Цитаты и высказывания из фильма Вечное сияние чистого разума / Eternal Sunshine of the Spotless Mind

— Она меня ненавидит! Мне на женщин не везёт.

— А ты прекрати тырить у них трусы.
Счастье — это дойти до той тонкой грани безумия, когда черта между сознанием и реальным миром уже стёрта, когда просыпаешься и засыпаешь с мыслями о Ней, когда хочется улыбаться и жить, лишь вспомнив улыбку самого родного, самого любимого человека, когда не нужен никто и ничто без Неё, когда за каждый вздох, каждый Её взгляд, каждое мгновение рядом ты готов отдать всё... и перешагнуть через эту грань, навсегда превратившись из Он и Она в Мы, став единым целым... Это и есть Счастье.
— Постой.

— Что? Что тебе нужно, Джоэль?

— Не знаю. Я сам не знаю, что мне нужно. Просто… останься.
«Я Клементина! Вы меня не угостите цыплёнком?»

И ты его взяла, даже не дождавшись ответа, какой интимный жест, словно мы уже были близки.
— Вернись мы к старту, у нас всё пошло бы по-другому...

— Не забывай меня, попытайся, и мы вернёмся.
Все мужики считают, что я их дополняю, или наполню их жизнь радостью, а я рядовая испорченная девчонка, которая ищет себя в пироге под названием жизнь — и не вешай на меня бирку «продана».

(Многие считают, что я им служу удачным фоном, другие думают, что я украшаю их жизнь, но я всего лишь измученная девушка, ищущая умиротворения — и не подхожу на роль жилетки!)
— Почему так долго?

— Я пешком шёл.

— Кхм... Ты скучаешь по мне?

— Как ни странно, да.

— Сказал да, словно согласился взять меня в жёны.

— Наверное.
— Мне было жаль, что ты не остался.

— Мне тоже было жаль… То есть, теперь мне жаль. Теперь я о многом жалею! О, Боже… Я жалею… Жалею, что не остался, жалею…
— Сколько презрения было в твоем голосе, когда ты сказала те слова.

— Какие?

— «Ну так, иди!»
— Я как открытая книга, рассказываю тебе все самое сокровенное! А ты не доверяешь мне!…

— Бесконечная трескотня не есть общение.

— Я не трещу, я хочу тебя узнать… Мы должны разговаривать!

— Угу.
— А Вы меня не преследуете?

— Вовсе нет, Вы же со мной первая заговорили.

— Это уловка из учебника для маньяков.

— Правда? У них есть учебники? Здорово!
Я, например, всегда расстраиваюсь, когда думаю о жизни, что не использую свою возможность и теряю драгоценные секунды, а жизнь так коротка.
Пожалуйста, оставьте мне это воспоминание, всего лишь одно... Отмените все... пожалуйста! Я хочу все отменить. Слышите? Я больше не хочу ничего стирать!
Как радостна участь невинного сосуда. Забывая мир забытого мира. Вечное сияние невинной души. Каждый будет понят и каждому воздастся по делам его.
Вот ребёнок — такой невинный, свободный, такой чистый, а потом он взрослеет и его душа наполняется печалью и всякими фобиями.
— У вас имя очень красивое и означает «милосердная», верно? Клементина…

— Оно мне не подходит! Я мстительная маленькая сучка!
В тот день мы встретились, ты стояла у самой воды, я издалека тебя заметил, помню, меня сразу к тебе потянуло, я подумал «Надо же, как странно, человек стоит спиной, а меня к нему тянет...»
Похожи ли мы на те несчастные пары, которые всегда хочется пожалеть? Ужинающие мертвецы. Я не хочу, чтобы и про нас кто-нибудь так подумал.
Сегодня праздник, который придумали компании, производящие поздравительные открытки, чтобы заставить людей чувствовать себя паршиво.
— Имя у вас волшебное...

— Знаете что, Джоэл?.. Волшебство уходит...

— Знаю.

— И что мы будем делать?

— Наслаждаться... моментом.
Как же неприятно потратить на человека так много времени лишь для того, чтобы узнать, что он так и остался для тебя лишь посторонним.

What a loss to spend that much time with someone, only to find out that she's a stranger.
— Я не такая уж возвышенная, Джоэл. Я измученная девушка, ищущая умиротворения, я далеко не совершенна.

— Я не вижу в тебе никакой червоточины... пока не вижу.

— Ещё увидишь, увидишь! А нет, так сам сочинишь. А я с тобой затоскую, решу, что попала в ловушку, со мной всегда так!

— Пускай.

— Пускай... Пускай!
В детстве я считала себя уродиной. Хах... как бы мне не расплакаться. Мне кажется, люди часто не понимают, как одиноко бывает ребенку. Ты ничего не решаешь... так вот, мне 8 лет и у меня есть любимые игрушкикуклы. И больше всех я люблю страшную куклу по имени Клементина. Я все время на нее ору: «Нельзя быть уродиной! Будь красивой!» Странно, словно изменив ее, я бы тут же изменилась сама.
— Мне очень приятно, что вы со мной так милы… именно сейчас.

— [улыбается].

— То есть, хм, в следующую секунду мне может это не понравиться, но сейчас... мне приятно.

— [улыбается].