В хороших английских семьях родители учат детей, в какой момент лучше всего уходить из гостей. И вот оно, «золотое правило»: надо так подгадать момент, что вроде веселье ещё и продолжается, но, когда вы отправитесь домой, то у всех должно возникнуть чувство, что ровно после вашего ухода вечеринка и закончилась. Все выдохлись и уже неинтересно. Сейчас в Евросоюзе как раз такое настроение. Великобритания сказала «гуд бай, вечеринка закончилась».

Похожие цитаты

Сейчас фильм обвинён в расизме, оскорблении чёрного населения Америки и романтизации Юга в эпоху рабовладения. Любовная линия в этом кинополотне разворачивается на фоне гражданской войны Юга и Севера в XIX веке и, мол, для значительной части жителей США картина болезненна. Представитель прокатной компании формулирует это так: «Как организация, чья миссия состоит в том, чтобы развлекать, воспитывать и просвещать сообщества, которым она служит, кинотеатр не может показывать фильм, который оскорбит чувства существенной части местного населения».

Для того, чтобы понять контекст, надо добавить, что «негров», в русском это слово нормально, в Мемфисе примерно две трети.
Вообще, что такое пропаганда — никто не знает. Лучшее определение в разговоре со мной как-то дал один британский коллега-журналист: «Пропаганда — это когда мне не нравится то, что ты говоришь!»
Те, кто находится у власти, считают себя умнее, образованнее, опытнее — они считают, что могут гораздо лучше определять наше будущее, чем мы, деревенщины. И на основании этого невероятного высокомерия... Если обратить внимание на то, как создавался европейский проект, он был специально разработан так, чтобы избиратели не могли ничего изменить. <...> Мы говорим, что хотим жить в суверенных демократических государствах, что мы не позволим бюрократическим и медийным глобальным либеральным элитам смотреть на нас свысока и презрительно усмехаться. Мы будем сами принимать решения касательно нашего собственного будущего, и они могут сколько угодно пытаться выставить это «путинским заговором» — никто в это не верит! Просто будет видно, что они не умеют проигрывать. Одна из общих черт европейских и американских элит: они никогда не винят себя самих. <...> И я по-настоящему обеспокоен. Я обеспокоен тем, что, если Евросоюз, каким бы израненным, умирающим зверем он ни был, дойдет до этой черты, это спровоцирует конфликт с Путиным. И я скажу этому британскому парламентарию [имеется в виду Бен Брэдшоу, член парламента Великобритании], стремящемуся обвинить Путина во всех наших бедах: «Можно не любить Путина, не хотеть жить в России, но зачем же вам провоцировать Россию?.. Зачем же вы хотите дразнить русского медведя? Ведь если вы будете так делать, Россия ответит».
Я пил водку с тоником. Вечер выдался тихий. Тихий вечер в аду. А земля горела, как гнилое полено, источенное термитами.
Лондон готов втягивать в эту странную пляску и Америку, и страны Евросоюза обманом. И внутренне для высшего британского слоя это простительно. Ведь лгать морально, если обманутый не равен тебе. А немцы, французы и поляки готовы Лондону верить. Не могут же они признать себя неравными?
Английское общество традиционно замкнуто, а джентльмены работают лишь на Великобританию, очень избирательно взаимодействуя друг с другом. Правила чести и даже хороших манер распространяются у них лишь на равных. На всех остальных — нет. Не распространяются. Этот негласный принцип не всегда можно понять и тем более принять. Но он — рабочий. Его нужно просто запомнить. Тех, кого английский джентльмен считает ниже себя, он может обмануть. И это не грех. А если еще в интересах Великобритании, то даже и доблесть. Тех, кого английский джентльмен, считает ниже себя, можно убить. И это тоже будет приемлемо.
Это колонизаторское высокомерие и двойные моральные стандарты — одни — для себя, другие — для других — многое объясняют. Например, увлечения шпионскими играми. Если в других странах разведка — удел профессионалов, то для англичан — национальный вид спорта, престижнейшее занятие даже для богемы, будь то писатели или музыканты. При делах были очень многие: от Даниэля Дефо — автора «Робинзона Крузо» — до Грэма Грина. Его книги — «Тихий американец» и «Наш человек в Гаване». Чего уж говорить об авторе бестселлеров про Джеймса Бонда Яне Флеминге. Кадровый разведчик дважды приезжал в Советскую Россию в канун Второй мировой. Шпионом в MI6 после Второй мировой работал и Джон ле Карре. Ныне здравствующий британский писатель Фредерик Форсайт — его книги изданы десятками миллионов экземпляров — под конец жизни сознался, что более 20 лет работал на британскую разведку, в том числе против СССР.