Цитаты и высказывания из сериала Люцифер / Lucifer

— Вы знаете, почему я Вас остановил?

— Очевидно Вам захотелось воспользоваться свой скромной долей власти и наказать меня за превышение скорости. Ничего, я Вас понимаю. Я тоже люблю наказывать людей. Ну, раньше любил.
— Ты — какая-то пародия на всё божественное.

— Спасибо! Спасибо, но я в последнее время много думаю. По-твоему, я стал Дьяволом по своей злой природе или потому что так решил папочка?
— Аминодиль, как дела, здоровяк?

— Тебя просят вернуться в потусторонний мир.

— Ой, сейчас, секунду. Позволь мне глянуть на расписание. Так, свободные даты: «никогда» и «даже не надейся». Вам подходит?
— Что Ваша коррумпированная конторка будет делать?

— Прошу прощения!?

— Вы найдёте и накажете виновного? Это дело будет для Вас приоритетным? Для меня — да.

— Яйца у тебя здоровенные.

— Большое спасибо, но на самом деле яйца у меня средние.
— Ты идёшь или как?

— Извини, я думал, это та часть, где ты меня покидаешь и говоришь что-то вроде: «Люцифер, стоять! Хороший Дьявол!»
— Я видела, Ник нажал на курок. Я слышала выстрел. Но Джош не мёрв. Ты зарядил холостыми? Это просто представление, чтобы Джош разговорился?

— Это, вероятно, более правдоподобно, чем мой ангельский брат, который замедлил время, чтобы я убрал пулю, верно?
— Так откуда у тебя это платье?

— Осталось от одной из моих ночных гостей.

— Так как же она ушла?

— С улыбкой.
— Вы когда-нибудь видели лицо дьявола, милейший?

— Каждое утро в зеркале, приятель.
— Взгляните на этот мир — грехи, похоть — это дьявольские козни.

— Нет, нет, это мне не приписывайте, вы, люди, отлично справляетесь и без меня.
— Он в тебя стрелял… Почему ты такой живой?

— Я вижу, концепция бессмертия тебе пока плохо дается.
— Уж не знаю, посмеяться или пристрелить тебя.

— Удиви меня.
— Тебя как-то не беспокоит то, что я – принц тьмы

— Я готова поработать над смыслом этой метафоры.
— Увидев необъяснимое, я ищу ответы.

— Я дал вам ответ, детектив. Я не виноват, что вы его не принимаете.
— Наверняка есть заблудшие, с которыми мы можем спутаться.

— Нет, спасибо.

— Мне же больше достанется.
— Боже, что ты тут забыл?..

— Ничего божьего, я тут по своим делам.
— Если бы ты сделал то, о чём я тебя просил, ничего бы этого не было, и я был бы дома.

— На небесах? Серьёзно? Ты уверен, что это всё ещё твой дом после всего, что ты наделал? Ты спал с демоном, думаю, папа отправит тебя в другое место, куда-нибудь... Не знаю... В тёплые края.
Нельзя положить двух людей вместе, как кукол и думать, что они помирятся. Отношения требуют времени и усилий! И надо работать над ними, как… как на работе.
Самое сложное, что нужно сделать каждому – это научиться быть собой.
— Притворимся на минутку, что ты другой человек – вежливый, зрелый.

— О! Я люблю ролевые игры.
— Детектив, вы забыли открыть мне машину.

— Ведешь себя, как ребенок — вот и получай.

— Что?! Разве законно запирать ребенка в машине?!
— Может, будем держаться границ твоих умственных способностей?

— А может моя простота предлагает другую точку зрения?
— Ты, наконец, начинаешь понимать свои эмоции. Ломаешь установки.

— Вообще-то в этом и проблема. Поставь мне их, пожалуйста, обратно.

— Зачем?

— Все эти эмоции чертовски мне неудобны, вот зачем.
Быть одному и быть одиноким – это совершенно разные вещи.
— Я поищу отца Фрэнка, а ты ни во что не лезь.

— Это же церковь! Что я, перемолюсь, что ли?
— Мы не всегда это понимаем, но у Бога есть план.

— Да, я в курсе. Но почему все думают, что это хороший план?
— Горишь желанием вернуться к новому другу?

— Что? Перестань. Дьявол дружит со священником? Абсурд.

— Это до абсурда очаровательно.
— Давайте вернемся к абсурдному заявлению о нашей с вами похожести.

— Вы правы, мы не похожи.

— Спасибо.

— Я играю на фортепиано намного лучше вас.
— Забавно, я всегда относился к благодетелям с жалостью, зная их маленький грязный секрет.

— Какой?

— Что делать добро очень приятно!
Я застряла там, где мне нет места, и в ближайшее время выхода не предвидится. Мне надо придумать, как стать более… нормальной.
— Тебе легко говорить, это не над тобой насмехаются. «О Боже!» то, «О Боже!» это. Возникает повсюду и портит все, что я люблю!

— Не хотела бы я оказаться у тебя в голове.

— Тебе не понять, твоя мама — чудесная женщина.
— Ты разрушил мою жизнь. Меньшее, что я могу сделать — испортить твой вечер.

— Как ты меня нашла?

— Шла на сладкий запах неудачи.
— Немногословная и злобная.

— Ну так… Столько ботокса. Удивительно, что она ещё может жевать.
— Плохиш с золотым сердцем — просто моя копия. Может, я сейчас свое убийство раскрываю.

— Только ты можешь из трагедии повод поговорить о себе.

— А о ком мне еще говорить?!
— Я дам тебе шоколадный торт.

— Я хочу денег.

— Оу… нравится мне твой стиль.
— Слушай, тебе все равно кого бесить, да?

— Абсолютно!
— Твоя потасовка с проповедником попала в новости.

— Ах это… Это было пять катастроф назад.
Иногда нужно потерять что-то, чтобы понять ценность этого.
— Почему меня винят в их маленьких грешках? Будто я шепчу им на ухо, заставляя совершать то, что в ином случае они считают предосудительным: «О! Это дьявол меня заставил!». Я никогда никого не заставлял ничего делать! Никогда!

— Случившееся с тобой несправедливо.

— Несправедливо? Это неправомерно! Целую вечность мое имя используют, как иллюстрацию для своей порочности.
— Тебе нравится, как приятно совершать добро, но настоящее добро должно исходить из самоотверженности и от всего сердца.

— Разумеется. Я всем сердцем хочу, чтобы ценили меня настоящего. У дьявола ужасная репутация.

— Значит, тебя волнует твой имидж, каким ты кажешься людям.

— И, всегда пожалуйста!

— Я к тому, что ты развиваешься в прекрасном направлении. Но добро – это не игрушки.

— Ну, а я поиграю с ним, как с игрушками.
— Какой у тебя план по поискам Малькольма?

— План? У меня? Я думал, это ты у нас эксперт по убийственным планам. Или нет, учитывая, что я все ещё жив.

— Я привел тебя сюда, чтобы мы вместе придумали план.

— Больше похоже на то, что ты свалил на меня тяжелую работу. Ну, во-первых, надо вернуться в прошлое и не делать из этого такую жесть.

— Я вдруг вспомнил, почему хотел тебя убить.
— Чего ты пытаешься добиться?

— Красивой смерти. Ну… или хотя бы кровавой.
Если мы хотим сблизиться с окружающим миром, иногда полезно просто принять его и тех, кто нас окружает.
– Можно сказать, я оказал тебе услугу.

– Кажется, я поняла, зачем ты оказываешь все эти услуги.

– Оу, правда?

– Дело во власти. Так ты ощущаешь превосходство, контроль. У тебя зависимость, ты постоянно хочешь разводить вокруг себя хаос, невзирая на последствия. У тебя будто какой-то комплекс Бога.

– Этого у меня определённо нет.
– У мамы есть один шрам.

– Где?

– На попе, её укусил Кракен.

– Ясно. Не туда зашёл наш разговор, но о каком Кракене ты говоришь?

– Это злобный чихуахуа моей мамы.
– Ты что, кинул в меня игрушкой?

– О, ты не спишь?! Раз так, то я хочу кое-что спросить.
– Начинаю понимать, почему ты выбрал этот образ. Всемогущий... неуязвимый...

– Не совсем.

– Или потому что тебе кажется, что все против тебя?

– Так и есть, но поверь, я ничего не выбирал. Как можно самому желать, чтобы тебя поносили?