Цитаты и высказывания из фильма Подъем с глубины / Deep Rising

— Как там дела, Лейла?

— Пошёл ты! Какие тут дела? Я вся вымокла до нитки!

— Ладно тебе. Разве я не плачу тебе по два доллара в день?
— Приходится работать вслепую. Я думал, ты починил радар.

— Зачем так нервничать? Можно и помягче.

— Помягче, чёрт? Вся система приказала долго жить.

— Её вывели из строя твои отрицательные флюиды.
— Где мы находимся?

— Вот здесь. В центре небытия.

— А пункт назначения?

— Вот... ... Здесь. Центр небытия в квадрате.
— Где записано, что я должна работать на палубе? Знаешь, Финнеган... Тебе не помешает самому отрывать зад от стула и выходить наверх иногда.

— Я тебя тоже люблю, Лейла.
— Идём по расписанию?

— Надо думать, вы наняли меня не за светские манеры.

— Совершенно верно. Мы наняли вас из-за профессиональной репутации. Надеюсь, вы нас не разочаруете.
— И вас совсем не интересует, куда мы держим курс?

— Как говорится в старой поговорке: «Деньги не пахнут».

— Вот и хорошо.

— Так, куда же, чёрт, мы держим курс?
— Да, я слышал о тебе. Но думал, ты значительно старше.

— Я как изысканное вино: старею элегантно. Спасибо.

— Как изысканное вино? Вот уж нет. По-моему, ты больше смахиваешь на бочонок пива. Есть вопросы, мистер Финнеган?

— Нет. Мне платят, чтобы я молчал и делал своё дело. Так что, я молчу и делаю своё дело.
— Кстати, я голоден.

— Ты всегда голоден.

— Да, ну и что? У меня молодой растущий организм.

— Всё ещё растущий? Тебя это так беспокоит?

— Скажи спасибо, что я не каннибал.
— «Осознай свой путь» Ну и что ты осознал?

— Что цель моей жизни — успеть, пока не умер, трахнуть по одной бабе из каждой страны.

— Ты имеешь в виду страны, признанные ООН, или выдуманные тоже?

— Это как понимать?

— Вроде страны, из которой Ти Рэй.

— Что ты понимаешь, Австралия — это страна.

— Австралия — это остров. Точнее говоря, континент.
— А мне один хрен — остров, страна, континент. Лишь бы там были женщины. Весь мой интерес.

— Если ты вздумаешь заявиться в мою страну — получишь пулю в зад.
Знаете, что бы я сейчас съел? Парочку жирных поросячьих ножек... Порцию маринованных обезьяньих мозгов и большое слоновье глазное яблоко. Сырыми. Они лопаются, когда их надкусишь. Пальчики оближешь.
У нас контракт. Двадцать часов туда и обратно. Если вы прикончите моего механика, времени потребуется значительно больше. Лично я не возражаю: сверхурочные оплачиваются вдвойне.
— Ух ты. Скверно. Вот дерьмо. Всё дерьмо.

— Кажется, меня здесь не любят.
— Пантуччи! Пантуччи!

— Надеюсь, ты не там, где я думаю?
— Слушай, радар всё ещё барахлит. У меня предчувствие. Нехорошее предчувствие. Знаешь, сколько в этом квадрате островов, не отмеченных на карте?

— Не знаю. Два?

— Это очень смешно.
— Вы не имеете права сажать леди в камеру!

— Но вы, мадемуазель, не леди.

— А вы, мистер, не джентльмен.
— Прости, это больно! Послушай, давай сделаем перерыв. У тебя есть новокаин?

— Есть, любовь моя. Только совсем мало. Чмок!

— Мне нужно увеличить дозу.

— Ты всегда просишь увеличить дозу.
Сиди спокойно, болван. Ещё раз ввяжешься в историю, и я лично тебя прикончу.
— Я что-то слышу, сэр.

— Что это?

— Не знаю, сэр. Но это... Что-то крупное.

— Вероятно, стадо китов.

— Движущееся со скоростью 31 узел, сэр? Не думаю.

— Где вы слышите звук?

— Прямо под нами, сэр. И быстро приближается...
— В носу по правому борту — пробоина с Небраску.

— Старина Джезебел получил удар прямо по мозгам. Мы наскочили на... по-моему, это был быстроходный катер.

— Катер? На таком расстоянии от суши? Катер никак не мог оказаться так далеко в открытом море.
— Если надо, применяйте силу. Не забывайте и о факторе устрашения. На лайнере много пассажиров.

— Да, и половина из них в помаде. Аккуратней, не перемажься.
— Успокойтесь, Ганновер. Это круизное судно. Автомат вам не понадобится.

— А если они нападут на нас?

— С чем? Начнут поливать коктейлями и маслом для загара? Какой бардак.

— Может, вызвать уборщиков?
— Что это за существа?

— Очень недружелюбные. Так вас действительно ждёт лодка? Прекрасно. Давайте заключим сделку. Вы берёте меня с собой в лодку, и...

— Я могу просить всё, что захочу.

— Да. Всё, что захотите.

— Можете достать холодного пива?

— Смешно....

— Я ваш должник.

— Это уж точно. Помогите выбраться отсюда невредимой — и мы квиты. Поклянитесь, что вы человек слова.

— Несомненно. Договорились.
— Что это было, Финнеган?

— Не знаю, я толком не разглядел! Все запчасти взял?

— Даже если что-то забыл, возвращаться не собираюсь.
— Что, чёрт, это?

— «Девушка из Ипанемы». Слушайте, ребята, не возражаете, если теперь мы выйдем?

— Мы все на краю гибели из-за того, что вы ошиблись в расчётах?

— Я просто, скажем, недооценил конъюнктуру рынка!
— Я спрошу: может ли быть ещё хуже? [гаснет свет]

— Спасибо, Джой. [включают подствольные фонари]

— Та-та-та... Ну привязалась ко мне эта песня...

— По-видимому, они прогрызли корпус насквозь и так проникли внутрь. Ну и силища.

— Рад, что это вас так впечатлило.
У тебя слишком длинный язык. Тебе об этом уже кто-нибудь говорил?
— Приказы здесь пока ещё отдаю я, мистер.

— Оставайтесь здесь и отдавайте какие хотите приказы Оттойа... а я возвращаюсь на свою лодку, снимаюсь с якоря и уношу отсюда ноги.
— Проход не по левому, а сразу на правый борт.

— У меня при себе план судна.

— А кто, по-твоему, дал тебе этот план?
— Эти существа могут мыслить? Они закрывают люки. Они нас теснят на нос корабля.

— А что, чёрт, там, на носу корабля?
— Давайте дадим леди настоящее оружие. Вы умеете пользоваться автоматом?

— Да. Если кто-то нападёт на меня, буду жать на курок, пока оно не уйдёт.

— Осторожней с автоматом. У него сильная отдача. Ноготь можно сломать.
Знаете, не хочу казаться трусом... Но вся эта история начинает действовать мне на нервы!
Мне трудно дышать. Можно ли заболеть астмой? Или она передаётся по наследству?
— Мы уйдём не дальше, чем на полкилометра! Без топлива.

— А нам дальше и не нужно! Она должна сделать своё дело.

— Готово. Но топлива хватит лишь, чтобы протянуть 5-6 минут максимум. Потом придётся грести руками.

— Нашей " Малютке" нужны новые башмачки... Прощай, детка. Пора нам делать ноги. А тебе ярко зажечь напоследок.
— Соскучился по мне?

— Хватит валять дурака. Быстро заводи.

— Нет, чтобы сказать мне: «Джой, рад тебя видеть. Джой, что случилось с твоей ногой

— Джой, ты предпочитаешь пойти на закуску или основным блюдом?
— Они нагоняют нас! Они нагоняют! Мы должны их как-то остановить!

— Я знаю лишь один способ их остановить: это убить или накормить.

— Накормить? Всё, что у меня есть — это кусок мокрой жвачки и мятная конфетка.
Не говори потом, что я тебе никогда ничего не давал. Бах! Бах! Мимо. Ты засранец!
— Я нашла сувенир. Ну, кажется, мы застрянем на этом острове надолго.

— Думаю, вместе застрянем на этом острове. Чмок!

— Точно, надолго.

— Это будет получше холодного пива?
Я ведь ещё никого никогда не убивал. До этого дня. Во всяком случае, умышленно.
Леди и джентльмены. Леди и джентльмены, мадам и месье. Прошу вас уделить мне только минуту внимания. От себя лично, а также от имени капитана Атертона и его экипажа... приветствую вас на борту лайнера «Аргонавтика»! Каждый из сотен мужчин и женщин, обслуживающих наш лайнер... сделает всё возможное, чтобы оправдались ваши ожидания. Я же всю свою жизнь лелеял мечту: построить самый грандиозный... самый роскошный, самый дорогостоящий в мире круизный корабль. И вот сегодня, видя всех вас здесь, таких красивых, таких элегантных... Таких богатых, полных достоинства людей, я понял, моя мечта сбылась. И от всего сердца благодарю вас за то, что вы сделали это возможным. За «Аргонавтику»!
— Поймана с поличным. Боже, какая очаровательная воровка.

— Добрый вечер, господа. Я как раз собиралась уходить. Но, возможно, останусь.

— Разумное решение. Тем более, что бежать некуда. До ближайшей земли. Миль 600, если не ошибаюсь, капитан?

— Около 800, сэр. Согласно полученному нами факсу...

— Прямо скажем, не очень удачное фото. Вы разыскиваетесь по обвинениям в краже со взломом, грабеже, подлоге. И в покушении на убийство?

— Бывшего возлюбленного.

— Шесть арестов, пять судимостей. Объявлены в розыск в четырех странах. Как такой молодой красивой женщине удалось накопить такое невероятное...

... количество преступлений?

— Поверьте, это было нелегко.
— Радиорубка, доложите обстановку. У нас вместо теплового и лазерного изображения — чистый экран.

— Это невозможно.

— Радар тоже не отвечает. Задействуем резервный источник питания. Центральный компьютер полностью вышел из строя. И оборудование связи не работает. Вся аппаратура вышла из строя. Может, из-за шторма?

— Нет. Это ерунда. Это судно не боится капризов погоды. Наш сигнал забивают помехи. В жизни не видел такого. У нас первоклассное оборудование!

— Наверное, не умеете им пользоваться.

— Сложилась крайне опасная ситуация. Мы ведём судно без радара, не получая изображения. Мы идём вслепую. Не имея даже возможности сообщить наши координаты.
— Что же это за чёртовы твари?

— Боюсь, что наши друзья, возможно... Archeo Ottoia. Побочная ветвь семейства Оттойа.

— А, семейство Оттойа. А я уж было начал беспокоиться.

— На глубине 4 тысяч футов Оттойа имеют длину с карандаш. А тело толщиной с мяч для гольфа. Те, что на глубине 20 тысяч футов — могут питаться взрослыми акулами. Ну а на глубине 30 или 40 тысяч футов... Сами можете представить.

— Ясно, что ничего хорошего. Значит, мы имеем дело с морскими чудовищами-мутантами?

— Чёрт, Оттойа очень коварны. Они прячутся в ямках и хватают своих жертв заострёнными щупальцами. А потом буквально сминают своими массивными челюстями.

— И съедают живьём, так?

— Нет, они высасывают. Они высасывают из тела живой жертвы всю жидкость. А потом извергают остатки скелета.

— Хватит, лекция окончена.
— У меня плохое предчувствие. Что-то воняет. Вода просто ледяная. Какой идиот высунется на улицу в такой дождь.

— Корпус такого лайнера должен быть герметичным...

— Если корпус герметичный, то почему у меня мокрые ноги?

— Это корабль-призрак. Я за то, чтобы отсюда убраться.

— Я понял. Они думали, судно тонет, и поэтому смылись. Глупые ублюдки.

— Ты прав, точно. Они все попрыгали за борт. Представляю, как болван, прыгавший последним, воскликнул:

«Чёрт, мы забыли шлюпки! Теперь придётся плыть до берега своим ходом».
— Вы выходили на связь перед закатом, корабль даже не станут искать ещё сутки или двое?

— Боюсь, к тому времени нам будет всё равно, друзья. Нам придется провести время в обществе осклизлых тварей, жрущих всех подряд. Положение не из приятных.

— А может, нам остаться здесь! Это камбуз для команды. Он сделан почти герметичным, на случай пожара. Здесь навалом еды. Сможем продержаться до спасателей... При задраенных люках эти гады никак не смогут сюда добраться.

— Вы — как хотите, а я пойду дальше. Надо использовать последний шанс. Однажды я видел, как парень засунул рыбку в бутылку. Плотно заткнул её пробкой и кинул детёнышу осьминога. Осьминог повертелся вокруг бутылки... И меньше, чем через пару минут вытащил пробку. Проник в бутылку и сожрал рыбку.

— И какова же мораль этой истории?

— Мы — рыбка.