Цитаты Шелдона Купера

— Если тебя это хоть как-то утешит, я уверен, что каждая минута без твоих жарких объятий и алых уст — это адская мука для Леонарда.

— Спасибо.

— Серьезно?! Ты купилась?
— Интересно, если здесь больше никого нет, тогда почему на столе два бокала вина?

— Ну-у, ты же знаешь, у меня две руки и небольшая алкогольная зависимость.
– О, я слышу шёпот и смех. А теперь, кажется, поцелуи.

– Откуда тебе-то знать, как звучат поцелуи?

– В «Звёздном пути» слышал, съела?
— И ты не хочешь спросить, как я догадалась?

— Пенни, никто не любит всезнаек.
— Привет, Шелдон. У тебя всё в порядке?

— Да. А что?

— Последний раз, когда ты вышел в чат не по расписанию, в твоей обычной картошке фри оказалась одна волнистая и ты подумал, что тебя опоили клофелином.
— А чем ты занимаешься?

— Определяю уровни страха у капуцинов по их реакции на визуальные образы.

— Ерундой значит маешься.
— Так, Шелдон, что у вас с Эми произошло?

— Представь себе, я ее, оказывается, опозорил.

— Представила.

— Так я еще не рассказал подробностей.
— Зачем ты пришел?

— Эми, это непросто сказать. Любые отношения непросты. А особенно сложно, когда ты с кем-то, кому сложно вести себя в повседневных социальных ситуациях. И уж тем более непросто с кем-то, кого некоторые считают «с приветом».

— Шелдон, ты не «с приветом».

— А я и не о себе говорю.
— «В поисках утраченного ковчега» — это дитя любви Стивена Спилберга и Джорджа Лукаса, самых талантливых режиссёров нашего времени. И я посмотрел его 36 раз. Бросаю вызов! Найди мне дыру в сюжете! Сделай так, чтоб я рот разинул!

— Хорошо. Индиана Джонс никак не влияет на развитие событий. Если бы даже его и не было в фильме, все было бы точно так же.

— А-а, я понял, что тут не так. Ты просто не поняла. Индиана Джонс — это тот, что в шляпе и с хлыстом.

— Я все поняла. И если бы его не было в фильме, нацисты бы нашли ковчег, привезли бы его на остров, открыли бы и все умерли. Что они и сделали.

— ...
— Когда ты сказал, что я «лишусь невинности», я не думала, что ты имел в виду первый просмотр «В поисках утраченного ковчега».

— Прости. Я неправильно выразился. Я хотел сказать, что собирался отправить тебя на седьмое небо на моём диване.
— Шелдон, я знаю тебя уже много лет и скажу тебе со всей любовью, на которую способен. Эми права, а ты нет.

— Но ты даже не знаешь..

— Не важно!

— Но в свою защиту..

— Не важно!

— Но ты даже не хочешь выслушать мою точку зрения!

— Хорошо, Шелдон, и какова же она?

— Ну..

— Нет, я поддерживаю Эми.
— Неловкое молчание, Шелдон уткнулся в свой телефон, сидите врозь, да у вас свиданочка!

— Ну всё не так плохо, поверь. Шелдон гуглит фаллический символизм корнеплода в картинах эпохи Ренессанса.

— О, нет. Это мне уже надоело. Я просматриваю ножницы для кутикул на Амазоне.
— Ты что, сдаёшься?

— Я не сдаюсь. Я никогда не сдаюсь!

— Тогда что ты сейчас делаешь?

— Я... превосхожу события. Очевидно, я слишком развит для вождения.
— Идемте поздороваемся.

— А может не стоит его беспокоить?

— Так я не буду его беспокоить, я хочу с ним поговорить.
— Леонард, ты спишь?

— Нет.

— Ты болен?

— Нет.

— Ты всё еще подавлен тем, что ты одинок и никто тебя не любит?

— Не знаю. Может быть.

— Я хочу, чтобы ты знал то, что я искренне обеспокоен твоим состоянием.

— Спасибо.

— На здоровье. Но всё равно это не повод, чтобы класть ноги на моё место.
— Я наделала глупостей. Ты наделал глупостей. Может признаем, что мы квиты, и продолжим жить по-прежнему?

— Я не делал глупостей.

— Давай пойдём на компромисс.

— Я уже на него пошёл. Я готов признать, что ты наделала глупостей.
— О, «Сатурн 3» показывают.

— Не хочу смотреть «Сатурн 3», «Глубокий Космос 9» лучше.

— Как это «Глубокий Космос 9» может быть лучше, чем «Сатурн 3»?

— Простое вычитание покажет тебе, что лучше на шесть.

— Компромисс: смотрите «Вавилон 5».
— Так, думаю, нужно воспользоваться планом «Б».

— Что за план «Б»?

— Стереть все диски, уничтожить плёнки камер наблюдения, вытереть все отпечатки пальцев и убежать.

— И почему это не было планом «А»?
— Расскажи мне что-нибудь, что я о тебе не знаю.

— У меня девять пар штанов.

— Ну что ж, это неплохое начало, но я думала о чём-нибудь таком личном.

— О, понятно. У меня девять пар трусов.

— А давай лучше я начну.

— Я не хочу знать сколько у тебя трусов, но судя по тому, что я видел на полу твоей спальни, их тысячи.
— Я пересмотрел твоё предложение о работе с тобой.

— На меня.

— Да, на тебя. Хотя у меня есть несколько условий. Во-первых, обращайся со мной как с равным тебе коллегой. Во-вторых, моё участие должно быть упомянуто во всех публикуемых работах. И в-третьих, ты никогда не будешь учить меня индуизму и индийской культуре.

— Я впечатлён, Радж. Это очень убедительные и разумные условия.

— Спасибо.

— Я отклоняю их все.

— Тогда ты не оставил мне выбора. Я согласен на эту работу.
— Вообще-то было бы неплохо хоть раз не слышать жалобы Шелдона по поводу моей праздничной стряпни.

— Извини, но каждый год ты готовишь ужасную еду и каждый год ты выслушиваешь мои недовольства, традиции для тебя вообще ничего не значат!
— Ну же, Шелдон, я так хочу...

— Чего?

— Чтобы ты взял меня.

— Куда же я тебя возьму? Ты не одета.
— Шелдон, а почему это письмо находится в мусорной корзине?

— Всегда есть вероятность, что мусорная корзина произвольно образовалась вокруг этого письма.
— Леонард, я по-твоему смешной?

— Не-е-ет. А сам ты как думаешь?

— А я считаю, что с меня обхохочешься.

— Беру свои слова обратно, ты меня рассмешил.
— Шелдон, тебе что, фильм совсем не понравился?

— Да нет же, совсем наоборот. Я думаю, что Гринч — вполне реальный занимательный персонаж. И я был на его стороне до того самого момента, как он поддался общественной условности, вернул все подарки и спас Рождество. Ну что за облом?
— Когда мы смотрим мультик про снеговика Фрости, он всегда поддерживает позицию солнца.

— Прошу прощения, но солнце незаменимо для поддержания жизни на Земле, а Фрости же — сомнительная замороженная однодневка в украденной шляпе. И за эту кражу, кстати, он так и не понёс наказания.
— Давай перейдём к сути: Эми — самодовольная, несносная ханжа.

— И что?

— Для всего этого у нас уже есть ты.
— В общем, Говард попросил Пенни поговорить с Бернадетт, и она согласилась встретиться с ним за чашечкой кофе.

— У меня вопрос.

— Да?

— Чего ради ты мне всё это рассказываешь?

— Не знаю... Иногда твои движения настолько естественны, что я забываю, что ты не настоящий мальчик.
— Кто-нибудь, отключите опцию «комментарии Шелдона».

— Отключить нельзя, можно слушать и познавать.
— Ты даришь мне диванную подушку?

— Нет. Подушка — лишь символ. Я дарю тебе моё место на диване.

— Но ты любишь это место!

— Нет. Я люблю маму. А мои чувства к этому месту гораздо сильнее.
— Вы любите головоломки?

— Конечно, я обожаю головоломки!

— Тогда ответьте, что общего у Шелдона Купера и чёрных дыр? Они все сосут.
— А что, если мы тебе скажем, что завтра, в 16:30 ты можешь встретиться с женщиной, которая была научным методом выбрана как твоя идеальная пара?

— Я насмешливо фыркну и всплесну руками, утомлённый вашими бесконечными дурачествами.
— Ладно, хорошо. Живи с кошками. Как моя тётушка Нэнси. У неё была туча кошек. И, знаешь, что произошло, когда она умерла? Они её сожрали!

— Леонард, тебе необязательно расписывать все их достоинства, я их и так люблю.
— А нельзя отложить телефоны и общаться как нормальные люди?

— Можно. Но благодаря Стиву Джобсу не нужно.
— Ты действительно признаешь поражение?

— Я никогда не признаю поражений.

— Хорошо.

— Однако, по никак не связанными с этим причинами, я никогда больше не вылезу из постели.
— Я думаю, ты знаешь, зачем я здесь.

— Ну, я всегда полагала, чтобы изучать нас, исследовать наши слабости и докладывать обо всем своим инопланетным хозяевам.
— Я притворюсь, что не слышала этого.

— Лучше притворись, что я этого не говорил.
— Я не думаю, что это произойдёт, Шелдон.

— Никто не думает. Потому это и происходит.
— Какой же ты заносчивый. Если бы ты был супергероем, тебя бы звали Капитан Заносчивый. И знаешь, какая у тебя была бы суперсила? Заносчивость.

— Ты опять неправ. Если бы моей суперсилой была заносчивость, то меня бы звали доктор Заносси.
— Больно надо было учить этих пустоголовых!

— Думаю именно это сказал Дарт Вейдер перед тем как отправился строить звезду смерти.
— Глядите, они, кажется, тачку вскрывают..

— Что будем делать?

— Мы — Лига Справедливости Америки, есть только одна вещь, которую мы должны сделать... Молча пойти в другую сторону.
— А вообще это довольно мило: ты читаешь, я читаю... Мы словно пожилая супружеская пара.

— Если бы мы были пожилой супружеской четой, жена непременно подала бы мне чаю со льдом и печенюшками.

— У меня нет чая со льдом и печенюшек.

— Хорошая жена сходила бы в магазин.

— Я подаю на развод.

— Отлично. По пути к адвокату, зайди в магазин, возьми чаю и печенюшек.
Пенни: ***аный насос!

Леонард: Пенни проснулась.

Пенни: Ах вы больные ботаники, мудаки хитровыебанные!

Леонард: Как она узнала, что это мы?

Шелдон: Я, кажется, оставил там план организации её ванной.
— Почему тебе так трудно сохранить маленький секрет?

— Я от рождения не способен на это. Вот почему я отказался от допуска в очень престижное правительственное научное учреждение, которое работает на секретном военном ускорителе, замаскированном под опытное хозяйство в 12,5 милях к Юго-Востоку от Теннеси-сити, штат Мичиган.
— Я физик, я владею практическими знаниями о Вселенной и обо всём, что она содержит.

— Кто такие Radiohead?

— ... Я владею практическими знаниями обо всех ВАЖНЫХ вещах во Вселенной.
— Понимаешь ли, Пенни, та технология, которая использовалась для создания этой руки, однажды приведёт к тому, что неопытные официантки вроде тебя будут считаться устаревшими.

— В самом деле? Разве собираются сделать робота, который будет плевать на твой гамбургер?
— ... А что произошло?

— Я не уверен. Это включает ту часть социальной жизни, которую я никогда не мог понять.

— Это которую из них?