Цитаты и высказывания из фильма Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца / Pirates of the Caribbean: Dead Man's Chest

— Нам надо зайти в дельту реки.

— Нам надо… в смысле не помешает, будет не лишним, но в общем-то необязательно?

— Нет. Категорически острая нужда.
— Лорду Бэкиту нужно то, что лежит в сундуке. Вручив ему это, я изменю свою жизнь.

— Аа! Чёрное честолюбие.

— О! По мне, так это светлый луч надежды.
— Тебе надо найти ключ?

— Нет, тебе надо найти ключ. Ведь эта находка косвенным образом позволит тебе выявить в ходе поисков путь к обретению средства для спасения твоей обожаемой, несравненной зазнобы. Смекаешь?

— Это спасет Элизабет?

— Ты много знаешь про Дейви Джонса?

— Немного.

— Да, это спасет Элизабет.
— Ага! Глядите, ребята: блудная пташка! Пташка, которая так и не научилась летать!

— К глубокому сожалению! Но!.. Учиться никогда не поздно, да?!
— Я в тебя верю. В вас обоих. Где же искать его?

— Тортуга. Начну с неё и буду искать Джека, пока не найду. И сразу же кинусь сюда, чтобы жениться.

— Поспешишь?

— Если ты захочешь стать моей.

— Я стала бы твоей, если бы не решётка. Я подожду.

— Не своди глаз с горизонта.
— Каков твой план?

— Отправлюсь туда на шлюпке и поищу чёртов ключ.

— А если на нём кто есть?

— Тогда придётся идти по трупам.

— Складно. Просто. Легко запомнить.
— Да, пелегосты назначили его. Но он будет вождём, пока ведёт себя как вождь.

— У него нет выбора? Значит, его участь не лучше нашей.

— Хуже. Эти пелегосты полагают, что Джек — Бог с человеческим обликом. И хотят освободить его дух из темницы бренной плоти. Его зажарят и съедят.
— Летучему голландцу нужно живое сердце, иначе не будет капитана. А если не будет капитана, то и ключ некому будет хранить.
— За сто лет службы на этом судне ты перестаешь быть собой и вскоре становишься таким, как он. Коли ты дал голландцу клятвуконец свободе. Если долг не уплатишь.
— Каперская грамота. Эта бумага равносильна помилованию. Джек обретёт свободу. Станет капером на службе Англии.

— Чтобы Джек оценил королевскую службу как свободу? Вот уж сказки.

— Свобода… Джек Воробей вымирающий вид. Мир всё тесней, белых пятен на карте всё меньше. Джек должен найти место в мире или …погибнуть. Ваши судьбы схожи, мистер Тёрнер.
— Вы тоже считаете, что долг, честь и вся остальная ерунда больше не в чести в этом мире?

— А что в чести?

— Одни лишь деньги. Власть. Могущество.
— Только силой Господа удалось уйти из острога!

— Скорее силой моей светлой головушки. Разве нет, пёсик?

— А если умную мысль сам Господь Бог внушил тебе? И не думай, я не стану красть корабль.

— Это не кража. А спасение. Ты что, святой?

— Я теперь смертный и живой. Должен бороться за свою душу.

— Ты читать не умеешь!

— Это библия! Старание в счёт идёт.

— Пялиться нарочно в библию! Грехом несёт! Только в минус тебе!
— Да, правда. Влюбился герой.

— Нет, нет, нет, нет. Я слышал, что он предан морю.

— Версий много и все правдивы. Я укажу суть. Та женщина была то нежная, то злая и неукротимая, как океан. Любовь завладела им. Но то была такая мука, что ему жизнь стала в тягость. Но всё же он не мог умереть.

— Что, интересно, он положил в сундук?

— Своё сердце.

— Буквально или фигурально?

— Его терзания были сильней скромных радостей жизни моряка. И он вырезал из груди своей сердце и запер его в сундук. А сундук тот спрятан на дне. И ключ от него всегда при нём.
— Пора уже заплатить, Джек. Ты был капитаном жемчужины 13 лет. Таков назначенный срок.

— Знаешь, я плавал два года, и команда учинила бунт.

— А, значит ты плохой капитан, но капитан, как ни крути. Или ты не величал себя все эти годы капитаном Джеком Воробьём?

— Я заплатил, прислал к тебе на службу душу, он ведь здесь?

— Нет уж, одна душа другой не стоит.

— Ага! Значит, в принципе предложение устраивает, осталось сойтись в цене.
— Интуиция и знание женской натуры говорят мне, что ты в раздумьях.

— Не думала, что свадьба сорвётся... Так замуж хочется.
— Отплывем подальше от острова и выйдем в открытое море.

— Да, отплывем. Да, уйдем. Но будем держаться в основном на мелководье.

— Но одно с другим не вяжется, кэп.

— Я верю, что вы свяжете, при вашем-то таланте.
— Вы не доверитесь Джеку или мне?

— Вы готовы рискнуть ради него жизнью, но вряд ли он рискнет своей ради другого.
Для любого найдется плата, которую он примет. Даже за то, что не собирался продавать.
— Мне на роду написано сгинуть здесь. Но ты не разделишь мою участь.

— Ты свою участь не сам ли выбрал?
— Нас многое роднит. И меня, и тебя. Нас.

— О да, пожалуй. Если только исключить честь, совесть и моральные устои. И любовь к чистоте.
— Жемчужины нет. Ровно, как и капитана.

— Да. И после этого мир как-то потускнел. Ему до последнего часа удавалось нас обманывать. Но, честность всё же взяла вверх.
Слыхал про Уила Тёрнера? Он смельчак, благороден, и поёт сопрано! Четырёх стоит!.. Ну, троих с половиной… Я не упоминал, что он ещё и влюблён! В красотку. Жениться намерен. Помолвлен. Разлучить его с ней и её с ним – это вполовину не так жестоко, как разрешить им связать себя узами бракада?
— Мы и вправду схожи. И наступит момент, когда ты докажешь это, сделав доброе дело.

— Люблю эти моменты. Особенно люблю их упускать.

— Да, тебе выпадет шанс совершить смелый поступок. Тогда ты кое-что поймешь. То, что ты добряк.

— Факты это отрицают.

— Я в тебя верю. Знаешь, почему?

— Ну что ж, скажи.

— Любопытство. Тебя так и потянет. Вызвать восхищение и получить вознаграждение. Не сможешь удержаться. Захочется узнать.
— Тоска… Сундук, должно быть, дорого стоит.

— Соблазн ужасный.

— Будь мы приличные люди, мы бы избавили несчастных от соблазна.
Ничей голос не отзовется радостью. И никто в храмы не кинется с воплем. Проклянут сей день проклинающие, способные разбудить сегодня... КРАКЕНА!
— Ты с этим сможешь жить? Ты обрекаешь другого человека на вечные оковы, а сам будешь веселиться, гулять и пить?

— Ммм, да. Это по мне.
— Элизабет и так в тюрьме за то, что помогла тебе!

— Правильно, за свои ошибки рано или поздно приходится платить.
— Но он как-то наткнулся на камень преткновения всех мужчин.

— Что это за камень?

— Море!

— Алгебра!

— Дихотомия добра и зла!

— Бабы.