Виктория Роа — цитаты, высказывания и афоризмы

Я уважаю проституток точно так же как и уважаю монахинь в прозрачной рясе из любимых фильмов. Если честно, то и от тех, и других, я не жду ничего серьезного. Они знают, что хочу я, и не задают лишние вопросы, но относятся ко мне с ноткой уважения, которым поливают свое тело перед нашей встречей. Они звезды, а я заблудившийся в двух портах моряк. Портовые меня знают со всех сторон. Удивлять никого не приходится.
Женщины — удивительные создания. Они готовы отдать всю свою любовь собаке, а не человеку. Странные все же они — любительницы животных.
Она частенько думала о том, как хотела бы улететь и стать свободной. Бабочки были тому примером.
Никогда не спеши с выводами, а иначе выводы тебя и подставят.
— Наверное, потому что твое либидо хочет меня, а разум отрекается от меня. — Мигель улыбается.

— Если бы мое либидо хотело тебя, то не сомневайся, ты бы уже с кляпом во рту ползал.
Стеснение — женское золото. Мужчинам нравится, когда барышня умеет смущаться и стесняться. Это их по-своему заводит.
Осознавать свою, так сказать, ненужностьхуже, чем вогнать занозу в палец.
Морг место не для слабонервных. Это то место, куда человек после смерти попадает просто по желанию других людей. Ведь когда человек попадает в мир загробный, то все последующие финты, которые с ним проделываются — привилегия родственников.
Робость и желания вещи слишком несовместимые.
Я спокойно отношусь к этому дому усопших, но попасть в него — несильно хочется. Если быть вернее, то совсем не хочу. Просто пусть после смерти я туда тоже не попаду.
Быть сексуальным для мужчины – естественно.
Его родная дочь…его кровинка…она безупречна, как молодая невинная женщина.
Вы схожи с моим отцом, упокой, Господь его душу. Он тоже ждал сына, который пойдет по его стопам, станет полицейским, но родилась я. Мама отказалась от меня, когда узнала, что девочка. Родители развелись, и всю жизнь хвостики мне делал папа, покупал леденцы папа, и первое нижнее белье покупал мне папа. Я любила его больше жизни, но когда он умер, я увидела сон. Он стоял на коленях, целовал мне руки, и умолял жить.
Ты такая сексуальная, когда проявляешь синдром «павлиньего хвоста» перед другими женщинами..
Мне казалось, что лишь с ней я могу быть той, которую сотворила природа и не стесняться этого.
Я никогда не думала, что смогу доставить наслаждение женщине. Как это приятно видеть, когда эта хрупкая бабочка, куколка-марионетка в твоих руках, словно во властных ладонях кукольника исполняет любые капризы.
Приходи — выбирай, властвуй — побеждай!» — Такой девиз этого заведения. Забавно, правда? Вся прелесть и сладость этого в том, что на абсолютно каждый товар найдется свой покупатель. В чем пикантность публичного дома? В честности. Каждый из нас, помнит, как в детстве засматривался на ту блондинку красотку из игры на денди, или же воображал себе грудастую девчонку с татуировкой клубнички у пупка, и вся прелесть борделя в том, что здесь такая примитивная низость в рамках допустимого, выполнимого. Найти свой сексуальный фетиш – просто. Просто, если ты определился в степени своего извращенного либидо. А публичный дом, словно вторая исповедальня. Здесь тебе и слова найдутся, был бы слушателей с пятым размером и пухлыми губами, которые можно занять, чтобы не осуждала во время твой «горькой» исповеди.
По сути любовница – это некий пьедестал с женой. Она не делит первое место, но и не спускает своего внимания с женатого мужчины. Если быть честной, то я думаю, пока женщины вешаются на твоего мужчину, это можно считать комплимент тебе. Твой муж вызывает интерес, но по-настоящему он с тобой. Любовница – дичь, которую хищник ловит из-за того, что он хищник, и иной раз он даже не голоден. Как по мне, то пока есть эта дичь, то и твой мужчина щеголяет в приступе невероятной гордости за себя.
Женщина дотрагивается не только до промежности. Поглаживание шеи, касание собственными руками пупка, груди и очертания талии. Да черт с ними, даже прикосновения к собственным складкам может быть безумно сексуально. Словив оргазм от собственных рук – Вы никогда не позволите другим хаять Вашу сокровищницу. Вашу Пандору.
... свою победу я смогу уступить только супругу, но в большинстве своем, он сам ее не примет. Знаете, он человек чести и каждую мою пакость он отчитывает вдоль и поперек.
Я помню, как в детстве, когда мне было двенадцать лет, я впервые решила познать себя. Это было безумно приятно. Помню, как мама купила мне двухсторонние духи, и один из флакончиков всегда был холодным. Я провела им по губам, коснулась языком и коснулась мокрым, холодным флаконом своей шеи, очертания груди, холодное стекло прикоснулось к уже набухшим от похоти соскам, и я вздрогнула. Горячее дыхание, приоткрытые губы и дрожащий, срывающийся стон с моего рта. Боже, это было настолько волшебно, что когда я провела духами по своей Пандоре, то стон заполнил комнату. Я зажала рот ладонью, и мне стало безумно приятно. Я подумала, раз я могу получить такое удовольствие, будучи в этом теле, то не все ли равно, что там обо мне думают?
О каком будущем она может думать, если боится за завтрашний день? Что если она шарахается этого самого «будущего», как черт от ладана? Это было странно, но в свои четырнадцать она чувствовала себя на двадцать. Почему-то ей казалось, что в двадцать люди уже усталые (как любил говорить дедушка), как суки.
Женственные формы, манящая фигурка истинной сексуальной женщины, могла свернуть шею любому мужчины заставляя оборачиваться ей в след. Так, благодаря природе, она стала семнадцатилетней обладательницей четвертого размера груди, больших, округлых напоминающих сочные яблоки ягодиц, и длинных идеальных ног. Всю картинку зрелости украшал ее хрипловатый, низковатый голосок, как у прокуренных проституток в эротическом кино.
Любовь… любовь в двадцать первом веке явление настолько редкое, что шансов встретить НЛО намного больше, чем настоящие чувства.
Он не юнец, но и не старец. Интересная середина мужского возраста выдает лишь дата рождения в паспорте, и редкие седые волосы в аккуратной бороде.
Вика же, как типичный козерог, несильно отличалась от своего собеседника, хотя и была себе на уме, и очень упрямой, но самодурой ее никогда не называли. Она может лечь костьми на то, что хотят другие, и она. В этом случае, натура козерога даст всем о себе узнать.
По натуре – истинная хранительница очага, и каково покажет лишь время. Это может быть очаг, где семья и ее трое детей, а может быть, и тот, где коллеги по работе заменяют любых детей, а одна строптивая танцовщица мужа.
По гороскопу он скорпион, что весьма прибавляет его натуре упрямства и дикого своенравия.
Не дать себе слабины, дать воли вырваться наружу и познать всю сладость настоящей победы. Доказать себе, что ты победительница, что именно ты достойна занять это место под солнцем, и всех привилегий. Виктория должна была доказать, что ей по плечу то, к чему стремилась душа. Как часто она представляла себя в образе той самой сексуальной женщины из эротических фильмов, той самой героиней, которую все хотят и даже она сама. Кто если не она?
Мужчина нежно обнимает свою женщину за талию, и ласково гладит ее рукою так, что она задорно улыбается, ластится, как самая настоящая кошка. По его темно-карим глазам видно, как он млеет от ее игривости, и шального нрава далеко не шальной натуры.
Ему безумно хотелось окунуть свою новую возлюбленную в волшебную сказку, где она словно женщина французского императора будет вдыхать запах свежих багетов, и любоваться из окна прекрасным видом в том время, пока шелковый халат будет облегать страстное тело. На самом деле, вид из его многоэтажки вполне себе обычный, ибо спальный район редко отличается красотами, но, на первом этаже его дома расположена пекарня и запах ванили, свежей выпечки заставляет пускать слюнки, и чувствовать эйфорию от приятного запаха
Он старался сохранять грань жесткости и нежности, да и его отношение в сексе к своей партнёрше сугубо зависело от отношения его женщины в быту. Если она пытается его строить, то он покажет ей грани наслаждения через боли, и наоборот.
Оголить душу или тело? С одной стороны, Виктория не хотела менять свое тело, но с другой, откровенно светить своим нутром был тоже не вариант. Две чаши справедливых весов уровнены, но правильно ли это? Оголить душу всегда сложнее, чем тело, но если от этого зависит чувственность ее танца, то стоит поставить на кон не только честь, но и всю себя, как противовес выступит только сломанная гордость после всего того, что она сделала ради этого.
Вот она, сильная, сексуальная, притягательная и желанная, проходит в темную комнату, а в мягком кресле сидит, перекинув ногу на ногу сильный мужчина, который способен на грубость по отношению к женщине. Его глаз не видно, лишь тонкие, искривленные в усмешке губы, аккуратные ладони, сжатые в замок у подбородка и эта ухмылка, которая пробирает не просто до дрожи, а до самых хрупких косточек. Музыка начинает медленно играть, погружая двух в мир самого потаенного. Мир сладкого прикосновения, и доводящего до экстаза проникновения. Она двигает бедрами в такт, поглаживая ладонями обнаженный живот, подымаясь выше и срывая нагрудник, оголяя розовые ореолы, показывая все свое возбуждение. Мужчина хлопает себя по коленкам, и она запрыгивает на них. Ее раскованные плечики заставляют колыхаться пикантную, налитую грудь, но он не может дотронуться до нее. Он ведь клиент, а не ее постельный мужчина.
В наушниках играла одна из ее любимых песен «Sous Le Ciel De Paris». Когда она была помладше, то частенько мечтала под эту песню, как и сейчас. Перед глазами старая Франция, медленно подтягивающий вино Наполеон, и очаровательная улыбка императора уносит ее куда-то далеко отсюда. Мужчина протягивает ей свою крепкую, небольшую ладонь и они начинают кружиться в ритме зачарованных, опьяняющих нотках Французского мотива. Ее шелковое платье нежно облегает кожу, и она прекрасно чувствует, как ладонь императора скользит по талии, и спускается ниже. Вика кокетливо отводит взгляд, но мужчина ловит двумя пальцами ее за подбородок, и они останавливаются. Он тихо шепчет ее имя, и Виктория открывает глаза.
Ее кожа нежна, как бархат, и губами бы скользить по ней, но нет... нельзя.
Блеск ее глаз запомнился мне так же, как и восход солнца на рассвете и как первый проливной дождь октября.
Желтый, серый, темно-желтый. Если это цвета осени, то видимо Бог отличный художник.
— Оу, законы созданы, чтобы их нарушали.

— Мне нравится ход твоих мыслей.
Поцелуи за школой всегда романтично, но поцелуи за школой с девочкой еще более романтично.
Очень раздражает, когда собираешься вставать, но сила притяжения головы к подушке оказывает как минимум раз так в девять сильнее, чем наоборот.
— Вы, значит, богатенькая любовница?

— Я его любимая женщина. Не сравнивайте меня с этими грязными крысами.
Лучшие женщины встречаются с лучшими женщинами.
Она божественно красива и привлекательна, как кусок вкусного мяса, который так и маячит перед глазами голодного хищника.
Человеку сложно изменить привычки. Очень странно слышать от людей: «Все проблемы в твоей голове», «не нравится – не смотри», «если бы тебе было все равно – ты бы молчала». На высказывания подобного рода мне хочется всегда сказать, «А, как же, батенька, не смотреть-то? Если вы, мой дорогой, перед глазами моими маячите? Слава Богу, что в глазницы-то еще не лезете!». Эти люди, которые портят свою жизнь привычками, никогда не замечали, как ведет себя типичный житель огромного мегаполиса? Да, если ты, мой дорогой слушатель, никогда не замечал картину утреннего, а особенно это касается понедельника, этого самого раннего, который творится часов так в семь-восемь замес, то я завидую тебе всеми оттенками зависти.