— Самое время признать, что Леонард является ядром вашей социальной группы. Куда идёт он, туда идут и все остальные.

— Это Леонард-то ядро?! Бессмыслица! Ведь это я тот забавный эльф, который всем приносит веселье!

Похожие цитаты

— Оу, нервничаем, доктор Купер?

— Нет. То, что ты видишь — это человек, которого аж трясет от уверенности.
— Еще в начальной школе Джонсона фраза «Шелдон Купер — вонючий фуфел» распространилась быстрее лесного пожара.

— Охотно верю. Фраза просто находка!
— Шелдон, или ты немедленно скажешь что-нибудь значительное и от всего сердца, или между нами все кончено!

— Конечно.. Эми, когда я смотрю в твои глаза, а ты в мои.. всё вокруг меняется и становится не совсем обычным. Я чувствую, что одновременно становлюсь и слабее, и сильнее, взволнованным и вместе с тем напуганным. На самом деле я не знаю, что чувствую, но знаю, кем хочу быть.

— Шелдон, это было великолепно!

— Надеюсь, это ведь из первого «Человека паука».
— Доброе утро, Эми!

— С большой уверенностью могу сказать, что оно не доброе.

— А что так? Обезвоживание? Головная боль? Тошнота? Стыд?
— Зачем ты пришел?

— Эми, это непросто сказать. Любые отношения непросты. А особенно сложно, когда ты с кем-то, кому сложно вести себя в повседневных социальных ситуациях. И уж тем более непросто с кем-то, кого некоторые считают «с приветом».

— Шелдон, ты не «с приветом».

— А я и не о себе говорю.
— Неловкое молчание, Шелдон уткнулся в свой телефон, сидите врозь, да у вас свиданочка!

— Ну всё не так плохо, поверь. Шелдон гуглит фаллический символизм корнеплода в картинах эпохи Ренессанса.

— О, нет. Это мне уже надоело. Я просматриваю ножницы для кутикул на Амазоне.
— Шелдон, привет.

— Здравствуйте. Чем могу быть полезен, дамы?

— Мы хотим кое-чего от тебя.

— Началось... Мама говорила, что нечто подобное всегда происходит с красивыми мальчиками в большом городе.

— Нет. Нам нужна информация.

— А. Ну, этого у меня в избытке. Навались, девчата!
— [стучит] Эми. Эми. Эми.

— Что?

— Я никогда еще не стучал в свою собственную дверь... Дичь какая-то.

— Незачем было приходить и пытаться меня приободрить.

— Спасибо. А теперь можешь сказать это всем остальным, потому что они так не думают.
— Я переживаю не из-за денег или формы предприятия, а из-за того, как ты ко мне относишься.

— Ну, мне кажется, что я хорошо к тебе отношусь. Поэтому в контракте я и указал, что твой вклад в изобретение равен моему.

— А, то есть так-то ты не считаешь, что его вклад равен твоему.

— Нет, сейчас я не так говорю, так я говорил утром. Но потом Леонард сказал мне не говорить так.

— И вот так всегда, когда мы работаем вместе!

— Так, секундочку, а что если Шелдону придется относиться к тебе уважительно?

— А что, у Шелдона сзади на шее есть кнопка, о которой мы не знали?

— Нет, но мы сможем добавить в контракт пункт о том, что он не сможет издеваться над Говардом.

— А что будет гарантировать исполнение?

— Все условия контракта гарантирует моя подпись и внутренний кодекс чести.

— И его обсессивно-компульсивное расстройство.

— И это тоже.
— Так, ну это совсем легко. Ты обожаешь этого человека.

— Это я!

— Нет, он такой... недооцененный гений.

— Значит, точно я!

— Нет, не ты. В честь него еще назвали машину...

— Ну, конечно! Миникупер, в честь меня!

— Нет! Тогда так. Это Шелдон Купер для бедных.

— А! Тесла!