Дэвид Лазба — цитаты, высказывания и афоризмы

Размышления – они вытекают друг из друга с неимоверной скоростью. Ты можешь задуматься о жвачке, а через несколько секунд поймаешь себя на мысли, что думаешь уже о Колумбе и о том, как он открыл Америку. А ассоциации… Это вообще мощная штуковина. Ты можешь увидеть по телевизору банан и вспомнить, как подбил когда-то одному парню глаз. Где связь? Связь есть. У каждого человека своя. Едва уловимая.
Каждый человек должен уметь себя жалеть. Ближе и роднее, чем собственное «я» ведь никого нет.
Я карлик в стране великанов. Я муравей в стране саранчи. Я спичка в стране зажигалок. Я нота в стране песен.
Мы живем в утопии. Идентичное пытается стать не идентичным. И все твои мысли уже кто-то прожевал и выплюнул. Всюду простота. Эго, познавая само себя, аннигилируется. Когда ты видишь в себе зло и осознаешь его, то меняешь темное на белое, как в игре реверси.
Философия для меня, как кубик Рубика. Игрушка, не более.
Все люди делают драму из своей жизни. Несчастье, обиды, измены, неудовлетворенность, тоска, несостоятельность, грусть, депрессии, споры, неудачи, аварии. Гниение. Высунь ногу из дома и обязательно вляпаешься во что-нибудь из этого. Здесь мы пришельцы. Земля — наше пристанище, и все мы здесь зависим друг от друга. Никуда не деться. Но когда-то настанет конец. И каждый разойдется по своим обиталищам.
Если ты хочешь избавиться от неприятных эмоций рядом с людьми, а это главное — из этого всё исходит, и к тому же людей резко не переделаешь, то тебе надо понять, как управлять своим Эго.
Когда человек пьяный, его сознание убывает — он становится больше похож на животное, внешне и ментально. Поэтому драки по пьянке не редкость. Половина убийств совершено под алкогольным опьянением. То же самое и с наркотиками, они все так делают. Если не сразу, то через какое-то время — обязательно.
Логично обижаться, когда тебя не понимают, игнорируют или даже оскорбляют, но ты не обязан оскорбляться — считаешь это шуткой, и тем оно и становится.
Человек был животным, ведомым своими инстинктами, жил в раю, ибо был един с природой и не знал зла. А потом понял, что добро можно отделить от зла, увидел или, точнее, придумал эту грань, и стал рабом своего Эго, старающимся убежать от зла к добру, и позже, отрекшись от своего ложного «Я», умер и метафорически воскреснув, соединился с абсолютным Богом. Физического древа не существовало, это всего лишь аллегория и прикосновение к плоду было неизбежным.
Говорят, двадцать первый век переплюнул в ограничениях прошлые века, что мышление людей стало беспрепятственным, и каждый из нас — противоестественный уникум. Если так и есть, почему тогда я каждый день вижу копии копий, выпущенных с одного завода, под названием — социум? Общество не может состоять из индивидуальных частиц, а если такие и появляются, то немедленно распознаются, как вирус, с которым происходит, конечно же, ярая борьба, и, в конечном счете, он погибает. Но что если такие индивиды вовсе не вирусы, а напротив лекарство? Пусть и бессильное. Что, если общество с гнусавой системой и есть один большой герпес?
У многих девушек в переходном возрасте невероятная тяга ко всякому дерьму. Они тянутся к нему, когда рядом лежит шоколадка. А потом, обвалявшись в этом поносе, как курица в кляре и осознав, что это такое, они выныривают и ищут ту самую шоколадку. Но ее, увы, уже кто-то съел.
Я уважаю взрослых людей, но иногда они перегибают палку. Да, они дольше прожили, вероятно, больше знают, но отнюдь морщины на лице и седые волосы не привилегия.
Если ребенку не давать тумаков и не наказывать, потом придется вести его к врачу.
Вы приходите в спортивный зал, берете гантели, тягаете их и уповаете на то, что станете сильными, сможете любому дать отпор. Черт, да не сделает это вас сильными. Околачиваясь в спортзале, вы не сможете овладеть боевыми искусствами. У вас будет, возможно, красивая фигура, да. А еще вы насобачитесь мастерству мастурбации на самого себя. Если этого достаточно, — пожалуйста! Но если есть желание стать по-настоящему крепким, сильным и дееспособным, нужно валить на секцию вольной борьбы, бокса, дзюдо, смешанных единоборств и так далее!
Есть только два чувства к человеку, которые нередко приносят пользу – это любовь и безразличие.
Я противоречивый человек и признать все каноны христианского мира – трудно. Трудно быть кротким. Трудно быть смиренным. Трудно признать, что ты раб. Только не мира, а Бога.
Что за людская традиция такая – откладывать все на потом? И я говорю не про разные там дела, типа постирать, сделать уроки, работу или что-то в этом роде. Я про человека и его чувства, его жизнь. Мы вроде рождены для того, чтобы жить, наслаждаться, а получается так, что большую часть существования мы просто стоим на старте, дожидаясь этого дрянного гонга. И тогда мы начинаем мчаться, сломя голову, не пойми куда. Да вот только этот момент длится не так уж и долго. Мы слишком долго стояли на месте, планируя свой побег. Уже каждый поворот прокрутили в мыслях по тысяче раз. Каждое движение обдумали. Но наши кости покрылись мозолями. Мы больше не способны бежать. И тогда приходится останавливаться или вовсе падать. Вот так и происходит. Родители гробят нам жизнь — мы возмущаемся, вырастаем и гробим жизнь своим детям. Но может в этом и состоит весь секрет. Может быть поэтому Господь пока не стирает нас с лица Земли. Некий баланс. Но чертовски глупый, скучный и жестокий баланс.
Многие подростки с нетерпением ждут своего совершеннолетия, надеясь на то, что отделаются от контроля родителей и смогут спокойно пить, курить, шастать по всяким потным клубам и другим негодным заведениям. Но ведь это всего лишь число. Восемнадцать. На самом деле совершеннолетие не дает человеку свободу, нет. Напротив. Оно взваливает на него кучу ответственности и наделяет лишь щепоткой привилегий. Но от родителей не избавляет. По крайней мере, если семья благополучная, то нормальный родитель никогда не повернется к своему ребенку спиной, сколько бы ему там не стукнуло лет.
Если ты знаешь истину и не следуешь за ней – ты идиот.
Что может быть непривлекательнее, чем девушка, ищущая себе парня?
В россыпях тысяч звезд, на немыслимой высоте я, как в детские годы, пытался высмотреть рай.
Иногда бывает: смотришь на хорошего человека и думаешь: «Эх, был бы я таким же добряком», а потом вдруг впадаешь в недоумение — а что, собственно, мешает?
Глупцы считают меня заумным, умные — тупым. Верующие — заядлым грешником, а мирские обзывают религиозным фанатиком. Я и вправду витаю где-то посередке.
Возможно, в нашей жизни некоторые неудачи присутствуют лишь для того, чтобы дать старт чему-то другому, более лучшему.
Женщинам просто необходимо хлебнуть говна, чтобы начать ценить вкус обычного хлеба.
Внешность не главное, ведь я честный человек, с открытой душой. Вот только никому это не нужно.
Все время ощущаю этот огорченный взгляд откуда-то сверху. Не знаю, было с вами такое или нет, а у меня такое постоянно. Постоянно этот разочарованный во мне взгляд.
Вместо того, чтобы кинуть все силы на становление и развитие людских взаимоотношений и медицины, человечество круглосуточно озадачено всего одним и тем же, злободневным вопросом — «как заработать денег, да побольше».
Я действительно верю в мир, состоящий из двух. Мир, в котором себя и свою любовь боготворят, а всех остальных презирают, и на порог даже не подпускают.
Когда все летит к чертям, не всегда получается еще более усугубить ситуацию. Терять больше нечего. Это как разбивать на мелкие осколки упавшую вазу. Склеить – не получится, а от того, что ты ее еще сильнее разбиваешь – хуже точно не станет. Но я, увы, из тех людей, которые будут разбивать эту вазу до тех пор, пока стекло не превратится в прах.
Добро делается либо для Бога, либо для того, чтобы выделиться, показаться хорошим. Другого не дано.
Люди безумно любят напористо требовать от тебя то, что вполне могут сделать сами.
Мы смеялись одними глазами. Так умеют только хорошие друзья. Глаза могут вообще полностью заменить речь. Многие люди недооценивают свои и чужие глаза. Я это давно заметил.
Я просто плыву по течению. Однако у меня есть удивительная способность: сворачивать туда, где плавают всякие бревна и сучки.
За тьмой следует свет. Только, чтобы вокруг тебя было светло, ты должен сам выносить в себе этот свет – творить добро. Только такое добро, которое оценит Бог, а не так: «Кину инвалиду в метро десять рублей в стаканчик, и вот оно – добро», нет. Порой человек вообще путает добрый поступок со злым или просто бестолковым. А если ты вообще не верующий, то смысл заниматься благодеяниями? Ради кого?
Удивительное все-таки существо – человек. Он может быть до ужаса беспощадным и жестоким, а через минуту милосердным, как сам Иисус Христос. Вот только сострадание обычно подоспевает слишком поздно, тогда, когда его уже никто не ждет.
Когда девушка, которую ты любишь, отворачивается от тебя – не сразу понимаешь, что случилось. Ты не можешь ее отпустить, потому что растерян. Будто обухом по голове стукнули. Неудачи в отношениях с противоположным полом самые тяжело переносимые и самые душераздирающие. Легко утешать, говоря о том, что встретиться и другая любовь, и все плохое останется позади. Пройдет-то все. И это, конечно, пройдет тоже, заметить едва успеешь. Но так и смерть не за горами. Возлагать все на будущее – глупо.
Я много раз слышал слова «мне больно» от людей, которых бросили. Но то, что чувствовал я, болью не назовешь. Какая, к черту, боль? Больно, когда дубинкой по колену стукают, когда режешь палец, когда мизинцем об угол ударяешься. Но не то чувство, когда на душе тяжко. Будто булыжник в рот запихнули, а ты все пытаешься его проглотить, но не выходит. Вечно люди придумывают всякие дурацкие, не соответствующие реальности определения, а потом ты сталкиваешься с этим и думаешь: «Что? Что за бред? Какого хрена это называется «так», а не «сяк»?».
Обоюдность в отношениях превыше всего. Но, как нарочно, в жизни все временно: чувства угасают, терпение кончается, а доверие изнашивается. Связи часто барахлят и в итоге обрываются. Это выглядит примерно так: один понимает, что больше ничего не чувствует к другому. Он либо сразу ретируется, либо постепенно, медленно сматывает удочки. А другой, пока тот собирается, думает, что все в порядке, но не тут-то было. Однако после долгой череды мучений, у второго все же заживут раны, и он вновь выйдет на охоту, учитывая старые ошибки. И так до тех пор, пока не найдет особь, с которой вместе устанет и больше не захочет искать кого-то еще. Это же слишком нудно и трудно, да и привыкли как-то уже друг к другу, сжились, так сказать. Вместе соорудили себе гнездо, а может, и птенцов нарожали. Это, на самом деле, очень печальная, типичная история множества семейных пар. И гадко то, что я сравниваю людские взаимоотношения с какой-то охотой. Но вовсе не я виноват. Я говорю, как есть. Люди очень непостоянны.
Большинство молодых парней подобны зверькам. Экие млекопитающие, мечтающие стать хищниками.
Было видно — она одинока. Одиноким был и я. Такие люди притягиваются друг к другу, как магниты, но одиночество все равно не пропадает. Я проверял.
Бог никого не обделит. Он постучится в жизнь каждого, без исключения. И когда настанет судный день, никто не сможет упрекнуть Его в том, что Он не явил Себя миру. Ибо все услышат, но не многие примут.
Писать для кого-то, под руководством кого-то, писать то, что говорят, почти диктуют, о нет, только не это. Журналистика меня не прельщает, ни капли. Она не нужна мне точно так же, как и я не нужен ей.
Критика – это одна из форм хвастовства. Ты осуждаешь кого-то и тем самым даешь понять своему собеседнику, что сам таким не являешься.
Мы все похожи друг на друга. Мы одинаково гнусные. Мы безобразничаем, плюем в души окружающих, и не хотим, чтобы плевали в душу нам. Как глупо и подло. Мы можем простить почти все грехи самим себе, а вот чужие грехи
Неопытная девушка как кусок глины: тот, кому он попадет в руки, сойдет с ума, прежде чем хоть что-нибудь слепит.