Оливер Куин / Зелёная стрела / Oliver Queen / Green Arrow — цитаты, высказывания и афоризмы

Сидеть в одиночестве и слушать голосовые сообщения, чтобы только услышать твой голос. Вглядываться в лицо каждого прохожего в надежде увидеть твою улыбку.
Мы все порой делаем неправильный выбор. Все, что нам остается — это внимательнее выбирать в будущем.
— По моим подсчетам, у тебя не было секса 1839 дней. Как твой друг, настоятельно рекомендую Кармен Голдмен.

— Это которая?

— Та, что похожа на телку из «Сумерек».

— А что за «Сумерки»?

— Тебе лучше не знать.
— Все в порядке, я уже бывал в судах.

— Четыре раза вроде: вождение в нетрезвом виде, нападение на папарацци, угон такси — что было круто кстати, — и кто забудет мочеиспускание на копа!

— Хотелось бы, чтобы все забыли.
— Минуточку, у нас что, есть собственный спутник?

— Да.

— А что же ты сразу не сказал.

— Ну, это был типа подарок.

— Полагаю, теперь дарить тебе свитер на день рождения будет не уместно.
У нас есть кое-что общее. Мы оба разгребаем последствия действий моего отца. То, что он сделал, на его совести. То, что делаем мы, — на нашей.
Вращай бедрами, Диггл! Там зарождается сила. Дело не в руках. Даже если у тебя не мышцы, а шары для боулинга.
— Я бывал близок к смерти на острове чаще, чем могу вспомнить, и я не боялся — мне нечего было терять. Но когда лучник чуть не убил меня, когда я вновь взглянул в лицо смерти, я подумал обо всех, кого впустил в свою жизнь. Родные: Лорел, Томми, — и мне стало страшно. Я представил, что с ними случится, если они меня потеряют снова. Впервые за долгое время мне было что терять.

— Ты все перепутал, Оливер. Ты думаешь, что эти люди ломают твой стержень, но они тебе его дают. Крепче, чем прежде. Смерть опустит взгляд, если тебе есть зачем жить, когда есть зачем. Так лучше.
На том острове я потерял не только пять лет жизни. Я потерял часть себя, которая наслаждалась жизнью.
Мир больше не такой, каким был, он развалился давно, но такое ощущение, что ты один этого не заметил, и это тебя злит, и ты боишься, что эта злость сожжет тебя изнутри, если ты проживешь в таком мире хоть еще одну секунду, зная, что ты мог сделать что-то чтоб исправить ситуацию...
— Почему она? Ну кроме очевидно длинных ног?

— Так получилось. Ничего серьёзного... Из-за моего образа жизни, думаю, мне не стоит быть с тем, о ком бы я действительно заботился.

— А я думаю, ты заслуживаешь лучшего, чем она.
— Кто это?

— Это Мередит. Она немного странная.

— Нет, это ты немного странный. Она очень странная.
— Большинство тут нормальные. Агрессивных держат под замком. Это Хиллари. У неё ОКР. Это Гэри. Думает, он Иисус. Дэн. Тоже Иисус. Это Мария...

— Мария Магдалена?

— Нет, она тоже думает, что она Иисус.
Считаешь, забота о других ведёт к смерти? Я думаю, она заставляет жить.
— С каких это пор мы стали продавать билеты в «Логово Стрелы»?

— Это... Видишь, что ты наделала?
— Но я знаю две вещи: во-первых, кем бы я ни был, я сделаю всё что угодно, всё, чтобы спасти свою сестру.

— А вторая?

— Я люблю тебя.
— Знаешь, как работает торпеда?

— Я влезаю, он палит, я рулю, а ты молишься.
Эй, все. Два миллиона долларов тому, кто найдет парня в зеленом капюшоне!
Меня не было... и мне жаль, жаль, что городу пришлось через столькое пройти без меня, но вы выдержали, и доказательства этой выдержки лежит у моих ног. Вы не подвели этот город, и я обещаю, я не подведу вас, покинув его снова!
— Если это энергетик, почему он в шприце?

— У меня бутылочки кончились.
Меня зовут Оливер Куин. Проведя пять лет на необитаемом острове, я вернулся с одной целью — спасти свой город. Теперь ко мне присоединились и другие, для них я — Оливер Куин, для прочих же жителей города я некто другой... Я нечто иное...
— Я сидел в интернете в кафе, и пролил на ноут латте.

— Правда?

— Да.

— А мне кажется, что это дырки от пуль.

— Люблю кофейни в плохих районах.
— Я не знаю, кто я.

— А я знаю. Ты тот, кого я... Ты тот, в кого я верю.
– Почему ты решил, что нынешний путь неправильный?

– Хорошо, я скажу. Прошло больше двух лет, ответь, чего я добился за всё это время? Моя мать мертва, Томми, Сара; преступность не падает, а моя сестра сейчас испытывает десять разных видов боли.

– Значит, ты уйдёшь, но что дальше? Все потерянные тобой люди, все принесённые жертвы, всё это ради ничего?

– Я больше не знаю, зачем занимаюсь всем этим.

– Я не могу дать готовый ответ. Да, капитан Лэнс от тебя отвернулся, но я не верю, что Стрела работает ради простого «спасибо».
— Я провел свою жизнь в поисках невозможного, и я даже не представлял, что я сам стану невозможным.

— Так зачем ты пришел ко мне? Что-то подсказывает мне, что ты не просто так пробежал 600 миль, чтобы поздороваться с другом.

— Всю свою жизнь я хотел большего... быть большим. И теперь у меня это получилось. И когда мне выпал шанс помочь кому-то, я облажался. Что, если Уэллс прав? Что, если я не герой? Что, если я просто парень, которого ударила молния?

— Я не думаю, что это молния ударила тебя, Барри. Думаю, она тебя выбрала.

— Я не уверен, что я похож на тебя, Оливер. Не знаю, смогу ли я стать... Линчевателем.

— Ты можешь быть лучше. Потому что ты можешь вдохновляешь людей так, как я бы никогда не смог... наблюдая за городом, как ангел-хранитель... изменяя ситуацию. Спасая людей... в мгновение ока. Воспользуйся своим же советом. Носи маску.
Я не мщу за былые жестокости. И не подсчитываю барыши, которые мог бы получить пробурив скважину в океане или установив проволочные заборы, чтобы отвадить иммигрантов. В этом мире блогеров, который создал поколение критиканов, а не лидеров, я пытаюсь что-то делать. Здесь. Сейчас. Для этого города. Для моей страны. И я делаю это не один. Вы правы, я — герой.
— Фелисити. Держись за меня крепче.

— Я представляла, что ты скажешь это при других обстоятельствах. Очень платонических обстоятельствах.
— Я решил, так будет лучше..

— Лучше?! Как ты вообще мог до такого додуматься??

— И вообще твоя мама не принимает отказов.

— Ты шел против солдат под миракуру и лиги убийц, правда хочешь сказать, что не смог отказать моей маме?!

— Она написала что соскучилась по тебе и прислала эту рожицу со слезинкой.
— Хватит с меня шрамов. Кстати, от миномёта?

— Да, провинция Пактика, Афганистан. Ты догадливая.

— Разбираюсь в ранах. Граната, Алжир.

— Меня гранатой не задевало.

— Столько шрамов и ни одной гранаты?!

— Стрела... нож... нож... куча пуль, но гранат не было.

— А у меня, кстати, новая пуля, девять миллиметров вот тут.

— У меня больше мечи и копья.

— У меня есть шрам. Он прямо во рту, мне удалили зубы мудрости еще в шестнадцать. Три шва, зубы росли просто ужасно.
— А. Т. О. М. по-прежнему ничего не видит. А. Т. О. М. — это костюм, я не говорю о себе в третьем лице.

[Оливер, обращаясь к Фелисити].

— Вполне возможно, что вы с Палмером родственники.
— Надо поговорить.

— О Саре?

— Лорел рассказала?

— Не совсем.

— Логика у нее просто песня: смерть держит в тайне от меня, воскрешение — от тебя.
— Пока наши заучки работают...

— Я слышала, котик.

[Оливер. Громче]

— Пока они думают, как лишить Севеджа посоха...
— А что, если будет предложение получше?

— Ты, что ли, в мэры пойдешь?

— Палмер-тек... им нужен новый глава PR-отдела... Мне это кое-кто сказал.

— Лорел, она не Волан-де-Морт... меня это не заденет.
Я даже рад, что не купил тебе стопочку с рисунком панды, а то бы ты подумала, что я человек-панда.
— Неудачная идея — влюбиться в копа, который на тебя охотится.

— У нас, мстителей, выбор не велик.
В гневе нет ничего плохого, Рой. Гнев – это энергия. Но ты должен научиться направлять её в позитивное русло.