Цитаты От Имени Автора

Говорят, по крайней мере те немногие, кому довелось такое испытать, будто утопающие последние секунды жизни кажутся, как это ни парадоксально, даже приятными. Сопротивление закончено, вода попадает в легкие, жертва становится безвольной и получает от своего состояния некое извращенное удовольствие.
Гораздо легче смириться с утратой любимого человека, находя утешение в том, что он, по крайней мере счастлив. Ведь в этом и заключается настоящая любовь, разве нет? В любом случае, в пожелании счастья тому, кого любишь.
Люди редко останавливаются для размышлений – обычно они думают на ходу. Ну и зря. Иногда остановиться совсем не вредно, особенно если идёшь в неправильном направлении.
Мне кажется, что главная задача родителей состоит в том, чтобы утешать детей в случаях провалов и поражений и будить в них амбиции. Это развивает в детях независимость самостоятельно преодолевать трудности, готовить их к взрослой жизни.
Были же люди, которые год за годом упорно говорили нацизму — «нет». Нужно много мужества, чтобы умереть, но, быть может, не меньше мужества нужно, чтобы говорить — «нет», когда кругом говорят — «да», чтобы оставаться человеком и борцом, когда люди кругом перестали быть людьми, чтобы думать, когда думать запрещено.
Только те меры воздействия на «новых русских» эффективны, которые «бьют по чековой книжке».
Рабочий должен продать свою рабочую силу во что бы то ни стало, так как других источников средств у него нет, а кушать хочется каждый день. Это дает возможность капиталисту потихоньку уменьшать долю рабочего в прибавочной стоимости.
Капитализм — это строй, при котором рабочий работает и создает прибавочную стоимость. Эту прибавочную стоимость капиталист присваивает на том основании, что он владеет капиталом, и за ее счет живет.
Событие — трагедия местного разлива. Задача матери — Согнать злость на Насте за истерику Маши. Задача Насти — показать тетушке свое старание.
Капиталист заинтересован, чтобы рабочие побольше производили; поменьше потребляли.
Любовь неразделённая -

Как яблочко зелёное

Точёное и крепкое.

Но кислое и терпкое.
Но нас поставили над людьми, мы не вправе тратить себя на то, чем можно пренебречь, мы должны смотреть в глубь человеческого сердца.
Тот, кто придумал любовь, отчаялся объяснять нам, как стать людьми. Наверное, чтобы научить человека отдавать, ничего не требуя взамен, нужно было придумать любовь.
Я валяюсь на траве,

Сто фантазий в голове.

Помечтай со мною вместе,

Будет их не сто, а... двести!
Вода. Водаводаводаводавода. Теперь он понимал, как много она значит. Живительная влага. Единственный стоящий напиток. Вы скажете, пиво «Гиннесс»? Тьфу! Питьевая смола. Виски? Питьевой огонь. Молоко? Еда для младенцев. А вот вода — это подарок небес.
Иногда приходится чем-то жертвовать ради своей страны, и жертвы эти могут пагубно отражаться на самых родных и близких людях.
Весь секрет успеха публичного выступления состоит в том, чтобы говорить с людьми, а не выступать перед ними!
В пору моего детства в Толедо существовало забавное суеверие, якобы помогающее отвадить нежелательных визитеров: следовало только поставить за дверью метлу. Вот бы и страхи, этих зловредных гостей, можно было отогнать так же просто!
... одна из самых отличительных черт революций – бешеная жажда игры, лицедейства, позы, балагана. В человеке просыпается обезьяна.
Я доверял океану и чувствовал, как океан любит меня. Нас прочно связывали какие-то тайные нити-струны, я ощущал, как они натягивались всякий раз, когда я удалялся от него. Сейчас океан был рядом, и я был счастлив. Стоя у борта, я как будто слышал его зов из глубины и готов был пойти на этот зов не задумываясь. Акулы и другие морские хищники пугали меня не больше, чем медведи и волки в лесу. Не мог же я не плавать в океане только потому, что там водятся акулы, и не ходить в лес из-за страха встретиться с медведем. Кроме того, акулы представлялись мне как бы малыми частицами одного общего сознания Океана, не способными на враждебные действия без его воли.
Это огромная разница — слышать звук или чувствовать его. Я чувствовал океан, облака, людей, музыку. В сердце была невыносимо приятная боль, которая усиливалась от любимой мелодии или просто улыбки. Я не мог ни о чем думать. Мне казалось, что я вижу мир в первый раз.
По звонку колокольчика начинали есть. Сначала суп. Супницу надо было передавать в четкой последовательности от старших к младшим. Если не хочешь суп – сиди и жди следующего звонка. По второму звонку разрешалось накладывать второе и салат. После третьего звонка – чай, варенье, фрукты (если есть). Четвертый звонок – окончание трапезы. Положить себе можно не более четвертой части от второго блюда, салата или супа. Брать можно только один раз, не подкладывать, даже если еда остается. Взять можно два куска белого хлеба и два черного, не больше. Делиться едой ни с кем нельзя, с собой уносить нельзя, не доедать то, что положил себе в тарелку, тоже нельзя.
Перед ними был великолепный сад. Кругом высились конусообразные кипарисы и апельсиновые деревья, а цветущие кусты наполняли мягкий южный воздух благоуханием. Из пастей каменных львов били фонтаны. В разных уголках сада были устроены беседки, на каменных скамьях лежали цветные подушки. Это был подлинно восточный уголок наслаждений. Питер никогда не видел ничего подобного. К тому же он не видел ни неба, ни цветов в течение долгих, томительных недель болезни. Сад был совершенно изолирован, его окружала высокая стена, и только в одном месте между двумя кипарисами возвышалась башня из красного камня, без окон, принадлежащая какому-то другому зданию.

— Это гаремный садик, — прошептала Инесса. — Много любимиц порхало здесь в счастливые летние дни, пока не приходила зима и бабочка не погибала.
Интенсивный фитнесс, всего 14 часов чуткого сна и снова рабочие будни в душных офисах Гестапо...
Война — это не просто кто кого перестреляет. Война — это кто кого передумает.
Всякий неглупый парень, доживший до шестнадцати лет, понимает, что ни одна девушка не бывает прекрасна двадцать четыре часа в сутки триста шестьдесят пять дней в году. Красота — это внезапное, мимолетное, на секунду вспыхивающее состояние. Исключение из правила, а совсем не правило.

Одна девушка смешна в гневе, другая плаксива, третья болтлива. Четвертая забавно взвизгивает, когда ругается по телефону со своей мамой. Пятая жадничает по пустякам. Шестая хранит в кошельке фантики от конфет за прошлый год. И так до бесконечности. Человека надо любить не за что-то, а вопреки чему-то. Только в этом случае чувства переживает все пинки и взбрыки судьбы.
Следует принять жизнь такой, какая она есть, пусть это и тяжело. Да и в любом случае, уже поздно думать о том, что все могло сложиться по-другому. Жизнь – дорога с односторонним движением, и вернуться к предыдущей развилке никак не выйдет.
Я дам тебе право на крылья, подарю шанс расправить их, но право разорвать их на кусочки и обратить в пепел оставлю за собой.
– Я не боюсь упасть, – сказал он самому себе. – Я боюсь того, когда перестаешь падать и наступает смерть.

Впрочем, он знал, что лжет. Боялся он самого падения… тщетного размахивания руками, кувыркания в воздухе, сознания того, что он ничего не может поделать, что никакое чудо его не спасет…
— Я правильно понимаю, — медленно и веско произнес Винни, — что для разгребания последствий одной авантюры ты предлагаешь нам сунуться в другую, еще более безумную?

— А мне нравится — это же так романтично! Необитаемая планета, карта сокровищ, то есть секретной пиратской базы… — продолжала Джилл, мечтательно закатив глаза. <...>

Роджер ей даже позавидовал. Сам он в двадцать два года уже был реалистом, а в нынешние двадцать семь — законченным пессимистом.
«Настоящее лицо» можно заметить сквозь изменения, затрагивающие очень незначительные и самые обыкновенные вещи.
И пройдя через все это, Золушка осталась кроткой и доброй, так как с каждым новым рассветом она продолжала верить в то, что однажды ее мечты о счастье сбудутся.
События этого фильма происходят в Париже в те прекрасные дни, когда Сирена означала девушку, а не сигнал воздушной тревоги, и когда француз гасил свет, это не было связано с воздушным налетом.
Слушай, злой и глупый дятел.

Стонет каждой ночью лес.Ты стучал, кроша деревья,

этот стук достиг небес.

В гневе бог в леса примчался

и вложил тебе в клюв яд.

Бедный дятел, дом заразен,

а в еде отравы смрад.

И собратья рухнут навзничь,

лишь коснись своих друзей.

Пребывай в печати, дятел.Слезы с ядом вечно лей.
Попытка Председателя свести переговоры к заурядной драке встретила серьёзные возражения со стороны Его Высочества.
Мы живем в равнодушном мире. Нас окружают десятки людей, знакомые, коллеги, друзья, но мы одиноки. Мечтаем любить и быть любимыми, но слишком эгоистичны, чтобы заботиться о ком-либо, кроме себя. В детстве каждый мечтал стать космонавтом, великим учёным, актером, писателем, балериной. Где эти мечты? Пылятся в дальних уголкам нашей памяти вместе с ненужными детскими забавами. Мы стали взрослыми, серьезными, рассудительными, правильными, стали мечтать не о полетах в космос, а о сумме зарплаты и том, как оплатить счета дантиста. Нам хочется быть значимыми и важными, но не прощаем успехов своим знакомым и друзьям. Каждому хочется любви, тепла, нежности, но нам не преодолеть преграды из собственных страхов, амбиций, гордости и самолюбия. Наша жизнь расписана по часам: мы работаем, потом едем домой, сидим, тупо уставившись в уютно бормочущий телевизор, едим, пьем, торопливо занимаемся любовью. И все по кругу… От такого мира хочется сбежать. Можно долго терпеть, находя спасение в книгах, фильмах, аниме, фантазиях и надеждах, но рано или поздно силы кончаются. Иногда люди срываются, прыгают с высотных зданий, морщатся, глотая пачками снотворное, режут вены в предательски теплой воде, но чаще просто принимают то, что жизнь оказалась совсем не похожей на их мечты. Это порождает людей с холодным и равнодушным взглядом.