Цитаты и высказывания из фильма Интерстеллар / Interstellar

Не уходи безропотно во тьму,

Будь яростней пред ночью всех ночей,

Не дай погаснуть свету своему!

Хоть мудрый знает — не осилишь тьму,

Во мгле словами не зажжешь лучей —

Не уходи безропотно во тьму.
Отец не должен видеть, как умирает его ребенок.
— Никто мне не верил, но я знала, что ты вернешься.

— Почему?

— Потому что мой папа пообещал мне.
Все в норме? Моей колонии роботов нужны здоровые рабы.
Чтобы измерить твою задницу, нужно две цифры, а чтобы определить будущее моего сына, хватит одной?
— У меня дети, профессор.

— Так идите и спасите их.
— Колесо спустило.

— Да-да. И вам пришлось заскочить в китайский магазинчик истребителей.
— Я не знаю.

— Это «не знаю» относится к 90 процентам или к 10?

— У меня еще есть настройки конфиденциальности.
— Мы продолжаем упрямо верить в то, что Земля принадлежит нам.

— Не только нам, нет. Но она — наш дом.
Любовь — единственное, что способно противостоять пространству и времени.

(Любовь — это единственное доступное нам чувство, способное выйти за пределы времени и пространства.)
— Я думала, ты призрак.

— Призраков не бывает, детка.

— А дедушка говорит, что бывает...

— Это потому что твой дедушка сам близок к тому, чтобы стать призраком...
Раньше мы смотрели в небо и там искали свое место среди звезд, а теперь смотрим под ноги и пытаемся выжить в этой грязи...
Абсолютная честность — не самый дипломатичный и безопасный метод общения с эмоциональными существами.
Закон Мерфи не утверждает, что произойдет что-то плохое. Он гласит: что может произойти, то произойдет.
Мы начинаем забывать, кто мы такие. Исследователи, первооткрыватели, а не землеройки.
Вы же знаете, Купер, почему в подобные миссии не отправляют роботов? Робот не умеет импровизировать, потому что ему нельзя запрограммировать страх смерти. Наш инстинкт самосохранения — величайший источник вдохновения.
Нам всегда было свойственно преодолевать невозможное... Мы вспоминаем эти моменты. Моменты, когда мы осмеливаемся стремиться к невыполнимому, сокрушать барьеры, дотягиваться до звёзд, объяснить необъяснимое. Мы гордимся этими достижениями. Но мы всё растеряли. Может, мы просто забыли, что значит быть первооткрывателями, что мы лишь в начале пути, что наши величайшие свершения ещё впереди, что наша судьба — стремиться ввысь.
— Мы ведь столкнёмся с невероятными трудностями, со смертью... Но не со злом.

— Думаешь, природа не может быть злом?

— Нет. Непостижима, пугающа... Она не зло. Разве лев — злодей, убивающий антилоп?

— Значит, и люди не злые?

— Да.
— Настроить юмор на 75%.

— Самоуничтожение через 10... 9... 8... 7...

— Ладно, настроить юмор на 65%.
У вас есть семья, а у меня её нет. Но я не могу не согласиться с тем, что потребность в человеческом обществе очень сильна. Это чувство лежит в основе того, что делает нас людьми, его нельзя недооценивать.
Шагнув во Вселенную, мы должны понять, что межзвёздные путешествия требуют от нас смотреть дальше пределов отведённой нам жизни. Мы должны мыслить не как индивидуумы, но как биологический вид. И уходить смиренно в сумрак вечной тьмы.
— Раз я говорю, что любовь — это не выдумка человечества, это осязаемая величина, это сила, это должно что-то значить.

— Любовь имеет значение, да. Общественная польза: социальные связи, воспитание детей...

— Мы любим людей, которые умерли. Какая в этом общественная польза?

— Никакой...

— Может быть, любовь — это нечто большее, что мы не в силах пока осознать. Может быть, это свидетельство чего-то... артефакт какого-то другого измерения, которое мы не в состоянии постичь. И меня тянет через всю Вселенную к человеку, которого я не видела 10 лет и который, возможно, уже мертв. <...> Может, нам стоит довериться ей [любви], хоть мы и не понимаем ее сути?
— Осторожность!

— …Может угробить тебя, как и безрассудство!
— Ты сделаешь это ради нас?

— Пока вы не расплакались, напомню вам, что я – робот и обязан делать все, что вы скажете.
— Твой отец нашел другой способ спасти человеческую расу от вымирания. План Б: колония.

— Почему он не сказал всем? Зачем надо было строить эти станции?

— Потому что он знал, как тяжело будет заставить людей работать вместе, чтобы спасти весь вид, а не их самих. И не их детей.

— Это бред.

— Вы бы не полетели сюда, если бы знали, что не сможете их спасти. Эволюция пока не в силах преодолеть этот простой барьер. Мы готовы жертвовать собой искренне, беззаветно, ради тех, кого мы знаем, но наше сочувствие не распространяется на чужих людей. Это непростительно. И он знал это. Он истребил в себе человечность, ради спасения человечества, он совершил невероятную жертву.

— Нет. Невероятную жертву вообще-то совершают люди, оставшиеся на Земле. Они погибнут, потому что он в своем паскудном высокомерии решил, что у них нет будущего.
Этот мир прекрасен, но сейчас он говорит нам, что пора уходить. Человечество родилось на Земле, но не обязано здесь умирать.

This world's a treasure, Donald, but it's been telling us to leave for a while now. Mankind was born on Earth, it was never meant to die here.
— Трудно вот так всё бросить. У меня дети, у тебя отец.

— Мы ещё много времени проведём вместе.

— Нужно учиться общаться.

— И молчать тоже... Я говорю, что думаю.

— Иногда лучше думать, чем говорить.
— Есть ли способ... не знаю... нырнуть в черную дыру и вернуть эти годы? Не надо качать головой!

— Время относительно, ясно? Оно может растягиваться и сжиматься, но оно не может идти вспять. Единственное, что способно пересекать измерения так же, как время, — это гравитация.

— Хорошо. Существа, которые привели нас сюда, — они ведь общаются при помощи гравитации, так?

— Да.

— Могут они говорить с нами из будущего?

— Может быть.

— Хорошо. Если они могут...

— Они! Они существуют в пяти измерениях! Ты пойми, для них время — иное физическое измерение: для них прошлое может быть каньоном, в который можно спуститься, а будущее — горой, на которую можно залезть. Но для нас это не так, ясно?
Чтобы чего-то достичь, людям сначала нужно избавиться от чего-то.
Дай Бог вам не узнать, какое это счастье — снова увидеть человека.