Цитаты Сталкера

Вот вы говорили о смысле… нашегожизни… бескорыстности искусства… Вот, скажем, музыка… Она и с действительностью-то менее всего связана, а если и связана, то безыдейно, механически, пустым звуком, без ассоциаций. И тем не менее музыка каким-то чудом проникает в самую душу! Что же резонирует в нас в ответ на приведённый к гармонии шум? И превращает его для нас в источник высокого наслаждения… И объединяет… И потрясает! Для чего все это нужно? И, главное, кому? Вы ответите: никому. И… И ни для чего, так. Бескорыстно. Да нет… вряд ли… Ведь все, в конечном счете, имеет свой смысл… И смысл, и причину…
— Что можешь интересного рассказать?

— Нового? Нахрена нам новое, когда старого говна — черпай, не вычерпаешь?
— Ну вот мы и дома. Тихо как. Это самое тихое место в мире. Здесь так красиво. Здесь никого нет.

— Но мы же здесь.

— Ну, три человека же не могут за день всё испортить...
Мне кажется, она пропускает тех, у кого нет никакой надежды. Не плохих, а несчастных!
Здесь так не ходят. В Зоне путь чем длиннее, тем лучше.
Здесь не возвращаются тем путём, которым приходят.
Не учатся ничему некоторые и учиться не хотят. Кина американского насмотрелись или крышу срывает от жадности. Ты ему про аномалии, он тебе про хабар. Ни о чем думать не хотят, кроме бабок. Пока кишки по веткам не разбросает.
Они ведь каждую минуту думают о том, чтоб не продешевить, чтобы продать себя подороже, чтобы им все оплатили, каждое душевное движение. Они знают, что не зря родились, что они призваны. Они ведь живут только раз. Разве такие могут во что-нибудь верить?
Оптимисты учат английский, пессимисты — китайский. Реалисты отдают предпочтение автомату Калашникова.
Болт, это сила, Болт — это аргумент. [сказал Сталкер и опустил его в дуло винтовки]
Думать о сопротивлении уже было глупо, о бегстве — поздно, ну а о самоубийстве совершенно неохота.