Цитаты и высказывания из сериала Близкие друзья / Queer as folk

Я знаю, ты любишь... несмотря на все твои попытки, никогда не позволяй другому сердцу прикоснуться к твоему, допуская, конечно, что у тебя есть сердце. Этот маленький настойчивый парнишка как-то пробрался за колючую проволоку — вот что произошло, да? Признай правду... ты любишь его, правда?
— Майки, ты идешь на парад завтра? Там же будет куча отличных мальчиков с великолепными задницами!

— Мама, какой же ты все-таки педик.
— Дэбби, я уже не ребенок!

— Ты никогда и не был ребенком!

— Я знаю, Джастин... Но для меня ты всегда останешься ребенком!
Недостаточно самому снять парня, надо еще, чтобы твой лучший друг ушел домой один.
Потому что трагизм этой жизни в том, что не все рождены носить лайкру.
— Я обожаю Париж!

— Ты никогда не был в Париже.

— Но я знаю, что полюблю его, когда окажусь там.
— Я приготовил только на двоих.

— И кто из вас ко мне присоединится?
— А он горяч. Жаль только, что натурал.

— Ну можно же девушке помечтать!
Пока все твои эрогенные зоны прикрыты, можно считать, что ты одет консервативно.
Нет смысла делать что-то, если собираешься делать это вполсилы.
— Я знаю, то, что случилось с тобой, — просто дерьмо. И я не буду тебе рассказывать всю эту оптимистическую чушь, что все происходит не просто так или что Господь хотел, чтобы ты был сильным. Потому что, милый, если бы кто-нибудь мне такое сказал, когда Вик умирал, я бы ему, ***ь, по зубам врезала.
Знаешь, каждый год я желал одного и того же... любить кого-то и чтобы он любил меня. В этом году, думаю, я пожелаю кое-что другое: мудрости и зрелости, чтобы понимать, что я не найду того, чего хочу, если буду искать этого; не ждать, что кто-то даст мне то, чего я никогда не мог дать сам; что я не половинка, которая хочет стать целым… И даже если этот особенный человек никогда не появится, у меня всё будет прекрасно.
— Ну как вам?

— Ну-у, ты молодец.

— Классная рубашка.

— Ты знаешь, ты великолепен.

— Жутко смотреть.

— Да, ну хоть кто-то честен... Мудак.
— Уйти в сиянии славы, как Кобейн... Джеймс Дин... Хенрикс... Они все легенды. Они всегда будут молодыми. Они всегда будут прекрасными...

— ... и они всегда будут мертвыми!
Я мечтаю о том, чтобы понять, о чём же я мечтаю.
— Это был твой отец, Брайан! Он заслужил уважение, хотя бы после смерти.

— Чушь собачья. Если ты не заслуживал уважения при жизни, ты не заслуживаешь его и после смерти.
— И что это за странные голоса я слышу? Ты собираешься стать чревовещателем?

— Это единственный способ услышать то, что хочешь...
— Вот назови мне хоть одну вескую причину, почему голубой в здравом уме может захотеть привести ребенка в этот мир.

— Погоди минутку... Стой! Чтобы позлить натуралов!
Неважно, насколько погано все бывает. У меня всегда есть моё искусство. Это единственное место, куда я могу уйти и быть в безопасности.
Если бы Господь хотел видеть меня на льду, он сделал бы меня коктейлем из мартини с водкой.
— Ну что это, шоу «Педики на льду»?

— Нет, это олимпийская команда по фигурному катанию...
Как же мужчины-геи одержимы молодостью и красотой! Целая субкультура убеждена, что счастье заключается в отсутствии складок на боках. Как жалко. Как трагично. Как прибыльно..
Когда я училась в иудейской школе, Рави Протеш всегда говорил: «Если вы когда-нибудь забудете, что вы евреи, то не евреи напомнят вам».
— Ты лучше сдай машину на перекраску, прежде чем доедешь до офиса.

— Я не буду её перекрашивать, она мне так нравится.

— Ты с ума сошёл!

— Нет, это они сумашедшие. И вот что я скажу — *** их всех. Пусть хоть неоновую надпись в небе сделают «педик»!
— Я просто зря теряю время и деньги.

— Хватит продавать себя. Ты же знаешь, ты не шампунь.
Лучше подари ему камасутру и затрахай его досмерти.
— Что это с ним?

— Мы не разговариваем.

— Творческие разногласия?

— На самом деле у нас полное согласие — он считает, что я засранец, а считаю, что он.
— Помнишь тот уикэнд, когда самолет Джон-Джона разбился?

— Его все время показывали на пляже. Без рубашки. Я даже не знал, дрочить или плакать.
Я всегда говорила, что дело не в том, кого ты любишь, а в том, как ты любишь. Господь раздает гениталии только в качестве аксессуаров.
— Пять пар джинсов, семь рубашек, четыре свитера и десять футболок.

— Надолго ты едешь?

— На уикэнд.

— Ясно. Смена белья, упаковка презервативов, тюбик смазки. Все, ты собран.
— Кто, ***ь, мог украсть соковыжималку от Филиппа Старка?

— Замученный жаждой вор с хорошим вкусом?
— Мы стараемся, чтобы родители Линдси чувствовали себя как дома.

— Вам надо было гробы напрокат взять.
— Как, ты думаешь, я заставила его выжить? Я продолжала орать: «Блять, да сдохни ты наконец уже!». Помогало, как по волшебству.
— Я бы не стал встречаться с ВИЧ-инфицированным.

— Должна сказать, мне это странно слышать от одного из вас, ребята, учитывая, сколько парней вы трахаете. У кого-то из вас тоже могла быть положительная реакция. И причина того, что это не так, далеко не в том, что вы всегда осторожны. Дело в том, что вам везет. Вам ***нно везет. Так что не говорите мне, что вы не можете любить кого-то только потому, что ему не повезло так, как вам. Это ещё больший повод любить его, если вы спросите.
— Работаешь так поздно?

— Одно из преимуществ партнерства: даешь людям что-нибудь сделать, а они это ***ывают, и тебе приходится делать это самому.
Если это хоть как-то демонстрирует твою технику, то я удивляюсь, почему у тебя всё ещё есть бойфрэнд.
— Ты очень меня поддержал, но если мы безнадежно заблудились, и я не смогу пережить буйство стихии... Я хочу, чтоб ты знал — я даю тебе разрешение съесть меня.

— Спасибо, Тедди. Это самое щедрое, что один человек может предложить другому.
What about us? We don't have any beeps or wires with little white dots telling us we're alive, so how do we know? I guess we just take each other's word.

А как насчёт нас? У нас нет датчиков и проводов, и белых точек на мониторе, чтобы показать, что мы живы, так откуда мы вообще об этом знаем? Приходится верить друг другу на слово.
— Скажи, что это мир не катится в дерьмо.

— Этот мир катится в дерьмо.
И ты обернулся... и улыбнулся... и тогда я понял, почему Дэбби зовет тебя Солнышком.