Цитаты и высказывания из игры Far Cry 3

Я уже говорил тебе, что такое безумие, а? Безумие – это точное повторение одного и того же действия. Раз за разом, в надежде на изменение. Это есть безумие. Когда впервые я это услышал, не помню, кто сказал эту хрень, я, бум, убил его. Смысл в том, окей, он был прав. И тогда я стал видеть это везде. Везде, куда ни глянь – эти болваны. Куда ни глянь, делают точно одно и то же, снова и снова, и снова, и снова. И думают: «Сейчас все изменится. Не-не-не, прошу. Сейчас все будет иначе.»
Ты — это я. Я — это ты. Прими меня в своё сердце! Прими как спасителя! Прибей к сраному кресту и дай возродиться!
Что такое, Джейсон? Джейсон, что не так? Почему ты не смеешься, как в небе? Больше не смешно? Я тебя не радую..? Летя в гребаное небо, ты думал, что ты схватил судьбу за вертлявую жопу. Но, брат, тут внизу… Тут внизу… Облом.
Ножик? Ножик!? ***жик блин! Шедевр! В нём истории, больше чем в ваших задницах!
Мы все одинаковы, Джейсон. Отличаются те, кто не действует. Это разница.
Мы слишком часто сдерживаем себя. Представь, как быстро можно достичь успеха, если делать то, что желаешь.
Плавать в бурю — храбрость, но загорать на пляже с пиратами — безумие.
Ох, Джейсон-Джейсон-Джейсон! Ты пришёл завалить меня в моём же доме из-за этой суки Цитры, а за родного брата и пальцем не пошевелил? Крыса ты продажная! Скотина, блъ!

Ничо, братан, не волнуйся. Я семью тоже не люблю. Когда увидимся, скажи мне «спасибо», ладно? Ведь я освобожу твою отравленную ядом сраную душу, ублюдок ты больной!

Посмотри на себя, Джейсон. Тупой, блъ, белый мальчик. Ты пришёл сюда — в мои сраные джунгли, и решил, что ты — воин, блъ! Ты думаешь, что знаешь, что это такое — убивать?
— Весь мир балансирует, а я — точка равновесия. Летя в гребаное небо, ты думал, что схватил судьбу за вертлявую жопу, но брат...

— Ты сильный, могучий воин...

— ... как тебе с моей сестричкой, а? Ха... она хочет сделать тебя воином. Ты облажался, Джейсон. Давай, нажимай. Спускай курок! Застрели меня, стреляй!
— Скажи мне: «Мама, папа».

— Мама, папа...

— Я люблю вас.

— Мам, пап, я хочу домой.

— Очень хорошо... Давай так же еще раз.

— Нет...

— С большим чувством. Ты можешь, милая, давай...

— Йоу, Ваас. Там Броди наших натянул на «Медузе», он реально оху...

— Бенджамин, Бенни, Бен! Я тут снимаю фильм, окей?

— Слушай, тебе бы уйти отсюда надо... Эти сраные дебилы про тебя сказа...

— Ты мог бы... не ругаться?! А то у нас тут, между прочим, леди, актриса!

— Пошел... на хер.

— Я — на хер?! Ха-ха... Ты видишь, что ты наделал?! Ты настроил мою актрису против меня! Теперь пошел на ***! Исчезни!.. Прошу простить моего друга и его бестактность. Он просто полный козел. Сыграем так, чтобы «Оскара» дали, окей?

— Нет...

— Слезы. Отлично. Дальше...
— Нравится что-нибудь? Мне лично нравятся красные. Пурпурные поднимают настроение. Хотя тут все отличные. О, только не жёлтые! Их не бери — они могут убить: смесь не совсем проработана. Кстати, я — доктор Эрнхардт... ну, с утра вроде был...

— Да... Я — Джейсон. Дэннис сказал, что вы можете помочь, и что у вас мой друг.

— Один из «друзей», да? Попозже зайди, я ещё не варил... А! Так ты про девушку! Дэйзи, да?

— Что? Так это Дэйзи?!

— Я-то думал, ты просто шифруешься.

— Где она?

— В моём же доме, сэр. Здесь...
— Уиллис, ты?

— Джейсон, я нашёл твоего друга — Кита Рэмзи. Его купил один из диллеров Хойта. Он сидит в баре, в трущобах. Его зовут Бак.

— Хех! Его зовут Бак, он полный му...
Я предпочитаю европейское исполнение — в американских оркестрах слишком громкие духовые.
— Где список предателей и фотографии?.. Хм. Отличная работа! Хочешь сигару в честь победы? Ты устроил неплохое шоу.

— Вообще, я не курю.

— Ты боишься рака лёгких? Это хрень — тебя убьёт не рак. Так, ты хочешь войти в список моих приближённых, Фостер. Но знай: я вижу людей насквозь. Ты — непоседа: берёшься то за одно, то за другое...

— Просто ничего не подходило.

— Хорошо, скажу по секрету. Знаешь, что делает моих людей счастливыми? Страх... Итак, хобби. Кулинария, живопись, кино, наркотики. Какое твоё?

— Я люблю охоту.

— Я сам охотник. Благородная профессия. Если мы говорим о настоящей охоте. Я могу предложить тебе отправиться на рынок рабов в Рио, Гонгконг, Нью-Йорк... Это всемирное предприятие. Глобализация — это будущее. Со всех концов света мне привозят товар. Возьмём американскую промышленность. Они маркируют линзы цифрами 123, чтобы я мог их видеть, если надену линзу наизнанку. Но! Почему 123, а не ABC? Чтобы можно было продавать их в любой стране. И угадай, что происходит, когда я их ношу?

— Вы не видите 123.

— Вот это самое удивительное. Вот это и есть прогресс! Это цивилизация. Кое-кто просто этого не понимает. Видишь эту лодку? Я удерживаю её и экипаж, чтобы получить выкуп. Но владелец не хочет вести переговоры за пределами своей страны. Г-р-р! Бум-бам! Вот в этом вся суть, Фостер! Рабы продаются и покупаются по всему миру. Также, как контактные линзы — мой продукт универсален. Так, я хочу, чтобы ты кое-что сделал. Тут внизу есть пленный. Узнай, кто он такой, и на кого он работает, а затем избей его до потери сознания. Сэм пойдёт с тобой.

— Ладно.

— О! Я буду следить за тобой через камеру. Нечасто приходится видеть профессионала за работой. Эй, не разочаруй меня.
— Славный сегодня денёк.

— Что, босс, планируете парад?

— Вечно ты меня смешишь, Ваас. Так я хотя бы отвлекаюсь от серьёзных дел. Благодаря тебе... М-м, так... что насчёт Белоснежки?

— Да он вообще никому *** не впился. Вообще.

— Правда? Тогда почему я здесь?

— Когда ты получишь выкуп, его друзей распродадут. Я убил старшего брата. Сделал то, что ты сказал, с младшим. Моя сестра... расписывает белого...

— Меня не волнует твоя семья! Только по моей милости твоя башка не красуется на антенне моей машины! Поэтому будь любезен, начни волноваться насчёт Джейсона Броди!

— Окей, Хойт, окей. Ладно.

— Фантастика! Прекрасная погода! А что за деревня чуть дальше — Берас-Таун? Кучка любителей местных. Украли накладную, очень дорогую для меня. Нужно их навестить. Рад был увидеться, Ваас.
А-а, мои румяные новобранцы! Врать не буду, мы все здесь ради бабла. Но просыпаясь утром, я думаю: счастливы ли мои люди? Мой отец, земля ему пухом, был шахтёром. Каждый день он вставал на рассвете, выкуривал сигарету и отправлялся под землю. Для этого чудесного человека Компания была богом. Я сохранил это отношение к своему скромному бизнесу. И я ожидаю от вас того же. Итак, в Компании есть три главных незыблемых правила. Первое: беречь мой товар — вы можете их трахать, но нежно. Второе: убивать любого туземца. И, наконец: вся прибыль — моя. Я всё понимаю, но если вы нарушите одно из этих правил, я буду поджаривать вас на огне, пока кожа не лопнет, как у цыплёнка. Ладно, хватит болтать. Дикари хотят уничтожить мой труд. Мою гордость и отраду. Покажем им, кто мы! Да, совсем забыл, приз месяца: личный остров за голову Джейсона Броди!
— Я нашла тут лодку. Если её починим, это будет наш билет домой.

— ... или прямиком на дно океана...

— ... сказал «опытный» мореход.
— Получилось! Воу!

— Мы чуть не умерли и не попали в рабство! «Хороша» радость! Это кошмар»

— Лиза, успокойся... Слушай, я всё исправлю. Ты знаешь, куда забрали других?

— Оливер теперь в каком-то бункере, про Кита и Дэйзи я не знаю...

— Что с Райли?

— Про Райли и Гранта тоже не знаю.

— Грант мёртв...

— О, Джейсон... Мне так жаль.

— ... Но я нашёл Дэйзи. Найду и остальных.

— Где она?

— В безопасности. Я покажу.

— Ладно.
— Мне каждую ночь снится Голливуд, а просыпаюсь здесь.

— Прости, что так вышло.

— Ты не виноват. Не надо было мне соглашаться на скайдайвинг. Главное, что мы оба целы. Ты ведь меня спас — я здесь благодаря тебе. Теперь нам нужен план действий.

— Ладно. Я найду Райли и остальных, а ты будь здесь и помоги Дэйзи с лодкой.

— Мы едва успели убежать...

— Лиза, я знаю. Не волнуйся.
— О, крутые татушки!

— Сваливаем отсюда!
— Олли, сюда!

— Эй! Спасибо, что спас! Они всерьёз взялись за отца — он едва не отдал им кучу денег.

— Олли, вас всё равно продали бы в рабство, даже с выкупом.

— Вот дерьмо! Мы охрененно попали, чувак! Не знаю, как я смогу жить...

— Я тебя знаю, Олли. Ты сильнее, чем думаешь. Пошли, у меня есть место, где тебя спрятать.
Сюрприз, мудила! Думаешь, я не знал, что ты придёшь? Я разочарован! А я так на тебя надеялся, Джейсон! Такой, блъ, потенциал! И вот ты здесь, запертый в жизненных рамках, как сраная крыса! И дело в том, что я тебя сюда не тащил — ты припёрся сюда по своей воле! Вот что Цитра с вами делает — обращает вас, говнюков, в крыс. А мне приходится избавляться от грызунов, но... для этого и нужны братья, да?
— Что это за место? Вообще мозг выносит...

— Ох, ну и крепкая травка: меня накрыло, как птицу над горящей плантацией... Никто не хочет дунуть, пока я её не притушил?

— Я хочу! Эй, погодите немного!.. Тут просто рай!
Плачу десятку первому, кто принесёт мне мошонку Белоснежки.
Джунгли говорят через воина. Его путь ведёт через сердце джунглей. Следуй по пути — и ты найдёшь ответ.
— Симпатичные, правда?

— Красивые. Даже очень.

— Я мог бы выбрать любую из них, но моя душа принадлежит одной.
— Где... я? Что за чёрт?!

— Ты проснулся, но не полностью. Рука обездвижена, чтобы сделать татау. Ты вправе забрать мою жизнь, но и я вправе забрать твою. Хе-хе! Я — Дэннис.

— Джейсон.

— Я знаю, кто ты. Бангау, лаба-лаба. «Цапля, акула и паук.» Ты — воин. А татау позволит тебе раскрыть твою суть.

— Слушай, мой старший брат убит. Мне надо найти младшего и ещё нескольких друзей. Ты мне поможешь?

— Я освобожу тебя — и тебе не понадобится ничья помощь. Идём.
— Откуда я тут?

— Я нашёл тебя на берегу. Прошу в деревню Аманаки! Красиво тут, а? Твой побегзнак того, что расклад сил поменялся. Нашим людям нужны добрые вести.

— Так... это твой народ?

— Остров призывает сильнейших. Он призвал меня. Ракьят, жители острова, приняли меня — и я стал членом их племени. Я горжусь своими начинаниями.
— Здесь сила исходит из Джунглей, от Острова. Ты должен узнать землю. Надо знать, где стоишь. Чтобы спасти друзей, нужно познать джунгли. Иди. Вернёшься ко мне, когда преуспеешь в джунглях.

— Что это значит? Что мне делать?

— Слушай инстинкты... Воин охотится. Так издавна заведено. Общество научило проигрывать, не природа. Доверяй инстинктам.
— Вот. Деньги на оружие.

— Э-э-э...

— Ты же хочешь спасти брата?

— Я раньше ни в кого не стрелял.

— Как там говорят в Америке? «Всё когда-то бывает в первый раз».
— Эй, Джейсон! Скучал по мне?.. Кто набил, а? Я спрашиваю, кто набил [татау]? Цитра набила, а? Думаешь, ты один из нас? Думаешь, ты как я? У мажора из Калифорнии стояк на экзотику!.. А я всажу пулю в череп моей сестры... как твоему брату, Гранту...

— Пошёл ты!

— Ты злишься, Джейсон? Ты злишься... Окей, я понимаю. Ведь без семьи, кто мы, блъ, такие? Знаешь, когда-то ради сестры я мог сделать что угодно. Я убил впервые — ради сестры... но ей этого было мало. Не-не-не-не-не, прошу! Ты-то понимаешь, в чём прикол, а? Наши любимые исподтишка бьют каждый раз! Они говорят мне: «Ваас, кого ты выберешь? Их или нас? Нас или их, бл?» Как будто мне, бл, ещё надо выбирать, сука!.. Кстати, зажигалка твоя — дерьмо. Ладно, хватит лирики. Это плохо, что Цитра сделала наколку: теперь тебя можно убить, только полностью стерев. Тсс, не плачь. Всё окей... Джейсон... Клянусь богом, мужик, это правда прекрасно, что ты готов умереть за любимую... Оставим голубков наедине.
— Покажи свою руку.

— Хай!..

— Разве в Америке учат говорить без разрешения?

— Нет. Во Франции.

— Ты храбр, если смеёшься в лицо смерти. Мало кто из посторонних видел этот храм. И лишь немногие были внутри. Зачем ты здесь?

— Я ищу силу, чтобы победить Вааса и спасти друзей.

— И это всё? Я не поведу в бой своё войско ради тебя. Ты — агнец, ты не один из нас.

— Тогда я стану воином.

— Очень смешно. Уходи.

— У него мой брат!.. И я готов на всё, чтобы вернуть его.

— Тогда... Принеси мне то, что потеряно — и мы поговорим...
— У тебя есть 10 секунд, чтобы сказать кто ты, пока я не подорвал C-4 под столом — и вся эта халупа не разлетелась на кусочки!

— Боже!

— Не думаю. 5 секунд.

— Джейсон! Джейсон Броди!

— Правда?

— Да!

— Значит, ты — Белоснежка?

— Да... или нет. Какой ответ меня взорвёт?

— Прагматик... но обнадёживает.
— Джейсон!

— Кто ты? Шпион?

— Не скажу ни «да», ни «нет». Ладно, шучу. Агент Уиллис Хантли. Я работаю на Лэнгли.

— О! Мне как раз нужна помощь армии и правительства, а ещё отправить весточку домой.

— Не выйдет. Я на нелегальном положении — прямого контакта с Управлением нет.

— Так ты тут один?

— Шутишь? У меня тут группа. Они в поле, но скоро вернутся. Снимки, которые они прислали, навели конкретный шорох. Всего сказать не могу, но поверь — дело крупное.

— Круто...

— Но мне нужна информация из ещё одного источника.
— Эй, Дэннис?

— Джейсон! Что нашёл?

— Видение указало мне на человека в белом. Кажется, он — шпион.

— Странно. Никогда не слышал о нём.

— Он рассказал мне о боссе Вааса — Хойте.

— Хойт Волкер... Берегись его, Джейсон. Ты думаешь, Ваас — чокнутый, но всё зло на острове идёт от Хойта. Он отнял у Вааса его разум. Это он — кукловод.

— Ох ты ж... Ладно, поберегусь.
— Считаешь ли ты себя патриотом? Видишь ли, патриот — это не тот, кто отдаёт салют перед флагом, держа в руке хот-дог перед бейсболом. Извини за выражение, но это всё лажа полнейшая. Настоящий патриот вскормлен Леди Свободой! Узнав о гибели брата на войне, он спросит: «Мы победили?» — и возрадуется вести о победе. Итак, ты — настоящий патриот, или один из тех хиппи, которые плачут, когда в магазине закончились носовые платки?

— Настоящий патриот!

— В точку! То, что я хотел услышать. Кстати, у Вааса твой друг — Оливер Карсвелл, а я подбираюсь к Киту Рэмзи.

— Зачем вы их ищете?

— Моя работа — знать всё об этом острове. Я могу тебе помочь, но не просто так: услуга за услугу. Я разыскиваю кое-что.