Цитаты и высказывания из игры Battlefield 3

— Вы были заперты в банке.

— Ага. И нас поджимали сроки. Как и сейчас.

— И они прибыли в город. Куда именно?

— Площадь там снаружи была. А у нас была бомба. Мы ждали в банке, пока к нам придут Миллер и «Кремень-3». Я связался с ними: попросил сказать, когда прибудет подмога. Они сказали: «Три минуты. Подойдём через три минуты.»
— Это что ещё за мать твою?!

— Похоже на советскую БМ-21. Старая ракетная артиллерия. Не слишком точная, но если начнёт херачить — считай, денёк не задался.
Если бы люди знали, как многое в мире зависит от нас.
Ты один, а? Где твои напарники? Ну же!..

Ты хорош, солдат. Очень хорош. И что дальше? Я не боюсь смерти. А ты?
— Карта поездов в хранилище — какое время там было написано?

— 6:02. А что?

— Дэйв, ты мне веришь?

— Верю...

— Так. Тогда давай за мной.
Всё встаёт на свои места. Коул пытается лично сдать Аль-Башира. Он уже 100 лет в капитанах ходит, вот и пытается доказать начальству, что не полный ушлёпок. Звёздочку получить хочет. Долбаный искатель славы.
— Когда это было?

— 10 часов назад. 80000 жертв. Эпицентр — биржа «Евронекст».

— И как оно?

— Я этого хотел, что ли? Да вы, ребята, что, совсем тут охерели? Я пытаюсь не допустить того же в Нью-Йорке!

— Как думаете, сержант, кто это сделал?

— ССО. И Соломон.

— Результаты взрыва подходят под характеристики русских ядерных бомб. Дима был там в это же время. Понимаете, к чему я?

— Дима пытался остановить взрыв. Парижская бомба — одна из пропавших.

— Бред! Ну и что? Это всё равно произошло...

— Сержант, вернёмся назад. Вспомните-ка банк. Вы сказали, парижская бомба связана с банком.

— Это не Дима! Он не мог!

— Я жду.

— Мы послали сигнал тревоги. «Кремень-3», рота «Чарли», 1-ый танковый. Они за нами прибыли. Миллер за нами прибыл.
— Классная картинка, да?

— Связи Соломона с бомбой тут всё равно не видно. Ещё что-нибудь есть, сержант?

— «Ещё что-нибудь»?! А что ещё нужно? Вы же видели, как он убил Миллера!

— Сержант, вы на себя посмотрите. Вы в этой истории на каждом шагу. Вы и Дима.

— Да блъ, вы что — копы? Вы на чьей стороне?

— Слушайте, вы были в комнате, где снималось это видео. Вы были в банке, где нашли бомбы. Верно?

— Да, всё так. Мы нашли три держателя для бомб, порванные карты. Соломон засветился на камере с Аль-Баширом.

— Здания больше нет. Улик нет. Ничего у вас нет...

— Да?... Понятно. Когда это было?... Точно?... Ясно, спасибо... Похоже, одно из имён, используемых Соломоном, засекли здесь, в Нью-Йорке.

— Вот видите!

— Начинает сходиться ваша история.

— Аль-Башир ясно заявил: Соломон — его правая рука.

— Правда? Когда?

— Когда мы за ним пришли. Кампо и я.
— Значит, вы едете туда. Вы и те, кто выжил. Вы, Коул, Монтес. На вашем месте я бы подумал о друзьях. Думал о том, что я мог бы изменить. Может, даже думал бы — «лучше меня, а не их». Вы добираетесь до виллы Кафарова. Раньше основного русского отряда. Раньше всех.

— Не раньше всех.

— Там был Дима, верно? И вы приняли решение. Вы охереть как быстро приняли решение про жизнь свою, и про верность. И про то, насколько сильно хотите помочь стране.

— Да ничего вы не знаете о моих решениях.

— Ну так расскажите мне. Убедите меня.

— Мы разделились, чтобы обыскать виллу. Я был один.
По военной доктрине надо отвечать огнём на огонь. Это не война, а чисто технически.
— Америка основана террористами для террористов, ты думаешь, кто вел войну за независимость? Историю пишут победители.

— Как ты вообще в морпехи попал?!!

— Да я и сам удивляюсь.
— Все целы? Все в порядке? В порядке? Все целы?

— Бля, это же Т-90? А я все еще на ногах. Я не просто цел — мне охренительно повезло!
— Я, кажется, только что согласился идти в засаду.

— Может, проще нам сразу застрелиться?

— Ну, правда, завалят же нас.

— Господа? Что-то я не вижу куража и желания драться. Продолжайте наблюдение!
— Мда, погано здесь, даже без Аль-Башира.

— В 2003 во время землетрясения в Тегеране погибло 40000 человек.

— Гляньте, какой умный! Откуда тебе-то знать?

— Если бы вы, тупицы, читали книжки, вместо того, чтобы играть в «Call of Duty», вы бы тоже это знали.
Брат. Готов? Надо торопиться...Позор. Вы приезжаете в нашу страну, чтобы убить нас. И всё равно, вы называете нас террористами, когда мы пытаемся защитить нашу страну и народ. И это та цена, которую вы платите.
Передавали, что по всему городу появляются повстанцы, а тут раз — и переворот. Спонсор переворота — наш «добрый друг» С. С. О...
Братья мои, пробил наш час. Этой ночью справедливость восторжествует. В этом нечистом городе виновны все. Мы пришли как воины, а уйдём как герои.
— Тихо... Медленно... Осторожно... Спускай верёвку.

— Прямо «Миссия невыполнима»!
Не делай глупостей! Этот вот урод украл у России три ядерные боеголовки и продал их человеку по имени Соломон. Он всё это время использовал С. С. О.. У него две цели: Париж и Нью-Йорк. Заряды он перевозит в общественном транспорте. Одну из бомб Соломон собирается взорвать на Таймс-сквер. Этого нельзя допустить. Мы можем положить конец между нашими народами. Мы с тобой. Ни политики, ни деньги, а просто два солдата, говорящие правду. Помоги мне с этим. Пристрели его — или умрут миллионы. И помни — Соломону надо помешать.
Здравствуйте! Мистер Миллер, полагаю? Хахаха... Американцы со своими сувенирами. Это вашего сына? Вот тут его имя — Джонни Миллер. Надеюсь, он не слишком скучает по своей игрушке. Дети сильно привязываются к таким мелочам. Потеряв их, могут плакать целыми днями. Знаете, почему? Потому что эти мелочи напоминают им о том, что они любимы. Но утрата — обязательная часть взросления, так ведь? Часть взросления — это согласие с тем, что смерть неизбежна. Неизбежна, мистер Миллер. Неизбежна. Мой отец рассказал мне об этом. Итак, вы станете героем для своих детей. Надеюсь, это вас хоть немного утешит.
Радиация — она как жизнь: не знаешь, когда ударит. Может, проживу ещё лет тридцать. Может, умру завтра. Я записал свой рассказ. История о Париже, история о Кафарове. Об американском морпехе, который выбрал самый непростой путь. О сделанном я не жалею — спасено много жизней. Я скорблю об умерших. Я уверен, что у С. В. Р. другое мнение на этот счёт. Но довольно. Как сказал бы мне мой друг Владимир: «Дима, смерть она лишь одна. И пусть она будет достойной.»
— Поправьте меня, если я ошибаюсь: Фарук аль-Башир и С. С. О. захватывают власть в Иране прямо в день землетрясения. И нам приходится через пару недель отправить 50000 морпехов, чтобы его убрать. Мы развязываем войну в Иране...

— Это урок истории?

— Какова была ваша роль в охоте на аль-Башира?

— Очень общий вопрос.

— Могу уточнить: ваше основное задание.

— Вначале нам надо было оценить повреждения после авиаударов по северу Тегерана.

— Оценить повреждения? Зачем это было нужно?

— Порядок такой. Мы охотились на важную цель, её должна была поразить авиация.

— Насколько я понимаю, вы не часто придерживаетесь порядков?

— О чём вы говорили с лейтенантом Колби Хокинс? Она — пилот F-18.

— Она? Я не знаю её.

— Когда вы вошли туда, она принимала участие в воздушной атаке на аль-Башира.
— Славная история, но я как-то связи не вижу.

— Мне вам карту нарисовать? Не было там никогда Аль-Башира. Потому-то вы и прибыли.

— Мы знали, что он был в Тегеране. Где-то прятался.

— Понятно. И до того момента вы не верили, что Аль-Башир связан с Соломоном, не видели связи.

— Я знал только то, что видел в Курдистане. Там Соломон был.

— У меня вопрос. «Аль-Башир для них — герой нации. Нам надо было оставить его в покое.» Это ведь вы сказали?

— Нет.

— А кто?

— Не знаю.

— И кто командира подстрелил — мы не в курсе?!

— Пошёл на хер!

— Не забывай, что тут происходит. Это не суд. Ты виновен! И я уже знаю конец твоей ***ской истории!

— Мы здесь не за тем, чтобы его мордовать! Отпусти его. На этот счёт у нас есть чёткий приказ. Я просто хочу добраться до сути. И сделать это чисто.

— Ладно. Расскажите, как вы нашли бомбу в Тегеране.
— Сколько переносных ядерных бомб вы видели в банке?

— Одну.

— Вы видели одну...

— Одну. А место было для трёх.

— Если видишь ночью пару огоньков — это не значит, что там целое НЛО.

— Мы думали, что там три бомбы.

— А я думаю, что Элвис ещё жив. Но, блъ, билетов на него не покупаю.

— А что с другими бомбами?

— Так одна уже здесь.

— Значит, о Париже вы не знаете...

— Что?

— Вы слышали.

— ... Он не остановил.

— Кто «он» и что не остановил? Вы о нём? Дмитрий Маяковский. Служил в русском спецназе, в отряде «Вымпел».

— Такой боец случайно нигде не появляется. Мы знаем, что вы его знаете.

— Мы встречались. Выкладывайте уже начистоту.

— Мы думаем, вы знаете, зачем он был в Париже.

— Скажите, что случилось в Париже, тогда и я скажу.

— Мы знаем не больше вас. Что было в Париже, наверняка знает только Дима.
— Солдат, что ты ВООБЩЕ забыл с такими взглядами в морской пехоте?

— В душе не ***у, сэр!