Цитаты Стэна

— Я видела, что ты делал.

— И что?

— Ты играл с котенком!

— Эээ... нет.

— Я видела!

— Я... я его тренировал.

— На самом деле ты большой добряк!

— Давай закроем эту тему?

— Добряк!
— О, мой милый Стэн, ты так задумался, не обо мне ли думаешь... О нас?

— Да!

— Я... Что ты сказал?

— Я подумал, что тебе нужны доспехи и шлем. Ты знаешь, что кунари могут прокусить кожу, дерево и даже металл, хоть и не сразу. У людей крепкие зубы?

— Крепкие ли у меня зубы?

— Да, а то мне может прийти в голову попробовать тебя на зубок!

— На зубок...

— Да, только возьми металлическую палку и расколи на огне, а то я боюсь, что ничего не почувствую.

— Думаю, нам лучше отказаться от этой идеи.

— Ты уверена?

— Да... Да, я уверена!
Если ты не ведаешь за собой ничего, достойного сожаления, значит, у тебя либо завидно избирательная память, либо жалкая жизнь.
— Прекрати это.

— (смеётся) Прекратить что?

— Смотреть на меня и хихикать!

— Ты такой большой и грозный. Сразу и не подумаешь, что ты такой добряк.

— Хватит! Я воин Бересеада! Я не добряк!

— (хихикает) Добряк.

— …(жалобно) Ненавижу людей.
— Полагаться на слова людей — верх глупости.

— Они такие невежественные и слабые, даже лучшие из них.

— В Пар-Волене есть похожее создание. Его называют обезьяна. При испуге оно дико орет и кидается испражнениями.

— О, как это похоже на людей. Они, случаем, не родственники?

— Вполне возможно.
— Значит Вы были лучшим в Сиэттле?

— Да.

— Но заведение Лэсли побеждает в номинации третий год подряд? Как так?

— Люди — идиоты.

— Я думаю, люди замечательные!
Надоело, что все целуют мне жопу, потому что я капитан команды. Понимаешь? Тренер, студенты, даже учителя. В прошлом году, когда мы выиграли чемпионат, я получил «три» по биологии как раз после игры. И мистер Ферлонг поменял её на «пять». Он сказал, что я заслужил её сильными руками. Знаешь, это очень разозлило меня. Я очень старался за эту «тройку»! Это была моя «тройка»! Я заслужил её. Я просто хочу, чтобы у меня были заслуженные оценки.
— Ты знаешь, что такое касаанда? Это… росянка, если на общем языке.

— Я не уверена.

— Нет? А вы так похожи. Я решил, что вы родня.

— Что этим хочешь ты сказать? Росянка… что это такое?

— Цветок.

— Ах! Неужели я цветок? Вот, неожиданность!

— Который ловит и пожирает насекомых.

— Ах, этого-то я и ожидала.
— Можно вопрос? Что ты чувствуешь, убивая слабых и безоружных?

— А что, по-твоему, чувствует человек, который сжигает мусор?

<...>

— Что чувствует мусорщик, когда от мусора зависит его судьба?
У тебя руки растут оттуда, откуда у нормальных людей ничего не растёт!
— Я бросаю футбол.

— Не будешь играть завтра?

— Не буду играть в этом году. Послушай, я ухожу из команды. Вообще не буду играть в футбол.

— Почему ты так решил?

— Я взвесил значимость спортивных достижений для моего ближайшего будущего и решил...

— Ты решил? Стэн, а как же колледж? Футбольная стипендия твоя единственная надежда!

— Если я брошу футбол, я смогу налечь на учёбу, улучшу оценки. Я предпочитаю учиться в колледже за счёт интеллекта.

— Стэн, тебе не даётся учёба, но ты хорошо играешь. Нужно развивать способности.

— У меня успехи в футболе, баскетболе и любом спорте, которым я занимался. По-моему, пора заняться тем, что мне не так удаётся.
Вы, люди, постоянно хотите стать лучше, чем вы есть на самом деле. Крестьянин хочет стать купцом, а купец королем. Надо находить счастье в своем долге. Если крестьянин купит прилавок, он не станет продавцом. Он станет крестьянином за прилавком. Одна жизнь — один долг.

(Ни у кого нет своего места. Крестьяне хотят быть купцами, купцы бредят дворянством, а дворяне становятся воинами. Никто не доволен тем местом, которое занимает.)
— Мистер Фридман, в школе пришельцы!

— Вы почему здесь? Почему не дома?

— Там в коридорах полно тварей! И в этот раз я не виноват...
Любовь?! Это зараза! Это обыкновенная болезнь в человеческом организме. Посмотри, это у всех вокруг! Это же смертельная зараза!
— Утром мой зад показывали по телеку.

— О чём ты говоришь?

— Я говорю, что мой зад показывали по телевизору.

— Всё ясно. Был спецрепортаж.
— Так что у тебя с Шарлин?

— Вчера у нас была волшебная ночь.

— И ты по-прежнему утверждаешь, что не изменяешь жене?

— Я уверен в этом, искренне, всей душой. Секс через Интернет не измена.

— То есть, как это? 3 часа ночи, жена и дети спят наверху, а ты внизу трахаешь тёлку в киберпространстве.

— Во-первых, мы не трахаемся. Мы печатаем на клавиатуре. Во-вторых, и тут ты меня обидел... Шарлин не какая-то там тёлка. Она — биржевой брокер Ральф, притворяющийся какой-то там тёлкой по имени Шарлин.