Цитаты и высказывания из фильма Шерлок Холмс / Sherlock Holmes

Нет ничего более стимулирующего, чем когда всё идёт не так, как надо.

(Нет ничего более стимулирующего, чем дело, где все идет против тебя.)
Я пересматривал свои заметки о наших расследованиях за последние семь месяцев. Хотите узнать мое заключение? У меня психическое расстройство.
Did the devil turn up? Well... never mind. You got the next best thing.

Дьявол появился? Что ж, это не важно. Я намного лучше.
Ирэн Адлер была здесь. Либо этот рыжий карлик пользовался тем же парфюмом.
— Умоляю, скажите, что у вас есть ответы.

— Всему свое время, Лестрейд.

— Всему свое время?.. Это что, какая-то игра, где нужно угадать, что вы задумали?
Современное религиозное рвение меня тревожит. Где терпимость к недоразумениям?
— У меня к вам лишь один вопрос, сэр Томас.

— Какой?

— Если вся его семья мертва, сколько вы надеетесь прожить?
— Лестрейд, а что с гробом?

— Мы сейчас в процессе его поднятия...

— Ясно... На какой стадии процесс? Созерцательной?
— Уберите эту штуку от моего лица!

— Она не у вашего лица, а у меня в руке.

— Уберите то, что у вас в руке, от моего лица!
— Вы попали на первую полосу!

— Хм, только имя, без фотографии…
— Револьвер не забыли?

— Так и знал, что что-то забыл.

— Я думал – выключить плиту.

— Это тоже.
— Я что, жалуюсь, когда вы играете на скрипке в 3 часа ночи, на беспорядок, на полнейшее отсутствие гигиены, или на то, что вы крадёте мою одежду?!

— Мы обмениваемся...

— На то, что вы постоянно поджигаете мою квартиру!

— Нашу квартиру...

— На то, что вы ставите эксперименты на моей собаке!

— Нашей...
— Инспектор Лестрейд хочет, чтобы вы пошли со мной.

— Он заблудился по дороге в Скотланд-Ярд? Ватсон, возьмите с собой компас.
— Вечером вы свободны?

— Абсолютно.

— Ужин?

— Чудесно.

— В «Рояле»?

— Мой любимый.

— Мэри придёт.

— Я не смогу!
— Почему вы так недоверчивы?

— Ответить в хронологическом порядке или в алфавитном?
— Сейчас есть только одно дело, которое меня интересует... Дело миссис Хадсон, пропавшей домовладелицы. Я наблюдал за тем, как она приходит и уходит... В этом есть что-то зловещее...
— Из вас мог бы получиться неплохой преступник.

— А из вас — неплохой полицейский.
— Нельзя теоретизировать, прежде чем появятся факты. Неизбежно начинаешь подстраивать факты под свою теорию, а не строить теорию на основе фактов.
С отвагой в сердце кидайтесь с криком в бой, крича: «За нас Господь и Англия, и Святой Георг!»
У вас бесценный дар молчания! Он делает вас отличным напарником.
— Красивая шляпа.

— Это подарок.

— Где инспектор Лестрейд?

— Инструктирует полисменов.

— Ну это до утра...
Нужно контролировать свои эмоции.

Сначала отвлечь жертву. Потом блокировать его джеп.. Прямым кроссом в щеку. Сбить с толку. От шока он начнет махать руками... Выставить блок. И удар в корпус. Блок слева.. Удар в челюсть. И — перелом. Сломать ребра. Ударить поддых. Полностью выбить челюсть.. И удар с ногой в диафрагму.

В результате — звон в ушах, челюсть выбита, три ребра треснуты, четыре сломаны. Кровоизлияние в диафрагме.

Физическое восстановление — шесть недель, полное психологическое восстановление — шесть месяцев. Возможность плевать в затылок... нейтрализована.
— М — значит Мэри. О, вы поженитесь... Я вижу белые скатерти, о, кружевные салфетки...

— Кружевные салфетки... Холмс, Вашей распущенности поистине нет предела!

— Я не..

— О, Мэри станет толстой, и у нё вырастет борода...

— А бородавки?

— О, она будет вся в бородавках!

— Между прочим, это самое правдивое предсказание Флоры за всю жизнь...
— Странное ощущение, я никогда не просыпалась в наручниках...

— А я просыпался, голый....
И мир бы пошёл за вами, ведь страх — самое мощное оружие из всех.
ФАКТЫ, ФАКТЫ, ФАКТЫ! Я не могу сторить дом без цемента!
Голова задрана влево — частичная глухота на правое ухо — первое место для удара.

Второе — горло. Парализовать голосовые связки — перестанет кричать.

Третье — возможно он много пьет — удар по печени.

И, четвертое — волочит левую ногу — в коленную чашечку.

Прогноз — очнется через девяносто секунд. Сможет драться, в лучшем случае, через четверть часа.

Полное выздоровление... маловероятно.
— Господи! Боже! Это был выстрел?!

— Нет, нет, кто забивает гвоздь, мой коллега вешает картину. Я пойду проверю.
— Чаю, мистер Холмс?

— Он отравлен, милочка?

— В Вас достаточно яда.
— Что вы на этот раз сделали с Глэдстоуном?!

— Я просто проверял новый анестетик. Он не против.

— Холмс! Как ваш врач...

— Скоро он будет в полном порядке.

— Как ваш друг. Вы просидели в комнате две недели. Я настаиваю, чтобы вы прогулялись.

— Я не нахожу ничего интересного для себя на этой земле.
— Это моя жилетка?!

— Я думал, мы решили, что она вам мала.

— Дайте её мне!

— Мы договорились, она...

— Я передумал.
Смотри не порежься об этот смертоносный конверт.
— Я прочитал содержимое. Пропавший человек, Люк Рердон. Метр пятьдесят. Рыжеволосый. Нет передних зубов... Дело раскрыто! Вы не её тип. Ей нужен рыжий гном.

— Карлик.

— Так вы согласны?

— Не согласен. Тут дело не в выборе слова. Вы извращаете размеры невысоких людей.

— Я сказал лишнее, я не хотел вас обидеть.
— Взять Ватсона.

— Интересно.

— Взгляните на его трость. Редкий африканский стрих скрывает клинок из высокопрочной стали. Ими награждались ветераны Афганской войны. Отсюда вывод, что он — награждённый офицер. Сильный, смелый, рождённый быть человеком дела. И опрятный, как все военные. А сейчас проверим его карманы. О! Билет на боксёрский матч. Можно сделать вывод, что он заядлый игрок. Советую присматривать за приданым.

— Это давно в прошлом!

— Вовсе нет. Он не раз брал у меня в долг.
— Ужас! Почему единственная женщина, не безразличная вам, — всемирно известная преступница?

— Позвольте мне объяснить...

— Это вы мне позвольте! Она — единственный противник, обыгравший вас дважды. Она из вас верёвки вьет.

— Хватит издеваться, Ватсон.

— Что она хотела?

— Давайте не сейчас.

— Что вообще ей может быть нужно?

— Это не важно.

— Алиби? Борода? Человеческое каноэ? Сядет вам на шею и спустится по Темзе.

— Вас это не касается, ведь неправда ли, Ватсон? Вы ведь больше не станете мне помогать.
В какой момент тропа, по которой мы идём, застывает у наших ног? Когда дорога превращается в реку, имеющую лишь один исход?
Иногда у меня возникает кошмарная мысль, что всё мы просто люди...
Быть серийным убийцей не просто. Нужно быть очень осторожным. Но если ты богат, знаменит и любим, люди готовы закрыть глаза практически на всё. Всегда есть тот, кто уже на грани, и его смерть ни у кого не вызовет подозрений в убийстве, потому что проще списать это на что-то ещё.