Цитаты и высказывания из фильма 31 июня

— Рекомендую перейти на сыроедение.

— Я не ем сыр.

— Я сказал не едение сыра, а сыроедение. Рекомендуется всё сырое. Всё! Желе из протёртой крапивы, пюре из сырой...

— Доктор! Не делайте из меня эйдиота!

— Эйдетизм принимает бурный характер...
Ну вот: не знаете, а копаете.
Дорогая, я не знаю, что у вас там принято в 12 веке, но у нас, в 21 веке, не принято откладывать на завтра, то, что можно сделать сегодня.
Но быть совершенно здоровой и чувствовать себя здоровой — далеко не одно и то же.
А бабушка! Вы лучше у неё бы поучились искусству плетения интриг. Как она вязала! До сих пор никто развязать не может.
Чем вы порадуете нас в этот прекрасный день 31 июня, день, когда всё невозможное становится возможным?
Дядя, в 12 веке с одной честью и совестью не проживешь!
— А я? Я вам нравлюсь? Я нравлюсь всем. Рыцарям.

— Видите ли, мне никогда не нравилось то, что нравится всем. Рыцарям.
— Мы бы с удовольствием приударили за вами! Жаль, что вы привидение.

— Кто привидение?? Это я привидение?!! Я честная женщина и порядочная вдова! Даже дважды вдова!! Тоже мне король выискался… с того света!

— Это я с того света???

— Да!

— Я живу на этом свете, а вы, прекрасная леди, явились сюда в Перадор с того света!

— Это вы с того света! А я с этого света!!

— А… я… с какого света?..

— Не знаю.
Устанавливаю диагноз: нарушена естественная гармония четырех первичных влаг, что в свою очередь разжигает … пустую игру воображения!
— Насколько вы знакомы с теориями порядка в пределах мироздания?

— Вы имеете ввиду теорию мироздания Эйнштейна?.. Я, признаться, не силен в ней…

— Сейчас я попробую изложить вам более популярно: представьте Вселенную 6-ти измерений. Ну, первые 4 проходят в школе – это длина, высота, ширина и фактор времени. С двумя остальными несколько посложнее. Это сфера материального воздействия и сфера воображения. Отсюда шестимерность пространства, а не четырехмерность, как ошибочно утверждал этот ваш… ну, этот ваш…

— Эйнштейн?

— Да, Эйнштейн. Понимаете?

— Признаться, не очень. Я художник и привык мыслить образами, а не измерениями галактик.

— Художник… художник… Хорошо. Перейдем на образное мышление. Вас устраивает формула, что все, что создано нашим воображением должно где-то существовать во вселенной?
Он пришел, этот добрый день,

Он пришел, этот светлый час.

Никого в целом мире нет,

Только ты, только я, только двое нас.

Он пришел, самый добрый час,

Он пришел, самый добрый день.
Сказочный мир, удивительный край,

Край тишины, там, где слышны,

Голоса птичьих стай.

Радужный мир, он цветами одет,

Голубой небосвод, там есть много красот,

Но любимого нет.

Мир без любимого -Солнце без тепла,

Птица без крыла.

Край без любимого -Горы без вершин,Песня без души.
Вот когда вас посветят в рыцари, тогда и поговорим насчет сердца. А пока вы не сэр и не пэр, для вас у меня сердца нет!
Давайте не будем наводить тень на лунный день!
— Я вас завоюю себе в жены. Я привык рубить с плеча.

— А я привыкла к свободе.

— Не беспокойтесь, ваша свобода останется при вас. Я моряк, я дома не сижу.

— А зачем мне муж-моряк, да ещё и не сидящий дома?

— Сколько мне ещё вам доказывать, что лучшего мужа, чем я, вам не найти?
— А если я не против видений, а как раз наоборот!

— Но вы ведь знаете, чем заканчивают те, кто видят то, что не видят другие?

— Знаю, они попадают в национальную галерею!
Сем, я вам скажу одну вещь — вы мне нравитесь, хотя по идее и не должны бы.
Веселый человек был наш отец, венценосный король Чарли, каких баб имел!!! Ухх... Не то что нынешние, ущипнуть не за что...
Мы находим, что эта песня слабо сочетается с королевской властью. Мы запрещаем её на веки веков.
— И охота Вам бока мять на этой штуке?

— Что ты понимаешь! Мы, воины, должны спать по-походному. А на этой кровати забудешь и про походы, и про драконов.

— Да кто видит как вы спите? И какие могут быть походы при вашем радикулите?
— Ваш венценосный дедушка, а наш венценосный отец, король Чарли умер в седле на поле брани. Его конь — тоже...

— Под седлом...
— Ваше величество! Если вы согласитесь снести весь замок, то где будут жить королевские привидения?

— Леди Джейн. Какая была женщина! Первая красавица при дворе короля Чарли. Правда, не в меру была любопытна...

— За это и пострадала.

— На счёт привидений науке ничего определённого не известно.

— А вот когда будет известно, тогда и будете сносить.
— Сидит тут со вторника и безуспешно сватается.

— Со среды.

— Может быть... Но мне кажется, что со вторника.

— Со среды! Ну, пусть будет со вторника, если вам так приятно. Я прибыл сюда издалека. Возможно, из Занзибара...

— Там нет моря.

— Тогда значит из Генуи...

— Врун.

— ... Чтобы завоевать вас в жёны.
— Ну, вскопали всю дорогу?

— Всю.

— Нашли философский камень?

— Увы.

— Где ж теперь искать этот камень? Мы крайне нуждаемся в золоте.

— Ваше величество, остался не вскопанным только один участок. Вы знаете, что он там.

— Копайте!

— Ага. Но на этом участке находится ваш замок... Придётся его снести.
— Мой племянник сейчас вернётся. Мне очень трудно тягаться с ним, ведь он почти на 300 лет моложе меня! А в нашей профессии это очень много значит.

— Дядя, вы уже опоздали с вашим средневековым образованием... незаконченным. Наша профессия не для дураков. Вот почему здесь наблюдается некоторый регресс... на фоне общего прогресса, ваше высочество.
— Наверное, всё дело в ретро.

— Господи, Энн! Что это на вас напялено?

— Я же вам объясняю — сейчас в моде ретро: в моде то, что носили в 70-е годы 20 века, и Сэм, исходя из этого...

— А что носили в 70-е годы 20 века?

— Ну то, что носили в 30-е годы 20 века. В общем, ретро — это поиск прекрасной дамы, возврат к добропорядочным отношениям... и возвышенная любовь.
— А теперь признайтесь — зачем вы служите у нас?

— Потому что я плохой художник... Не по вашей мерке — по своей. Вот поэтому я служу в вашем агентстве, Диммок, и зарабатываю на хлеб.

— Так вот, чтобы не лишиться этого хлеба, вы должны увидеть прекрасную даму и нарисовать без промедления.
Давайте выпьем за то, чтобы встретиться на звёздном мосту. Это Млечный путь. Он не имеет ни начала, ни конца.
— Значит, вы живёте в 12 веке? Знакомы с Гамлетом и соседствуете с Макбетами?

— Принца убили в прошлую пятницу, а Макбеты никого не принимают. У них какие-то неприятности.

— То ли ещё будет...

— Вы занимаетесь предвидением?

— Нет. Просто всё это я проходил в школе.
— Послушай, Энн, я полюбил...

— Вот как?

— Впервые в жизни и на всю жизнь. Я никогда не был так счастлив. Но... между нами есть одно препятствие — она из Перадора.

— Перадор? Из провинции, что ли?

— В некотором роде. Историческая провинция. Короче, я готов сразиться с драконом, топать по звёздному мосту, который в просторечии называется Млечный путь...
— Это ваш придворный музыкант?

— Да. Это мой домашний музыкант. Его зовут Магнитофон.
— Жемчужину надо растворить в уксусе.

— Это бриллиант.

— Тем лучше. Добавить туда растолчённый зуб дракона. И всё это перемешать с настойкой корня мандрагоры... Не носите алых платьев, а носите там... крылышко летучей мыши и высушенную лапку жабы.

— Какая гадость!

— Это не гадость. Это последние достижения современной науки.

— Это шарлатан!
— Принцесса, перед вами герой!

— А перед вами, ваше величество, врун и хвастун.

— Ваше высочество, если бы вы были принцем, я вызвал бы вас на дуэль.

— Я не принц, но и вы не мужчина.
— Принцесса, примите соответствующее выражение лица! Сейчас нам представят последнего соискателя на вашу руку.

— Правильно, а то с этими танцами мы вообще без наследника останемся.

— Ждать больше некого — вы разогнали всех женихов!
— Защищайтесь!

— Сэр Генри! Не трусьте! Принцесса всех своих женихов проверяет на боеспособность. Ну, сэр?

— Я не трус, но я боюсь. Шизофреничка!
— Всё роете?

— Ваше величество, чтобы не сносить ваш замок, я решился... на подкоп.

— Ваше величество, а как же быть с королевскими привидениями, которые живет в подземелье?

— Безусловно! Они не любят беспокойство и могут запросто покинуть наш замок. Так как же быть с королевскими привидениями?

— ...

— Вот не знаете, а копаете. Ваше счастье, магистр, что вы вскопали все дороги, иначе к нам пожаловал бы Святейший епископ. И гореть бы вам тогда, магистр, на костре.
— Мне так много хотелось вам сказать, а теперь я не знаю с чего начать. Вы, наверное, хотите есть?

— Благодарю. Я недавно завтракала.

— Но сейчас время обеда.

— Что это за предмет?

— Это электронные часы. Они идут с точностью до одной десятой секунды.

— У нас в Перадоре есть только солнечные часы, но их нельзя носить на руке. И вообще, они стали то спешить, то отставать, из-за магистра Джарви, который умудрился вскопать даже часы.

— Зачем?

— Ищет философский камень.
— Куда это её занесло? То есть... перенесло...

— В шестое измерение.
— Где Мелисента?

— В шестом измерении.

— Магистр Джарвис утверждает, что наука отрицает шестое измерение.

— Наука отрицает, а её высочество там гуляют. Я бы и сам гульнул.

— Темнота! Нет шестого измерения!

— Даже драконов нет, в шестое измерение есть.

— Убирайся вон, невежда!
— У меня к вам деловое предложение. Как вы отнесётесь к тому, чтобы приобрести у меня яичный порошок? С душком...

— Для любителей.

— 50 ящиков.

— 49. Один покупаю я.
— Идём скорей! У нас осталось мало времени до полуночи.

— А что это означает?

— Ещё не знаю, но Марлаграм не будет предупреждать зря.
— В Перадоре шутить не любят.

— Извините.

— Я охотно приму ваши извинения... вместе с этой брошью.

— Но это невозможно.

— А если я очень попрошу?

— А вы, пожалуйста, не просите.
— Детка, вот эта деталь совершенно лишняя.

— Ещё раз скажете «детка» — и я проткну вас насквозь!
Не бойся, теперь я не исчезну. Знаешь, Мерлина можно попросить один раз в жизни... Я попросила провести меня по звёздному мосту.
— Леди Куини, я объявляю вас королевой Перадора!

— Выше величество, я из вас вышибу дух, если не отвяжитесь от Куини!

— Леди Куини будет королевой Перадора! А вас, рыцарь Планкет, я отдам на съедение драконам!

— А я им предложу вместо себя 50 ящиков яичного порошка!

— А дракон не дурак!
— А этот магнитофон, тоже музейный экспонат?

— Да, это тоже музейный экспонат. Он связан с принцессой Мелисентой. Она исчезла из 12 века, а этот предмет остался в 12 веке.

— По-моему, гораздо легче предположить, что его забыл кто-то из посетителей.

— Может быть, это вы забыли? Возьмите.

— Я не уверена, что это я.

— Не уверены?

— Пойдём отсюда. Здесь смотреть больше нечего?

— Нет. Это маленький музей и работает он всего раз в году — 31 июня, в лунный день.

— Да, простите, как вы сказали зовут эту принцессу?

— Мелисента.

— Мою жену тоже зовут Мелисента.
— Лэмисон, вы сочинили, наконец, балладу про Чёрного рыцаря, который унёс моё сердце?

— К сожалению, нет.

— Как это нет? Почему?

— Потому что мне нечего вносить. Разве у вас есть сердце, прекрасная Нинет?

— Вот когда вас посвятят в рыцари, тогда и поговорим на счёт сердца. А пока вы ни пэр и ни сэр, для вас у меня сердца нет.

— Для того, чтобы стать рыцарем, надо убить хотя бы одного дракона. А я раньше, вместо того чтобы изучать драконографию, сочинял серенады.

— В таком случае, вам не на что надеяться. Дорога к моему сердцу будет открыта для вас только после победы над драконом.
— Вели седлать коней! Отправляюсь в Камелот! Надо спешить! В Камелоте, как и в Перадоре, шутить не любят.

— Да уж какие шутки, когда с утра дорога опять разрыта...

— Кто посмел?!

— Да ваш же королевский алхимик магистр Джарви! Он же медик, он же астролог! Ищет на дороге философский камень. Обещает весь Перадор завалить золотом.

— Обещает, обещает! А почему он роет на дороге?

— Потому что в других местах всё уже перерыто и пересеяно.

— Да, значит мы до Камелота не доберёмся.

— Не доберёмся... Потому что бездорожье полное!

— Жили без дорог... и дальше проживём. А то только дорогу наладим — дракон притащится...

— А то и того хуже — инквизиторы нагрянут...