Цитаты и высказывания из фильма Стартрек: Возмездие / Star Trek Into Darkness

— Я хочу, чтобы ты знал, почему я не мог позволить тебе умереть. Почему я за тобой вернулся.

— Потому что ты — мой друг.
— Враг моего врага — мой друг.

— Это высказывание приписывают арабскому принцу, которого предали и убили собственные подданные.
Вам кажется, что Ваш мир в безопасности? Это иллюзия. Превосходная ложь, сказанная, чтобы защитить вас. Наслаждайтесь последними мгновениями спокойной жизни. Ибо я вернулся, чтобы свершить возмездие.
Я не знаю, что я должен делать. Но, что я могу сделать — знаю.
No ship should go down without her Captain...

Корабль не должен идти ко дну без Капитана...
Five years in space, God help me.

Пять лет в космосе, помоги мне Господи.
Вы не можете даже сломать правила, тогда как вы можете сломать кость?
— Запиши координаты: 23 17 46 11. Ты пишешь?

— Ты что думаешь, что я не могу цифры запомнить? У меня идеальная память... Третья какая была?
Космос — последний рубеж. Это путешествие звездолёта «Энтерпрайз». Его новая пятилетняя миссия: исследователь странные новые миры, искать новые формы жизни и новые цивилизации. Смело идти туда, где не ступала нога человека.
— В словах доктора есть логика.

— Не надо со мной соглашаться. Мне от этого не по себе.
— Ты ничего не чувствовал, тебе было всё равно. И не я одна этим расстроена, вот и капитан тоже.

— Что? Нет-нет, не втягивай меня в это дело!... Она права.
— Скажите, что всё получится.

— Я не обладаю для этого ни информацией, ни уверенностью, доктор.

— Умеете же вы утешить...
— Я буду счастлив сопровождать вас в составе десантной группы.

— Ты? Счастлив?

— Я попытался выразить свою мысль более привычными вам словами.
— Доберёмся до мостика — вали его.

— А я думал, что он нам помогает.

— Я почти уверен, что это мы ему помогаем.
— Ты хоть представляешь, какая ты для меня заноза в заднице?

— ... Догадываюсь, сэр.
Человек, которому спасаешь жизнь, не должен потом всаживать тебе нож в спину.
— Хотите сказать, адмирал нарушил все положения лишь потому, что захотел использовать в своих целях ваш интеллект?

— Он хотел использовать мою свирепость. Один интеллект на войне бесполезен.
Мой экипаж — это моя семья, Кирк. А чего ты бы не сделал ради своей семьи?
Почти год назад судьба напомнила нам, что всегда найдутся те, кто будут желать нам зла. Но не меньшее зло мы могли пробудить в самих себе, пытаясь их остановить. Когда кто–то забирает у нас людей, которых мы любим, нашей первой реакцией является желание отомстить, но на самом деле, мы не такие. Сегодня мы собрались здесь, чтобы отправить в новую экспедицию USS Enterprise и почтить память тех, кто пожертвовал своей жизнью в один из самых мрачных дней нашей истории. Передавая мне корабль, Кристофер Пайк заставил меня произнести капитанскую клятву. В то время я отнёсся к ней без должного уважения, но сегодня я понимаю, что эта клятва является призывом к нам, призывом помнить, кем мы были и кем мы снова должны стать.
– Мне страшно, Спок. Помоги мне побороть страх. Как ты избавился от эмоций и чувств?

– Я не знаю. Но они возвращаются.
Я тебе объясню, что здесь происходит. Ты преступник. Я видел, как ты убивал ни в чём не повинных мужчин и женщин, у меня был приказ уничтожить тебя! И жив ты до сих пор лишь только потому, что я тебе позволяю! Так что закрой свой рот!
– Кто ты, чёрт возьми?

– Я наследие далёкого прошлого. Генетически модифицированный сверхорганизм, ведущий других к миру в воюющей вселенной. Но таких, как я, почему-то объявили преступниками и отправили в изгнание. Много веков мы спали в надежде, что когда проснёмся, мир станет другим. Однако после уничтожения Вулкана Ваш флот начал исследовать дальний космос, и мой корабль был найден, но из всего экипажа оживили только меня.
Джон Харрисон – фикция. Ваш адмирал Маркус вернул меня к жизни, чтобы я помог ему достичь его цель. Ширма, призванная скрыть то, кто я в действительности. Меня зовут Хан.
– Зачем адмиралу обращаться к человеку, пролежавшему в заморозке триста лет, за помощью?

– Затем, что я лучший.

– В чём?

– Во всём.
– Ты убийца!

– Прикрываясь моими друзьями, он вертел мной. Я хотел обманом вывести их, спрятав в том оружии, которое сам и создавал. Но мой план был раскрыт. Ничего не оставалось. Пришлось бежать одному. Я так и сделал. И у меня появились основания считать, что Маркус уничтожил всех тех людей, которые были мне так дороги. Вот почему я это сделал. Мой экипаж – это моя семья, Кирк. А чего ты бы не сделал ради своей семьи?
— Капитан Кирк, вы вступили в сговор с беглецом Джоном Харрисоном. Вы нарушили присягу на вражеской территории и теперь не оставляете мне выбора: я вас уничтожу. Навести фазеры...

— Стойте, сэр, стойте-стойте-стойте!

— Я сделаю это быстро. Навести все торпеды на мостик Энтерпайза.

— Сэр, экипаж всего лишь исполнял мои приказы. Я несу ответственность за свои поступки, но это мои поступки и только мои. Я готов сообщить, где находится Хан, но прошу, пощадите экипаж. Прошу вас, сэр, я сделаю, что прикажите. Но оставьте их в живых.

— Чертовски трогательное извинение, но оставлять вас в живых я не планировал с самого начала. Огонь по готовности.
Нельзя так говорить, прости, но иногда так хочется вырвать ему... чёлку с корнем.
– Вы ребята, что?.. Вы что, разругались?

– Я не хочу говорить об этом.

– Бог ты мой! Он умеет ругаться?
Один интеллект на войне бесполезен, мистер Спок. Вы не способны поломать правила, как Вы можете сломать кому-то шею?
– Ты дорожишь своим экипажем. Я гарантирую ему безопасность.

– Капитан... Вы её даже своему экипажу гарантировать не можете.
– Спок, мой визор сдох, лечу вслепую.

– Капитан, без компаса на визоре попасть в нужную точку математически невозможно.

– Спок, если вернусь, обязательно поучу тебя манерам.
Хан Нуньен Сингх – самый опасный противник, с которым приходилось сталкиваться Энтерпрайзу. Он умён, беспощаден и без малейшего колебания убьёт каждого из вас.
Я действительно запретил себе любые чувства, осознав, что моя жизнь конечна. Когда умирал адмирал Пайк, я слился с его сознанием и почувствовал то, что чувствовал он в момент ухода. Ярость. Замешательство. Одиночество. Страх. Я испытывал схожие чувства, только сила их была экспоненциально больше, в тот день, когда была уничтожена моя планета. Я решил, что больше не хочу их испытывать никогда. Ниота, ты ошибочно принимаешь мой отказ от чувств за проявление безразличия. Я уверяю тебя, все обстоит ровно наоборот.