Цитаты Пенни

— Слушай, сделай мне одолжение — обслужи седьмой столик.

— Ты имеешь ввиду тот, за которым сидит мой жених, 53-х килограммовый крепкий жеребец, постоянно страдающий от стоматита и конъюнктивита?

— Нет, тот, за которым сидит мой бывший со своей новой роскошной, успешной и утончённой девушкой, рядом с которой я чувствую себя неотёсанной деревенщиной.
— Я знаю, давайте возьмем Шелдона потанцевать.

— О, я точно хочу посмотреть, как Шелдон танцует. Спорим, он похож на паука на раскаленной сковородке?
— Чем могу помочь?

— Он провинился перед своей девушкой, и ему нужен подарок для нее.

— Замечательно. Проблемы с девушками оплачивают высшее образование моей дочери.
— Привет. Что бы ты порекомендовал в подарок тринадцатилетнему мальчику?

— Тринадцатилетнюю девочку.
— В договоре об отношениях указано, что каждый второй четверг месяца, или каждый третий в месяце, где пять четвергов, мы ходим на свидание.

— Как романтично.
— Стоп-стоп-стоп, девочки, остановитесь.

— Что такое? Легавые?!

— Только посмотрите на нас! Ну что мы делаем?!

— Я восторженно следую за тобой по скользкой дорожке беззакония, надеясь, что когда-нибудь мы окажемся сокамерницами...
— Вот и он, мой парень, получающий больше удовольствия от игры с друзьями в Звездный путь, нежели от общения со мной..

— Войны.

— Что?

— Звездные войны, они бесятся, если ты их путаешь.

— А в чем разница?

— Разницы никакой!
— Мы можем поехать в Вегас и пожениться там.

— Неет, это как-то вульгарно.

— Да ладно! У меня куча знакомых поженились в Вегасе.

— И многие из них остались в браке?

— Даа!... Только с другими людьми.
— Ещё кофе?

— Нет, Леонард позвал меня на лекцию по физике, еще уснуть не смогу.
— О, я люблю плохишей!

— Это типа твоего хахаля, который боится хомячков, да?
— В космосе нельзя ничего поднять вверх. В космосе нет понятия «вверх».

— Ах так, а куда же каждый день поднимается солнце?

— Против такой-то уличной мудрости ну как попрешь.
— Шелдон, ужин стынет.

— Поем позже. Я сейчас припал к информационной груди матери физики.

— Обожаю, когда Шелдон пошлит.
— Похоже, я оказался втянут в какие-то отношения, а ты, кажется, эксперт в том, как их заканчивать.

— Прости, что?

— Я просто вижу, как мужчины друг за другом входят и выходят из твоей квартиры и никогда не возвращаются.
— Ты не поверишь, что сегодня случилось на работе! Один старичок подавился, а я спасла ему жизнь!

— Шутишь?! Ты сделала приём Геймлиха?

— Нет, я крикнула: «Боженьки, мужик подавился»! А один из официантов сделал ему приём Геймлиха.
— Ах ты сукин сын!

— Что?

— Ничего, ничего

— Нет, в чем дело?

— Я встречалась с этим парнем когда-то... Пока он не изменил мне с моей подругой Гретхен, которая вон там с ним же и сидит сейчас.

— Шутишь.

— Блин, она похоже ко всему еще и сильно похудела!

— Понимаю, что это не просто, но не позволяй им испортить вечер.

— Да, ты прав. Возможно, она худеет, потому что умирает.
— Так, кто хочет выпить?

— Пенни, мы не употребляем спиртное во время игры, потому что оно влияет на нашу рассудительность.

— Ну ты что, это даже не спиртное, это зелье, благодаря которому ты начинаешь мне нравиться.
— Что делать, если придут гости?

— Развлеки.

— А если женщины?

— Пялься на них и заставляй чувствовать себя неудобно.
— Ну, я скажу тебе одно, если я когда-нибудь выйду замуж, никаких приглашений на клингонском.

— Удачи с поиском такого мужчины.
Ок, Говард Воловиц, слушай. Ты подпишешь всё, что она положит перед тобой, ведь ты самый счастливый парень в мире. Если ты позволишь ей уйти, у тебя больше не будет шансов найти кого-то ещё. Говорю от лица всех женщин, что этого не произойдет — у нас было совещание на эту тему.
— Я сейчас проверил, там где-то 20-25 человек.

— Да ладно, всего-то?

— Всего то?! Для физики элементарных частиц — это Вудсток!
— Я обожаю Сан-Франциско, вот бы поехать с вами.

— Я понимаю твою зависть, этот симпозиум ни в коем случае нельзя пропускать. Там будут обсуждать биоорганические клеточные компьютерные устройства, достижения в выполнении многопоточных задач, плюс круглый стол по вопросу применения метода неравновесных функций Грина, процессов фотоионизации в атомах.

— А когда я приезжаю, то напиваюсь в дюпелину и катаюсь на трамвайчиках.
— Эми заслуживает большего. Знаешь, когда мы покупаем смесь орешков, она съедает все бразильские, просто чтобы я их не видел. Она просто помесь ангела с белочкой.

— Мда, она такая.

— А я бессердечный эгоист. Она меня бросит.

— Нет, не бросит.

— Конечно, не бросит, я же классный.
— Тебе нужен урок актерского мастерства?

— Возможно, два. Мне хотелось бы основательно это освоить.
— Он что, не знает, что у тебя есть молодой человек?

— Нет у нее молодого человека, у нее есть Шелдон!
— Боже, я лучше пирога в жизни не пробовала.

— Это любимое блюдо Шелдона. А знаешь секретный ингредиент?

— Любовь?

— Сало!
— Да ладно тебе, Пенни, мы просто ищем собственное звучание.

— Вы нашли его. Это звук кошки, попавшей под газонокосилку.
— Я сейчас займусь сексом с тобой прям здесь, прям на этой стиральной машине!

— Нет, не займешься.

— Ну, пожалуйста..
— Мне необходимо определить, где в этом болоте несимметричных формул притаилась жаба истины.

— Жаба истины? Это из физики?

— Нет, это из психиатрии...
— В общем так, я довольно давно поняла, что Леонард запал на меня.

— Немного запал?! Пожалуй, примерно так царь Менелай немного запал на Елену Прекрасную.
— Поверить не могу! Я тут сидела, скучала по нему, как последняя дура… а знаешь, что самое ужасное?

— То, что тебе приходится переживать это без водки?

— Нет... Ну, да.
— Если тебя это хоть как-то утешит, я уверен, что каждая минута без твоих жарких объятий и алых уст — это адская мука для Леонарда.

— Спасибо.

— Серьезно?! Ты купилась?
— Интересно, если здесь больше никого нет, тогда почему на столе два бокала вина?

— Ну-у, ты же знаешь, у меня две руки и небольшая алкогольная зависимость.
— Обожаю такие игры. Мы с друзьями постоянно в них играли.

— Ну в нашем случае это немного другое. Это традиция элитных универов.

— И Принстона!
— И ты не хочешь спросить, как я догадалась?

— Пенни, никто не любит всезнаек.
— Так, Шелдон, что у вас с Эми произошло?

— Представь себе, я ее, оказывается, опозорил.

— Представила.

— Так я еще не рассказал подробностей.
— Шелдон, я знаю тебя уже много лет и скажу тебе со всей любовью, на которую способен. Эми права, а ты нет.

— Но ты даже не знаешь..

— Не важно!

— Но в свою защиту..

— Не важно!

— Но ты даже не хочешь выслушать мою точку зрения!

— Хорошо, Шелдон, и какова же она?

— Ну..

— Нет, я поддерживаю Эми.
— Неловкое молчание, Шелдон уткнулся в свой телефон, сидите врозь, да у вас свиданочка!

— Ну всё не так плохо, поверь. Шелдон гуглит фаллический символизм корнеплода в картинах эпохи Ренессанса.

— О, нет. Это мне уже надоело. Я просматриваю ножницы для кутикул на Амазоне.
— Я наделала глупостей. Ты наделал глупостей. Может признаем, что мы квиты, и продолжим жить по-прежнему?

— Я не делал глупостей.

— Давай пойдём на компромисс.

— Я уже на него пошёл. Я готов признать, что ты наделала глупостей.
— Ты не всегда должен делать то, что хочет женщина. ... Что?

— Да так. Просто... переосмысливаю всю свою жизнь.
— Если я его сниму, Шелдон выиграет.

— Милый, он выигрывает каждое утро, когда просыпается живым.
— Расскажи мне что-нибудь, что я о тебе не знаю.

— У меня девять пар штанов.

— Ну что ж, это неплохое начало, но я думала о чём-нибудь таком личном.

— О, понятно. У меня девять пар трусов.

— А давай лучше я начну.

— Я не хочу знать сколько у тебя трусов, но судя по тому, что я видел на полу твоей спальни, их тысячи.
— Ну же, Шелдон, я так хочу...

— Чего?

— Чтобы ты взял меня.

— Куда же я тебя возьму? Ты не одета.
— Шелдон, тебе что, фильм совсем не понравился?

— Да нет же, совсем наоборот. Я думаю, что Гринч — вполне реальный занимательный персонаж. И я был на его стороне до того самого момента, как он поддался общественной условности, вернул все подарки и спас Рождество. Ну что за облом?
— Боже, ну почему он такой урод, когда напьётся.

— Нет, он всегда такой, просто ты его обычно не слышишь.
— У меня один вопрос: Бернадетт говорит обо мне?

— О, ещё как!

— Правда?

— Да, буквально вчера она спросила: «Почему Говард прячется под столом?»
— А нельзя отложить телефоны и общаться как нормальные люди?

— Можно. Но благодаря Стиву Джобсу не нужно.
— Да ладно, Шелдон. Дай бабам поболтать.

— Бабам?!

— Девчонкам? Цыпочкам? Матко-американцам?