожил. Это рискованно, но доктор Джарвис утверждает, что я буду в порядке.

— Рядом с вами никого нет.

— Да? Тогда мне нужна капельница...
— Так, ладно, меня ждет грыжа.

— Как зовут пациента?

— Его зовут пациент с грыжей, но мы так близки, что я зову его просто грыжа.
— Как часто вы занимаетесь сексом?

— Сегодня два раза.

— Вообще-то трижды... Последний раз ты спал.

— Так это было на самом деле? А я-то подумал, странно, ты мне снишься в эротическом сне.

— Я не разрешаю ему видеть меня в эротических снах. Там все слишком странно.

— Цирк Дю Солей отдыхает. Однажды она приснилась мне без кожи...
— Ты мне только что в эротическом сне снилась.

— Серьезно? Я там была девочкой?

— Да, девочкой! Сделай одолжение, не говори об этом Карле, а то она начнет ревновать, злится.

— Но мы не сделали ничего такого, чтобы ей ревновать.

— Еще как сделали!
— Слышал? Она назвала тебя доктор Дёрг.

— Подумаешь, ты ещё не слышал, как зовут доктора Калупу.