Цитаты Шелдона Купера

— Ты не понимаешь, Леонард! Я столько всего пропущу... Единую теорию поля, холодный ядерный синтез, песинога...

— Песинога?

— Это гибрид собаки и осьминога. Лучший подводный друг человека.

— И что, над его созданием кто-то работает?

— Я собирался этим заняться и подарить его себе на трехсотый день рождения.

— Минуточку, но ты же не любишь собак...

— Песиног может принести сразу восемь мячиков, как такое можно не любить?!
— Знаешь ли ты, как, согласно статистике, я могу погибнуть в моём возрасте?

— От рук соседа по квартире?

— Вследствие несчастного случая!

— Ну мы под него всё и замаскируем.
— При условии, что миром правит разумный гигантский бобёр, какой продукт питания исключается из употребления?

— А... Может быть, бутерброды из бобров?

— Леонард, соберись, у нас серьезная игра.

— Ну, сейчас придумаю. Бобры едят кору деревьев, а люди употребляют в пищу только один вид коры — корицу, так что мой ответ — корица.

— Неверно. Очевидный ответ — датская ватрушка с сыром.

— Почему?

— В мире, управляемом гигантским бобром, человечество строит много плотин, чтобы угодить своему правителю. Низко лежащий Копенгаген затоплен. Жертвы измеряются тысячами. Убитым горем датчанам уже не до выпечки! (обращаясь к Шелдону) Разве это не очевидно?!
— Леонард! Леонард! Что это такое?

— Расслабься, это всего лишь грязный носок.

— Как тебе не стыдно произносить слова «грязный носок» и «расслабься» в одном предложении?!

— Шелдон! В этом мире полно бездомных, грязных носков.

— В моем мире нет.
– Я ведь всегда думал, что меня поработит какая-то более развитая форма жизни с другой планеты. А не какая-то там фифа из Глендейл.
— Не хочешь меня кое в чем просветить?

— Ну... Она пыталась открыть дверь ключом от машины... Потому что её лицо слишком среднезападное... У неё пол года не было секса... И еще она проглотила муху.
— Я не могу отнести вниз бак со сжатым азотом.

— Почему не можешь?

— Я перефразирую: он очень тяжелый и мне не хочется.
— Значит, Пи до восьмидесятого знака ты наизусть помнишь, а распознать сарказм не можешь?

— А где здесь связь вообще?
— Это ты шутишь сейчас?

— Очевидно, что да. Я думал, «бугагашенька» сама собой разумелась.
— Я должен сказать тебе, что отлично выспался. Не долго, конечно, но очень крепко и умиротворенно.

— Конечно, это ведь народное средство от бессонницы — вломиться среди ночи в квартиру соседки и убраться в ней.

— Сарказм?

— Думаешь?
— Всё, больше нет твоего носка.

— Благодарю. А теперь следи, чтобы не объявилась его пара.
— Шелдон, только подумай, ты собираешься заставить Говарда выбирать между сексом и «Хейло».

— Нет, я собираюсь заставить его выбирать между сексом и «Хейло 3». Как ты знаешь, секс нельзя проапргрейдить, о не поддерживает графику высокого разрешения или улучшенную оружейную систему.

— Ты прав, конечно, секс — это всего лишь нагота, ахи-вздохи и огразм.

— Ну вот видишь, преимущество на моей стороне.
— Не понимаю, как отношения могут включать в себя географические понятия?

— Ну тут всё просто — Леонард застрял в городишке «Умоляю тебя, не уходи от меня», ну а Пенни переехала на остров Чао.
— Почему тебе просто не выбрать случайное место и если оно тебе не понравится, пересесть на другое?

— Нет! Это просто БЕЗУМИЕ.
— О чем вы вообще говорите после соития?

— Моя версия: «Ух ты! 4 минуты. Новый рекорд!"
— Я мечтал увидеть Большой Адронный Коллайдер с 9 лет!

— А я мечтал провести День Святого Валентина с девушкой с 6!
— Что же мне делать?

— А ты не рассматривал возможность сообщить ей о своих чувствах?

— Леонард, я физик, а не хиппи!
If «ifs» and «buts» were candy and nuts, we'd all have a merry Christmas.

Если бы да кабы, во рту росли грибы, это был бы не рот, а целый огород.
— Ну сходи в кино, например!

— В одиночку? А если я подавлюсь попкорном? Кто сделает мне прием Хеймлиха?

— Не бери попкорн тогда!

— Кино без попкорна?! Думайте, что вы говорите, леди!
— Для ярмарок не нужны исторические точности. Для них нужны пухленькие девчонки затянутые в корсеты так туго, что их грудь выпрыгивает наружу и говорит: «Привет».

— В 15 веке грудь не могла говорить «привет», в лучшем случае они говорили: «День добрый».

— Да мне без разницы, что она говорили! Я бы просто хотел поучаствовать в такой беседе
— А что такого сумасшедшего в поцелуях Пэнни? Она и раньше меня целовала.

— Эйнштейн определял сумасшествие, как «делать постоянно одно и то же, снова и снова, надеясь, что результат будет разным». Опираясь на это определение, у Пэнни давно снесло кукушечку.
— Зачем я вам вообще все это рассказываю?

— Ну, если тебе от этого станет легче, мы очень редко тебя слушаем.
— Угадайте, что произошло?

— Ты шел по коридору, наткнулся на межпространственный портал, который перекинул тебя на пять тысяч лет в будущее, в котором, пользуюсь преимуществом и технологией, ты построил машину времени, а сейчас вернулся, чтобы взять нас с собой в семь тысяч десятый год, где на работу в мыслинарий нас будут возить телепатически управляемые летающие дельфины?

— Нет!

— Оу..

— Пенни меня поцеловала!

— И кому бы такое пришло в голову...
— А что тебя заставляет улыбаться, Леонард?

— В последнее время? Да ничего!

— Это всё из-за конфликта, который возникает между твоим желанием найти свою половинку и единогласным решением всего женского рода не допустить подобную возможность?
— Сисан!

— Ты чего?

— Это означает «Войдите». Установка новой операционки на моем компьютере занимает огромное количество времени, поэтому я уже продезинфицировал кухню и ванную. И вот решил выучить финский.

— Джоджи кари кар!

— ?!

— На хинди это значит «Чем бы дитя не тешилось».
— Знаешь, в таких сложных ситуациях я обращаюсь к силе, превосходящей меня.

— К религии?

— К Стар Треку.
Поздравления?! За получение медали Ньюкомба?! Да ладно. В научном мире это всё равно, что учительский смайлик на домашке!
Смотря на надпись «Увидимся в аду Шелдон»:

Самое страшное в этой надписи — пропущенная запятая.
Я никогда не понимал эту необходимость делить свою жизнь с кем-то еще. Возможно, потому что я сам по себе совершенен. Я хочу пожелать вам, чтобы вы находили столько же счастья друг в друге, сколько я нахожу в самом себе.
— Я не знаю, каковы правила. Мне остаться? Мне уйти? Дождаться их и приподнести прохладительные напитки?
Мне не обязательно верить в случайности, чтобы знать, что они происходят с другими.
— Извините, я опоздал.

— Что случилось?

— Да ничего, я просто не хотел приходить.
— ... таким образом заключаем, что болезненные ощущения, связанные с тем, что пища с острым перцем выходит из пищеварительного тракта, доказывает, что у прямой кишки есть вкусовые рецепторы.
— Мы с Эми идём на похороны одного из её коллег с работы. У него азиатские корни, поэтому я планирую помянуть при случае, что как бы глубоко они не копали, он все равно не вернется домой, в Китай.
Я не завидую. Я просто не рад, что что-то хорошее происходит с ним, а не со мной.
— Милый, у тебя все хорошо?

— Играет грозная музыка, а на голову натянут плед. Не знаю, откуда родом ты, но там, откуда родом я, это означает, что у меня не все хорошо.
— Рождественский подарок? Ты же знаешь, я не люблю Рождество!

— А что не так с Рождеством?

— Даже не знаю, с чего и начать. Деревья в помещении, злоупотребление словами «борода из ваты», и эта абсурдная традиция с одним носком. Всем же известно, что носки существуют попарно. Кто пользуется одним носком?

— Одноногий пират.

— А это мысль. Спасибо, мне уже лучше.
— Это мой гамбургер среднего размера?

— Да.

— С укропом и слегка подсоленный?

— Да.

— Гарниры в отдельных пакетах?

— Да.

— Луковые кольца?

— Да.

— Дополнительно панированные?

— Я просил.

— И что же они сказали?

— Нет.

— Ты протестовал?

— Да.

— Громко?

— Нет.

— И тогда чего же ты так долго?
— Шелдон боится вилок с тремя зубчиками.

— Три зубчика — это не вилка, это трезубец. Вилка – для еды, а трезубцы – чтобы править семью морями.
— Было бы гораздо лучше, если бы ты просто сказал мне, что идешь на работу.

— Я иду на работу.

— Что-то не очень верится.
— Я не хочу выглядеть как идиот. Я хочу влиться в ее компанию.

— Если ты хочешь влиться в ее компанию, выглядеть «как идиот» будет идеальной маскировкой.
— Твоя мать просто чудо. Способна анализировать, проницательна, и спорю, она никогда тебя не била Библией за то, что ты не ел брюссельскую капусту.

— Шелдон, ты недооцениваешь свою маму. Она заботливая, любящая, она не приклеивает электроды к твоей голове, чтобы проверить твою электроэнцефалограмму в процессе приучения к горшку.

— Да ты счастливчик! Когда я был ребенком и хотел электроэнцефалограмму, мне приходилось самому себе прикреплять электроды.