Цитаты и высказывания из сериала Доктор Кто / Doctor Who (1963-1989)

Я не верю, что человек был создан, чтобы им управляли машины. Машины могут создавать закон, но не вершить правосудие. Это дано лишь человеку.
Прямая линия, может, и кротчайший путь от одной точки к другой, но не обязательно самый интересный.
— Просто было бы хорошо, если бы он не упал и не сломал ногу. Ты никогда не думал, что он этого заслужил?

— Да.
Лучше приглядеть за ним: у него есть свойство попадать в неприятности.
— Вам следует почитать Пиррона, мой друг. Он основал скептицизмпрекрасное качество в вашем деле.

— Что же, спасибо небесам за то, что вы таки прочли Пиррона, Доктор.

— Читал?! Да что вы такое говорите, я общался с этим человеком!
— Очаровательная женщина...

— Доктор!

— Такая интеллигентная и мягкая...

— ДОКТОР!
— Это к лучшему, что вы не знаете, как это произошло с нами.

— Но мы, возможно, в состоянии помочь вам!

— Нет, Барбара, я давно научился не вмешиваться в дела других людей.

[Йен смеется]

— Ничего смешного! Во мне ни грамма любопытства, мой дорогой! Так почему вы в беде?!
Быть смелым — это не значит «ничего не бояться». Это значит — бояться, но всё равно продолжать делать то, что должен.
— Ты же не думаешь о том, что я думаю, что ты думаешь?

— Я думаю, Джейми, это зависит от того, что ты думаешь, что я думаю!
— Что это было, Доктор? Какой-то газ?

— Газ? О господи, да за кого вы меня принимаете?.. Нет, это было что-то вроде усиленной бомбы-вонючки с несколькими добавками для пущего эффекта. Уверяю, это совершенно безопасно, но нам лучше уйти, пока... Фуф...
— Ты уже придумал что-то умное, Доктор?

— Думаю, да.

— И что ты будешь делать?

— Тресну его камнем.
— Не могу поверить! На этом корабле столько всего надо переделать, а ты взволнован из-за вешалки для шляп!

— Ну, надо же с чего-то начать!
— Объясни мне, каким образом ТАРДИС больше внутри, чем снаружи.

— Хм? Хорошо, я покажу. Это потому, что то, что внутри, и то, что снаружи, находятся в разных измерениях. Какая коробка больше?

— Вон та.

— Ладно... [ставит большую коробку на консоль, отходит] А теперь какая больше?

— Вон та!

— Но выглядит так, будто она меньше.

— Потому что она дальше!

— Точно! Если бы можно было держать их друг от друга на таком же точно расстоянии и переместить сюда, большая поместилась бы в маленькую.

— Это глупо.

— Это трансцендентальная инженерия — ключевое открытие Повелителей Времени!
Пространственный трансцендентализм абсурден, но всегда срабатывает.
— С возвращением, Доктор.

— Я хочу знать только одно: что ЭТО?

— ЭТО, Доктор, называется килт.

— А вам идёт.

— Да?
Я не могу воплотить твои мечты в реальность навсегда, но могу сделать так, чтобы они сбылись сегодня.
— Это место абсолютно неприступно.

— Мне никогда не нравилось слово «неприступно» — звучит как «непотопляемо».

— А что такого в слове «непотопляемо»?

— Ничего, как айсберг сказал «Титанику»!

— Что-что?

— Буль-буль-буль...
— А Повелители Времени не разозлятся?

— Они будут в ярости!

— То есть ты намеренно убежал от собственного народа в старой ТАРДИС?

— Почему нет? В конце концов, так всё и началось.
— Что ж, пока... модник!

— Чучело!

— Goodbye... Fancypants!

— Scarecrow!
— Никто не смеет перечить Избранному...

— Кроме другого Избранного! А теперь, пожалуйста, отведи меня туда, где тебя нашли.
— Он один из НИХ, да?

— Не сколько один из НИХ, сколько один из НАС. Если быть точным, один из МЕНЯ.
— Я осмотрел все сады, и там нет ни дракона, ни сокровищ.

— Понимаю ваше разочарование, но я скоро грохнусь отсюда!
— А что такое железнодорожная станция?

— Место, где люди садятся и выходят из транспорта, движущегося с помощью парового двигателя. Редко вовремя.

— Как глупо.

— Ты так считаешь? Когда я был маленький, то хотел таким порулить.
Теперь я никогда не узнаю, прав я был или нет.
— Когда ты в последний раз нюхал цветы, смотрел на закат или наслаждался вкусной едой?

— Эти вещи несущественны.

— Для некоторых людей маленькие радости — единственное, ради чего стоит жить!
Можно замаскировать своё лицо. Но вот намерение не замаскируешь.
Риск, с кем-то разделённый — это удвоенный риск.
Похоже, я уже совсем не тот, что был раньше... Ну и слава богу.
— Доктор, почему у тебя к лацкану прицеплен этот сельдерей?

— Тебя это раздражает?

— Нет, просто интересно.

— Мера предосторожности. У меня аллергия на некоторые газы.

— И при чём тут сельдерей?

— Если в воздухе есть частицы этих газов, то сельдерей становится пурпурным.

— А потом?

— Я его ем. Для зубов полезно.
Новое тело — как новый дом. Нужно время, чтобы устроиться. Что это за физиономия?.. Ну, ничто не совершенно. Нужно вязать грубое с гладким. Понимаю тебя — я и сам думаю, что нос определённо стал лучше. А насчёт ушей... я не очень уверен. Скажи, только честно — что ты думаешь насчёт ушей?
Когда-то, давным-давно, в такой же стране, как наша, жил король. Это был славный король, хотя ему было уже много лет, и в таком возрасте немногие остаются добрыми. Он был очень-очень мудрым и обладал огромной властью. Но он был уже очень старым. И он понимал, что, несмотря на всю его мудрость и власть, вскоре ему придётся навсегда покинуть своё королевство и отправиться в мир вечной тьмы. Накануне своего ухода, когда врачи перестали качать головами, а женщины выплакали все слёзы, он позвал своего сына-наследника. «Всё, что ты видишь, подчиняется тебе, — сказал он. — Но помни одно. Лучшие рабы — это те, кто верит, что они свободны. Притворяйся тираном, но внушай не только страх, но и любовь». Но его сын пропустил эти слова мимо ушей. И когда все фейерверки уже были сожжены, а прежний король отправился в тёмный мир, новый король решил расширить свою власть. Он собрал всех людей и объявил, что отныне все их мысли должны в точности совпадать с его мыслями. Ни одно желание не должно существовать, помимо его собственных. И люди, будучи всего лишь людьми, согласились. Те, кто отказался, исчезли в темноте, а их семьи вскоре научились делать вид, будто отказавшихся и не было. Но и это не удовлетворило короля. Тогда он приказал, чтобы все животные в королевстве слушались его команд. Лошади должны были лаять, собаки — мяукать, рыбы — летать с дерева на дерево. Всё, как он хотел. И животные, будучи всего лишь животными, согласились. Только нескольких свиней пришлось убить, но против этого никто не возражал, потому что они были прекрасны на вкус. Кошкам тоже пришлось уйти, потому что никто не может им приказывать. Но вскоре люди и животные стали жить в полнейшей гармонии. Их жизни стали выражением желаний их повелителя.
Все живые существа подчинялись королю, выполняя все его приказы. Иногда это даже происходило до того, как он понимал, что хочет именно этого. Но король всё ещё был недоволен. Живые существа были ничтожной частью его подданных. Так что он начал издавать новые указы. Он приказал, чтобы волны омывали побережье только тогда, когда он захочет. Он приказал, чтобы ветер не дул, а втягивал. Время должно было идти не вперёд, а назад или в сторону. На то, чтобы убедить их, ушли годы. Солдаты рубили волны, пока их мечи не пропитались кровью волн, а ветер и время были заперты в глубоких темницах, пока не сдались от голода. Король теперь правил стихиями. Но он всё ещё был недоволен. Осталось одно существо, которое не желало подчиняться: музыка. Как же сильно король ненавидел музыку... Она отказывалась подчиняться, отказывалась вести себя дисциплинированно. Маленький речитатив без разрешения превращался в фугу, а кантата — в ораторию. «Кто-нибудь избавит меня от этих невыносимых мелодий?!» — кричал король. Стражи, обученные выполнять все его желания, даже крошечные, подчинились. Они заперли музыку. Всю — до последней ноты, паузы, все аккорды до самых невинных — и выгнали её из королевства. Музыка была изгнана навсегда. Наконец-то у короля появилась собственная Вселенная. Только его собственная, больше ничья. Он был счастлив, и никто не смел даже упоминать о том, что он изгнал единственные способы это выразить.
После изгнания музыки жизнь стала ужасно скучной — ни гармонии, ни ритма. Рабы не могли облегчить свои страдания при помощи пения, палачей преследовала тишина на казнях, и даже из голосов жён короля пропала любовь. В конце концов король помиловал музыку, но та не вернулась, как и не вернулись гонцы, посланные в мир вечной тьмы. Королю пришлось самому отправиться туда, хотя для этого и пришлось потерять много крови. Находясь между жизнью и смертью, он умолял музыку вернуться... А когда он очнулся, оказалось, что музыка всё же возвратилась. Дикая, злая, жестокая музыка, разрывавшая горло его подданным. Птицы падали с неба, волны разбивались о берега, а музыка сказала насмерть напуганному королю, что там, в мире вечной тьмы, она научилась внушать как любовь, так и страх. И тогда она убила короля и стала новой правительницей мира...
— Доктор, почему вы выказываете громадный интерес к наименее важным вещам, а?

— Иногда наименее важные вещи, мой дорогой мальчик, ведут к величайшим открытиям!
— В вашем мире меня не существует!

— Тогда вы и пуль не ощутите.
Похоже, что Повелители Времени запрограммировали ТАРДИС каждый раз возвращаться на Землю. Такое впечатление, что из меня сделали галактическое йо-йо!
Нефть, грязь, ядовитые химикаты — не причина загрязнения, Бригадир. Основная причина — всего лишь жадность.