Цитаты и высказывания из фильма Троя / Troy

Всю свою жизнь я был верен законам чести. Законы эти просты: почитай богов, люби свою жену, обороняй свою Родину!
Война – это смерть молодых и болтовня стариков.
— Какое чудесное утро, сам Посейдон благословляет нас.

— Порой боги благословляют нас утром, а вечером проклинают.
Никого не бояться весьма опасно. Страх полезен.
Испуская последний вздох, я буду смотреть на твой труп и улыбаться.
Мирмидонцы, мои братья по оружию, я выше ставлю вашу рать, чем многотысячное войско. И пусть никто не забывает, как мы могучи и отважны. Вам известно, что ждет нас по ту сторону моря? Бессмертие! Идите на Трою!
Ахиллес, посмотри перед собой. Ты можешь сотни воинов спасти. Ты можешь закончить эту войну одним взмахом своего меча. Дай им вернуться домой к женам.
Если ты решишься, нам нигде не будет покоя. Люди начнут на нас охоту, а боги проклянут нас. Но я буду любить тебя. До своего последнего вздоха я буду любить тебя.
Отправившись в Трою, ты обретешь славу. Тысячи лет люди будут слагать легенды о твоих подвигах. Твоё имя останется в веках. Но отправившись в Трою, ты не вернёшься, ибо славу твою держит за руку твоя погибель. Ты уйдешь навсегда.
— Убей. Это тоже легко.

— Ты не боишься.

— Все мы умрем. Сейчас или чуть позже — не вижу разницы. Убей!

— Если я не убью тебя, сколько людей ты погубишь?

— Много.
Мир — удел женщин и трусов! Империи рождаются в войнах.
— Прошлая ночь была ошибкой.

— А ночь до этого?

— Я сделала много ошибок на этой неделе.
— Сын Трои ещё никогда не был в повиновении у чужеземца.

— Тогда всех сынов Трои ждет Аид.
Сегодня ты лишишься глаз, ушей и даже языка. Ты явишься в Аид слепым, глухим, немым, и мертвецы будут говорить: «Это Гектор, глупец, решивший, что он сразил Ахиллеса».
— Память об этой войне переживет тысячелетия.

— Но тысячелетия не переживем мы с тобой.

— Ты прав. Но наши имена останутся в веках!
— Ты любишь меня, брат? Ты будешь оберегать меня от врагов?

— Ты задавал мне подобные вопросы, когда тебе было девять, и ты украл у отца лошадь. Что теперь ты натворил?
— Представь себе, если бы цари бились сами. Вот было бы зрелище!
Эпилог всегда интереснее пролога.
— Про тебя правду рассказывают? Говорят, твоя мать бессмертная богиня. Говорят, тебя нельзя убить.

— Я бы тогда, по-твоему, таскал щит?

(— А правду говорят, что Ваша мать бессмертная богиня? И что убить никто не может Вас?

— Будь это правдой, закрывался бы я щитом?)
— Хессалонец, с которым ты дерешься, я в жизни не видел человека огромнее! Я бы не хотел с ним сражаться...

— Вот почему твое имя никто не запомнит.

(— Тот воин, с кем вам придется драться, огромный, мне таких не приходилось видеть. Я побоялся бы с ним драться.

— И потому безвестным будешь ты.)
Людей терзает необъятность вечности! И потому мы задаемся вопросом: «Услышат ли потомки о наших деяниях? Будут ли помнить наши имена, когда мы уйдем? И захотят ли знать, какими мы были, как храбро мы сражались, как отчаянно мы любили?»
У тебя есть меч... а я лишь тем оружием владею, что боги мне вручили в дар.
— Правитель Фессалии должен носить скипетр. Отдай его своему царю.

— Он мне не царь.
Боги завидуют нам, потому что мы смертны. Любой момент нашей жизни может стать последним. Ведь жизнь ярче и прекраснее, когда она конечна. Ты никогда не будешь красивее, чем сейчас. И мы больше не будем здесь никогда.
Неужели это эпилог? Пусть помнят титанов. Люди расцветают и засыхают, как колосья на полях, но эти имена никогда не умрут! Пусть говорят: «Он жил во времена Гектора». Пусть говорят: «Он жил во времена Ахиллеса».
Ты хочешь умереть во имя любви, но о смерти тебе известно так же мало, как и о самой любви.
Ты придумал, как заставить овец пригласить волков на обед.
Клятв между львом и человеком быть не может.