Цитаты и высказывания из сериала Как я встретил вашу маму / How I Met Your Mother

— Я не хочу стрелять в оленя.

— Глупости, Робин-младший. Охота на оленя — это благородное занятие.

— Но они такие милашки.

— То же самое ты говорила о кроликах. Но помнишь, какие вкусные они были?
— Маршалл, твоя мама попросила принести тебе эти бутерброды, потому что она споткнулась о твои машинки и вывихнула лодыжку.

— Мистер грузовик в порядке?!
— Это же безумие! Никого не заводят мужские икры!!

— Ну да, я бы тоже так сказал, если бы у меня были маленькие тощие куриные ножки!

— Я буду на связи, ожидая твоих извинений!
— Что ты тут делаешь?

— Пытаюсь удостовериться, что мой друг женится на правильной девушке.
Тэд, единственные люди во Вселенной, которые не смотрели Звёздные войны — это сами герои Звёздных войн, и то потому, что они живут там!
— Как бы тебе это объяснить... Прошлой ночью я ел лучший торт в моей жизни. И теперь, думаешь, я собираюсь отпустить этот торт из своей жизни? Как бы не так, я собираюсь найти пекарню, что сделала этот торт и я получу еще кусок этого торта.

— Ты реально запал на этот торт, да?

— Он преследует меня.
Ты опечален, ты разбит, и когда все закончится, ты пойдешь домой, оденешь свои огромные семейные трусы и будешь дрыхнуть!
— Ты всегда льешь слишком много воды в овсянку.

— А чтоб они тонули, стервы!
— Барни Стинсон — мой бойфренд! Я уже сто раз это повторила, а все равно звучит глупо.

— Да что угодно будет звучать глупо, если повторить это сто раз! Миска.. миска... миска...
— Маршалл, а как же забота об окружающей среде?

— Я вертел ее на пне! Вот и справочка при мне!
— Оно имело признаки крысы и таракана. И размером было с картофелину.

— О, так значит, это был крысокарторакан.

— Не превращай это слово в смехотворно звучащее. Это крысокан.
— А теперь послушай. Когда бы ты ни почувствовал желание позвонить ей, ты сначала находишь меня. И я тебе по роже нахлестаю.

— Ты хороший друг, Тед.
— Наш почтальон ненавидит меня с тех пор, как я спросил, когда появится малыш.

— А она не была беременна?

— Нет, он совсем не был беременным.
— Ну ты же хочешь стать парнем Робин?

— Так, тихо, спокойно. Стой, стой, я не хочу становиться ее парнем.

— Ну а чего же тогда ты хочешь?

— Ну, не знаю. Я просто хочу быть с ней все время, хочу, чтоб она мне рассказывала, как прошел ее день, а я бы рассказывал о своем, я хочу держать ее за руку, чувствовать запах ее волос... Но я не хочу быть каким-то тупым «парнем».
Так, я на работу. Мне, знаете ли, нужно освободить стол от ненужных бумажек. Для стопки таких же ненужных бумажек. Но оно того стоит, не так ли? Ведь я делаю этот мир... таким же.
— Я знаю, о чем ты думаешь: «Вот бы я была мужиком..!»..

— Вот бы ты был мужиком.
— Поскорей бы посмотреть этот фильм!

— Кино просто супер! Чисто гипотетически, тебе нравятся фильмы, где герои в конце внезапно погибают?

— Да.

— Ты будешь в восторге!
Ох уж эти мамы, да? Мамы вечно переживают по пустякам. Я из комы уже через неделю вышел.
— Тед сказал, что перед аварией перед его глазами промелькнула вся его жизнь. Ну, знаешь, всё, что ему было дорого. С тобой также было?

— Ой, ну наверняка он увидел буфера!

— И скотч.

— И деньги.

— И костюм!

— Костюм из денег!

— Костюм из буферов!

— Гигантская титька, одетая в костюм из денег!

— Титька, которая вырабатывает скотч!

— Ну да, практически...
Это как сигареты. Ты скуриваешь одну по пьяне и думаешь, что все в порядке, но прежде, чем ты поймешь это, ты уже покупаешь блок в неделю.
К пятому классу я вырос до метра девяноста пяти и вдруг перестал!
Тед, дорогуша, выйди, пожалуйста на улицу, найди стену и убейся. Мы подойдем через минуту.
— Мы решили пожениться!

— О, как мило! Поздравляю, Лили! Маршалл, ты женишься?! Какого хрена?!
— О. Выглядит вкусно, пойду и себе возьму...

— Молоко закончилось.

— Но я же видел бутылку в холодильнике.

— Она пустая.

— Ну так выброси ее.

— Мусорный бак полон.

— Ну так вынеси мусор.

— Я ем хлопья!

— Знаешь, когда я предлагал тебе стать моей соседкой, я думал: «Она ведь девушка, она аккуратная», но нет же! ты огр из мести полудурков!
Будущее действительно пугает, но нельзя возвращаться в прошлое просто потому, что там тебе все знакомо. Возможность заманчивая, но… Так нельзя.
— Бросание букета — это просто дебильная традиция!

— Так, значит, ты не собираешься этого делать на своей свадьбе?

— Да, черт возьми, я собираюсь взять эту цветочную гранату и швырнуть ее в толпу, а потом крикнуть: «Ползите за ним, сучки!».
Самое главное в Angry Birds — это всегда пытаться предвидеть всевозможные исходы и фигачить свиняток камнями или чем-то там...
— Родная, лучше нам не торопиться... потому что, мне кажется, беременность влияет на твои решения.

— Да нет, нет, Маршал, мы не должны упускать такую возможность! Только потому что во мне сейчас растет гриб...

— Плод.

— ... Не означает, что мои думственные народности...

— Умственные способности.

— ... Стали пуповидными!

— Я... Я понятия не имею.
— Как ты можешь любить Робин и продолжать спать со всем, что движется?

— Прости, я не улавливаю твою мысль...
Ртом можно делать так много чудесных вещей, зачем растрачивать его на разговоры?
— Лили, ты не думаешь, что это слегка эгоистично — не допускать мысли, что существует что-то большее, чем мы? Что-то прекрасное и сильное, перед чем мы должны склонить головы?

— Бог?

— Оборотни.
— Хотите поговорить по-взрослому? Я только что в прямом эфире, ведя репортаж, шлепнула себя по жопке.

— О, наконец-то появился хоть один хороший канал.
— Маршалл убежал из-за таракана.

— Это была крыса!

— О да, прости, моя вина. Ты мужчина, конечно!
— Я проткнул Лили. Я проткнул мечом свою невесту.

— Да брось, Маршалл, ты действительно думаешь, что у тебя все ещё есть невеста?
— Ты что, рисуешь на своей заднице?

— У меня очень скоро важное собеседование, а на этом костюме куча дыр. Я не умею шить, я не владелец компании по вышивке, поэтому я... Да, я рисую на своей заднице!
Здесь все такое темное и небрежное, и, похоже, всё очень нелегально. Это все равно, что находиться в голове Барни.
И вот что самое лицемерное: даже если ты сохранишь каждое дерево в лесу, чтобы лес не превратился в автостоянку, то где же ты будешь парковать свою машину?
Знаешь, Барни, для кого-либо другого это было бы новым уровнем низости, но, к несчастью, для тебя это только середина.
Чувак, мы ещё не прошли всю легендарность, мы только на «ле». Нам ещё нужно посетить «ген», затем «дар», а затем «но»!
Я скучаю по тебе. Не в том смысле, что «давай встречаться», даже не в том смысле, что «я прощаю тебя». Но в том смысле, что я просто «скучаю по тебе».
— И как твой первый выпускной?

— Вот скажи мне. Я ненавижу свое платье, парень, который меня пригласил, напился, и его вырвало прямо на меня, была большая драка, и я целовалась с девушкой.

— Ну, короче говоря, это был выпускной!
Ты только что оскорбила того, кого я ненавижу, упоминанием о том, что мне нравится. Чёрт, ты становишься все привлекательней и привлекательней!
— Я могу съесть немного еды. Она просто приходит, чтобы потом покинуть меня.

— По крайней мере, по этому сценарию ты сам инициируешь расставание.
— Готова поспорить, ты умеешь чертить. Тебе стоит начертить меня.

— Ну я могу попробовать, но ты можешь стать похожей на средневековую трехэтажку.
— What? We're under oath.

— No, we're not. Do you even know what an oath is?

— Uh, yeah. Courthouse. We're under it.

— Что? Мы под присягой.

— Нет. Ты хоть знаешь, что такое присяга?

— О, да. Это здание суда. И мы под его крышей.