Цитаты и высказывания из комикса Гинтама / Gintama

Если твой душевный друг двухмерный, то можешь попрощаться со своей трёхмерной крышей.
Мечта похожа на дерево. Намного веселее взбираться на него, чем просто смотреть. Вы можете понять что-то взбираясь на него в первый раз. Чёрт возьми, я так быстро начинаю потеть...
— Вам бы хотелось бы, чтобы летние каникулы тянулись вечно?.. А если каникулы не окончатся, чем вы займётесь до конца вечности?

Даже если у всех в классе начнётся новый семестр, вы бы хотели остаться на каникулах?

Все бы выпустились, стали самостоятельными, пошли работать, а вы продолжали бы отдыхать?

Ваши друзья, добивающиеся успеха в жизни, собирающиеся жениться, получали наставления от родителей, а вы были бы на каникулах?

Ваши родители ослабели, с трудом передвигались, а вы бы оставались на каникулах рядом с их слезами?

Пока за вашей спиной все создают свои семьи и наслаждаются жизнью, вы будете думать, какой была бы ваша работа, семья и отношения родителей. Вы останетесь без семьи, одни, в своей комнате. Но даже тогда вы будете утверждать, что хотите быть на каникулах? Вам бы этого хотелось? Ведь вы сами пожелали бесконечное лето! Вам придётся остаться в каникулах. Вы должны будете навечно остаться на каникулах, хотя там не будет никакого отдыха.

Понимаете? Полноценным отдых может быть только после выполнения основного принципа жизни — трудовых обязательств. Если вы только отдыхаете, то на самом деле это не отдых. Вы доходите да конца своей работы и можете отдохнуть. Потому что тогда вы дойдёте до другого конца и сможете работать. Закономерный круговорот жизни. А бесконечный отпуск не что иное, как бесконечный ад! Вы должны быть благодарны!!! Благодарны за то, что в вашей жизни есть кривая обязательств и перерывов! Только тогда ваши «летние каникулы» это «летние каникулы»!!!
Люди – такие существа, которые всю жизнь несут на себе бремя своих слабостей. Это могут быть недостатки характера, часть их внешности или среда, в которой они родились. Каждый носит в себе человека, с которым он не может найти взаимопонимание и поэтому страдает. Это печально. Однако избежать этих страданий не дано никому. И все же ты можешь страдать, сопротивляясь. Речь не идет о том, что тебе приходится чему-то сопротивляться из-за слабости и страдать. Речь о том, что страдая от своих слабостей, ты будешь пытаться противостоять им и изменить их, глядя им в лицо.
— Какого черта?! Я же помог сохранить мир в Эдо!!! И вы могли бы простить мне такую мелочь, как одолженная полицейская машина.

— Что значит «одолженная»?! Ты меня избил! Это настоящий разбой, засранец!

— Во-первых, твое лицо было ужасно!!! Да сейчас оно намного лучше смотрится!

— Серьезно?! В каком это месте?!
Если вы не потеряли веру, то все в жизни наладится. Если обстоятельства связали вас так, что вы не можете пошевелиться, то попробуйте порвать все веревки. Рвите, пока ни одной не останется. Не сдавайтесь, пока еще способны рвать. И если разорвете достаточно, то увидите настоящего себя.
— Тогда я поступлю так, как я привык поступать!

— Один человек или целая страна! Подумай сам, что важнее!

— А с какого хрена мне-то знать?! Падёт ли сёгун или целая страна... Пока... Мое тело может двигаться... Я не буду сгибаться и подожду жить так, как я того хочу!
— Из-за меня вы стали человеком-мумией.

— Ты тут не при чём. Я полез в драку и стал мумией сам.
— Не расскажите ли нам, господин, как вы оказались с Митсубой?

— Стечение обстоятельств. Кстати, а почему на тебе афро?

— Стечение обстоятельств.

— Что за обстоятельства тебя так закрутили?
Люди, говорящие, что делают что-то для других, в основном делают это для себя.
Страх — это тоже инфекция, он заразен.
Если ты не можешь убедить даже одно животное следовать за тобой добровольно, как ты можешь рассчитывать на то, что тебе удастся изменить мир?
Парень, это бесполезно — пытаться сейчас показывать, какой ты крутой. Влюбленные девушки подобны диким кабанам. Они не видят ничего, кроме того, что у них впереди.
— Гин-сан! Уберись здесь! Не то можно подумать, что мы живем в помойке!

— А я просто не знаю, как разделять этот чертов мусор. Поэтому я решил жить беззаботно, прямо как падший ангел.
Что правильно, а что нет? В этом сумасшедшем мире слишком трудно ответить на этот вопрос. Как можно жить, опираясь на созданные кем-то другим правила? Если начнешь прогибаться под чужие правила, то не сможешь решать за себя и станешь обычной марионеткой. В конце концов, единственный, кто должен принимать решения, это ты! Ты можешь жить по своим собственным правилам!
— Вчетвером одолеть самую сильную и быструю банду в Эдо? Да кто вы такие?

— А? Мы... эти... знаешь... особый отряд... как там было то?

— Особый отряд... кар... карликовых шпицев...

— Да как мы назывались?

— Даже названия не помнит.
— Босс!

— Идиот! Стучи, прежде чем заходить!

— Простите! Но куда мне надо было стучать?

— Своим сердцем, идиот!
— Если Гин-сан в деле, то я тоже.

— Да! Мы все трое — единый организм: Гин-чан — его левая рука, Шимпачи — левая нога, а я — белые кровяные тельца. Идет?

— Эй, таким образом целый человек не получается!

— Слушай, эта штуковина может двигаться быстрее?

— Заткнись! Вас там трое на одно пассажирское место, как мы можем двигаться быстрее?

— Что? Но мы трое — это один организм! Я тело, Кагура — белые кровяные тельца, а Шимпачи — очки.
Душа сильного человека не исчезнет, даже если умрет его тело.
— Детектив лапша, я принесла тебе анпан. Шпионить за людьми — тяжелая работа. На поешь.

— Почему ты зовешь меня «лапша»? Это не имеет ко мне никакого отношения, Кагура-чан!

— Ты по жизни — лапша.
Как говорится, самые большие злодеи спят спокойнее всего. Но почему вы тогда не спите круглосуточно?
У меня есть то, что куда больше и важнее моего сердца. Это нельзя увидеть, но оно есть. Благодаря этому я могу подниматься на ноги и идти дальше, что бы ни произошло. Если я сейчас не пойду туда... оно сломается. Моя душа. Она сломается. Я бы предпочел, чтобы у меня остановилось сердце, нежели я бы потерял эту важную часть себя. Даже когда я стану дряхлым стариком с горбом на спине, моя душа останется прямой.
Итак, погода в Эдо на сегодня. В течение дня мы будем наслаждаться ясным осенним небом. Но осенняя погода изменчива, как и женское сердце. Поэтому, если пойдет дождь, не вините меня.
Нытье не такая уж плохая вещь, Джирочо. Потому что только у нытиков есть люди, на которых они могут положиться.
Мы сражаемся не затем, чтобы победить. Мы сражаемся, чтобы остановить войну.
Думаешь, твоя месть похожа на мою? Тогда возьми пистолет и прострели себе голову. Потому что именно это я и пытаюсь сделать.
Если хочешь защитить что-то — придётся обнажить меч.
Нужна ли детям причина защищать то, что было дорого их родителям?
Трудно увидеть дно с неба, но легко увидеть небо со дна.
— Кто вы такой? Какой невообразимой силой обладаете?!

— Разве не ясно? Я тот, кого не контролирует власть, располагающий свободой делать и говорить, что ему хочется, на кого не давит груз ответственности. Безработный.
Самураи, в былые времена, использовали два меча. Катана и вакидзаси. Эти два меча на поясе говорили о том, что ты полноценный воин. Но с какого-то момента, непонятно почему, — мы отказались от этой гордости, потеряли веру в то, что нам есть что защищать, кроме самих себя, и остались с одним мечом.
Мое везение кончилось в тот момент, когда я встретил на земле необычных и странных существ. Не встреть я их, сейчас бы не испытывал таких сомнений. Не встреть я их, так бы и жил, думая лишь о себе.
Если вы кого-то кусаете, будьте готовы к тому, что вы можете укусить волка, а не собаку.
Вы родились, чтобы умереть. Ваша праздность, направленная на борьбу с этим божественным проведением, ничего не даст. Вы можете сделать лишь одно: в старости, лежа на смертном одре, закрыть глаза и забыться вечным сном. Вы можете сделать лишь одно: отказаться от меча и принять меня, смерть.
Одно крохотное пламя жизни может задуть сильный порыв ветра. Но собравшись вместе с другими, оно становится пожаром, который так просто не погасить.
Катана самурая покоится не в ножнах. Она в его душе.
Ты больше никакой не дракон. Ты просто маленькая ядовитая змея. Безумная, кусающая собственный хвост, отравляя себя собственным ядом.