Цитаты и высказывания из фильма Константин: Повелитель тьмы / Constantine

— Если Вы решитесь, обратного пути не будет. Вы видите их, а они видят Вас. Понятно?
Если уж Господь наш так возлюбил вас, я сделаю вас достойным Его любви. Я давно за вами наблюдаю. Только перед лицом ужаса души ваши сразу очищаются, а вы должны быть совершенно чистыми. Я принесу вам боль, я принесу вам ужас, чтобы вы могли возвыситься, чтобы те, кто сможет выжить в сердце ада на Земле — были достойны любви Господа...
Я всегда выигрывал. Побеждал тварей, о которых многие даже и не слышали. А меня добили сигареты.
— Я же сказал тебе «отгони».

— Верно, Джон. Но если бы ты меня предупредил, что выбросишь в окно тяжеленное зеркало с разъярённым бесом, я бы отогнал машину подальше.

— I told you to move it.

— You did tell me to move it, but if you'd said you were dropping a 300-pound mirror with a demon I would've moved it further.
— Думаю, у Бога свой план для каждого из нас.

— Бог — это ребёнок с конструктором. Он ничего не планирует.

( — Для каждого Бог уготовил свой путь.

— Он просто разыгравшиеся дитя, и ему не до нас...)
— Почему я, Гэбриел? Что-то личное, да? Я редко ходил в церковь, наверное, молился мало, недодал пять долларов нищему... Почему?

— Ты умрешь молодым из-за того, что с детства выкуривал по тридцать сигарет в день. И ты отправишься в ад, потому что, так прожил свою жизнь. Это судьба!
— Ещё в детстве я понял, что могу видеть то, что недоступно другим, то, что лучше не видеть. У меня были обычные родители, и они поступили как полагается, и стало только хуже. Если долго считать себя чокнутым, то выход найдётся.

— Вы пытались покончить с собой?

— Не просто пытался, я целых две минуты был мёртвым. Но там, за чертой, время останавливается. И поверьте, две минуты в аду — это целая жизнь. Когда я вернулся, я знал, что все мои безумные видения реальны. Небеса и ад рядом, за каждой стеной, за каждым углом — это мир за гранью реальности, а мы застряли посередине. Ангелы и демоны не могут проникнуть в наш мир, и вместо них появляются Полукровки. Они — как ярмарочные зазывалы, они лишь нашёптывают на ухо, но одно их слово может наполнить сердце доблестью или превратить наслаждение в сущий кошмар. Изгнанники ада и посланники небес живут среди нас. Они говорят «равновесие», а я считаю это лицемерной болтовнёй. Если кто-то из Полукровок нарушает равновесие, я изгоняю эту жалкую тварь обратно в ад. Я ещё не всех изгнал, но думал, что заслужу отставку.

— Я не понимаю.

— Я — самоубийца. И, согласно правилам, когда я умру, меня ждёт ад.

— А вы пытаетесь заслужить рай?

— А куда деваться, если впереди меня ждёт тюрьма, в которую я засадил половину заключённых?
— В последнее время я замечаю странные перемещения демонов. Может, ты продлишь мне жизнь, я с толком потрачу это время.

— Торгуешься, чтобы попасть в рай.
— Сынок, я приготовил для тебя целый парк кровавых аттракционов!

— Ты просто прелесть…

— Sonny... I've got a whole theme park full of red delights for you.

— Well, aren't you a peach.
Конечно, пациенты психушек не могут себя прикончить. Это очень странно!

Yeah, what kind of mental patient kills herself? That's just crazy.
Следуй за мной, если сможешь.

You can get in. If you can get in.
Вы получили такой бесценный дар. Верно? Каждому из вас Творец дал искупление: убийцам, насильникам, осквернителям. Любому, нужно только раскаяться. И Господь прижмет к своей груди... Не-а... Во всех мирах, во всех вселенных никто похвастаться подобным не может. Это несправедливо.
— Я об этом не просил, это моё проклятие от рождения.

— Это дар, Джон, который ты растратил, потакая себялюбию.

— Я изгонял демонов из маленьких девочек, ради кого, интересно?

— Всё это ты делал для себя самого. Ты поступал так, чтоб вернуть его милость.

— Немыслимые правила, им нет числа, одних в рай, других в ад. А почему? Ты ведь не понимаешь нас, полукровка, это твоё место в аду.
— Привет, Джон. Джон, привет! За твоей душой я решил спуститься сам, лично! Угу.

— Да я слышал.

— Если не рассчитать и глубже резануть, перерезаешь сухожилия и пальцы перестают слушаться. Давай помогу. Видишь. Знаешь, я не думал, что ты повторишь свою ошибку. Так и вышло. Верно?
— Я знаю. чего ты хочешь. Что ж, я могла бы сейчас рассказать притчу о пастыре и заблудшей овце, но боюсь, сейчас она прозвучит неуместно...

— Твоё всевидящее око по-прежнему наблюдает за нами, Гэбриел. Я польщен.
— Этот мир станет моим, со временем. Ты лучшая из нас, Гэбриэл. И уж тебе-то знакомо тщеславие. Пора домой, сынок.

— Сын Погибели. Рогатый. Нечистый. Я расправлюсь с тобой, во славу Его. Я тебя сокрушу в Его честь.

— Старые имена, они звучат как музыка. Мне кажется, что тебя больше никто не прикрывает, Гэбриэл.
— Ну а как твоя семья?

— Семья в полном порядке. Дела, дела, дела, дела... Нужен отдых. Хы!

— Говорят, что твой сын чисто твоя копия.

— Ну я постарался его воспитать.

— Он в соседней комнате, вместе с Гэбриэл.

— Он в соседней комнате... Ох уж эти мальчишки. А, о вкусах не спорят, приятель.

— И у них Копье Судьбы. Сходи сам взгляни. Ты ждал меня целых двадцать лет, потерпи ещё двадцать секунд.

— Это твой очередной подвох?
Когда мы были девчонками... Мы оставляли друг другу записки... На свету... Подышав... на оконное стекло...
Это жертва! Его душа принадлежит мне!! Нет, ты будешь жить, Джон Константин. Ты будешь жить. Ты получишь шанс. Шанс, чтобы доказать, что место твоей души только в аду.
— Это были бесы... и пришли они явно не за мной...

— Как ты это понял?

— По запаху серы в воздухе...
— Человек?! Ты не достойна быть человеком.

— Отомстить хочешь? Об этом ты сейчас думаешь? Давай... Давай... Отомсти... Отними жизнь... Не тяни... Стреляй... Будет десницей Божьей... Решайся... Выбор всегда был за тобой...
— А когда я перестану быть твоим рабом.

— Ты мне не раб, Чез, ты — достойный ученик.

— Тогда почему я учусь только вождению, Джон? Джон, Джон, всегда приятно поговорить с тобой!
— Я Константин... Джон Константин, ублюдок.

— Я Креймер... Чес Креймер, ублюдок... Тварюга... Что? О, это Креймер... Чес Креймер... Теперь помощник Джона Константина.
— Вашу кошку зовут Утка?

— Вам только это кажется странным?
Не надо, не вставай... Мне нужно кресло, то самое из Синг-Синга...
— Джон, а мне всю одежду снимать?!

— [Джон молчит и смотрит на ее грудь]

— Джон?!

— Я думаю.
— Вода должна быть холодной или горячей?

— Поставьте перед стулом.
Вчера я слышал гром, кажется, у сатаны в животе бурчит…
— Я и забыл, какой он огромный.

— В тюрьме Синг-Синг на этом стуле отошли в мир иной двести душ.

— Нда...
— Кошки живут по обе стороны реальности.

— Если это какое-то заклинание, то может, вам нужны свечи или пентаграмма...

— А они у вас есть? Как я это ненавижу, Господи.

— Это безумие. Поаккуратнее с кошкой!
— А, холодная... [Миднайт плещет ему водой под ноги]

— На, согрейся! [Миднайт дает ему бутылку джина]
Джон, слушай... Ты никогда не отличался особой верой, у тебя были на то свои причины... Но это еще не значит, что мы не верим... в тебя.
Джон, слышал новость? Говорят, за тобой Нечистый сам явится...
— Ну что, Джон, пришёл толкнуть Ролекс по спекулятивной цене?

— Кто первый, тому и тапки.
— Равновесие!

— К черту равновесие! Ты один продолжаешь играть в равновесие, а демоны сидят уже у тебя в прихожей и плевать хотели на твои убеждения.
— Я тебе кое-что принес.

— Я почему-то уверена, что это не букет цветов.
Заходи ко мне если, останешься в живых. Теперь для тебя в бар вход свободный.
Я не из числа твоих любимчиков, я даже не призван в твое царство, но обрати на меня свой взор. Умоляю.
Слепые становятся очень чувствительными к проявлению окружающего мира.