Цитаты Нейтана Янга

— Мы должны кому-нибудь рассказать!

— Ага, конечно. На помощь, все перестали употреблять наркотики и ссать в лифте! Кому мы это скажем? Это же мечта всех полицейских и родителей.
— Может пользы своими способностями мы и не приносили, но хоть никого не обижали, никого не насиловали и не убивали.

— Она меня изнасиловала, а уж народу мы положили, будь здоров.

— Но мы всё равно хорошие!
— Ты! Мелкий уродец! Это что за фигня там была на крыше?

— Я хотел тебя спасти...

— Ну так ты облажался! С блеском и фанфарами!
— Ты правда думаешь, что я буду откровенничать с тобой после того, как ты со мной обращался, после того, как ты меня обзывал?!

— И как это?

— Псих, любитель понюхать трусики, целка, урод, ***юк, извращенец, педофил... дыниёб..., а я просто хочу быть твоим другом.
— Люди вокруг думают, что вы мрази. У вас есть шанс показать им, что они не правы.

— Ага, а что, если они правы?
— Извиняюсь. Я тут разговариваю!

— Я думала, Вы закончили.

— Если мои губы все еще двигаются, значит нет.

— Да, но Вы могли зевать или жевать.
— Кто-то еще знает о нас. И мы должны выяснить, кто.

— О... А не хватит с нас на эту неделю? Мы чуть не грохнули нового надзирателя, тебе в первый раз минет обломился, а я умер. Опять! А ведь неделя даже еще не кончилась!
— Хочешь сказать, что ты типа гей?!

— Гей, натурал, дебил — зачем же клеить на все ярлыки?
— Эй, а тебе разве можно тяжести носить?

— Все нормально, я только делаю вид.
Мы малолетние преступники, которые разжились суперспособностями и при этом даже не додумались пустить их на злодеяния! Стыд и срам!
Мне всегда хотелось поизменять, просто я слишком неорганизованный. Я даже имя с трудом запоминаю.
— Какого черта ты делаешь?

— Всего навсего чистый необузданный вандализм!

— Да что с тобой такое? Ты умственно-отсталый?

— Если бы я был умственно-отсталым, меня бы здесь не было. Зацени, прямо в яблочко!
— Слушай, после грозы ты почувствовал что-нибудь странное? [Нейтану]

— Да, я почувствовал странное покалывание в своем очке.

— Ты почувствовал что-то странное? [Саймону]

— Ты что, не хочешь дослушать про мое очко?
— А отлоложу-ка я ему кренделёк в постели.

— Не думаю, что это уместно.

— Нужно послать ему доходчивый месседж, чтоб он знал — с нами шутки плохи!

— И в чём месседж дерьма в его постели?

— Так в «Крёстном отце» делали.

— ... Там лошадиную голову в постель положили.

— А у тебя лишняя завалялась, что ли?
В этом нет ничего гейского, чувак, я просто немного подрючу тебя граблями.
Чувак, а ты ведь сказал, что хочешь поссать ей на сиськи... Такое лучше держать между тобой и твоим интернет провайдером...
Знаешь, брат, любовь — это больно. Любовь пережевывает тебя и выплевывает, как комок соплей!
Зубы — в порядке, причёска — блеск, член — в штанах, ширинка — застёгнута. — Пора становиться знаменитыми!
— Ты эксплуатируешь слабых!

— Вытягиваешь из людей деньги!

— Домогаешься девушек!

— Как и католическая церковь.

— А он дело говорит. В Ирландии, когда я был маленьким, считалось, что если с тобой не шалит священник, то ты лох.
Издеваетесь, я на толчке всего пару часов сидел, а тут уже успели кого-то убить... Вся жизнь мимо проходит!
— Короче, маман открывает дверь и такая: «АААААААААА!». А я такой: «Я бессмертный!». И тут она брякается в обморок. Прям лицом на батарею, кровища кругом, зубы.

— Она в порядке?

— Да-да, всё путём, всё ништяк! Ну... Кроме лица, разве что. Это как-то подпортило момент.
Я жив... Я не умер! Я бессмертный! Вот она, моя способность! Черт возьми, я знал, что она у меня есть. А-ха! И кто теперь смеётся последним?! Помогите! Помогите, я жив! Вы закопали меня живым, мудилы! Я бессмертный... Просто зашибись! Спасибо! Спасибо большое! Невероятно, ***ь...
— Ты ударил отца тостером?! А потом запихал в багажник?!

— Я его домой хотел отвезти, перед мамой извиниться за то, что он так с ней поступил!

— О, это было бы ***ец какое трогательное воссоединение!

— Я собирался его выпустить, а тут ты такой: «Пойдем, пивка ***анем», а я бы такой: «Ага, сейчас, только батю из багажника достану!».
Призывной зов сирены-минетчицы делает из мужика тряпку. Таким шантажом бабы и женят на себе!
— У нас был секс...

— А, так значит ты наконец заценил товар, а он... Не оправдал ожиданий? У нее что, бобрик аж до колен лохматится, да?

— Нет.

— Влагалище, что ли, наизнанку вывернутое? Это, брат, не беда! Такое оперируют в два счета.

— Я облажался.

— Так значит ты пришел просить подмоги у куда более искушенного любовника? Два слова: мятные леденцы.

— И при чем тут они?

— Заглатываешь паршивца, устремляешься в южном направлении и ублажаешь ее орально. Из-за ментола ей будет казаться, что у нее там горит все! Они у меня всегда под рукой на случай необходимости. Бери. Это тебе.
— Слушай, на мой восьмой день рождения отец обещал меня сводить куда-нибудь. Так вот, он отвез меня в ИКЕЮ, накупил там гору мебели, что из-за коробок в машину было не залезть, и оставил меня в магазине на три часа! Один бородатый тип меня увидел одного, купил мне поесть. Я встретил свой 8-й день рождения, поедая шведские фрикадельки в компании педофила!

— Он что...?

— Не, не. Отец вернулся, когда мы мороженое доедали. Но суть в том, что этому извращенцу было до меня больше дела, чем отцу за всю жизнь. После мороженого он меня в зоопарк обещал сводить.
— Кто-нибудь знает что-нибудь про роды?

— Горячие полотенца! Да! Но... у нас их нет.

— Ох, ***ь, ну и помощничек из тебя!
Куда легче унижать, оскорблять и обращаться с человеком как с куском говна, чем признать, что ты его любишь.
— Джесика не убийца-психопатка, она девственница.

— Так и знал, что с ней что-то не так.
— Ты как, милая?

— Будто мне ***у на части разрывают!

— Я, конечно, не эксперт, но вроде так и должно быть...
Мы смогли обхитрить лису, что делает нас невъебенно хитрыми!
— Я не педофил.

— Да кто тебя знает? Вдруг ты вздрючил родную сестру ради ломтика сыра?

— Да я вообще сыр не люблю!

— Что делает тебя ещё похотливее, ты, больной ублюдок!
— Что с ним? Он умер?

— Я, конечно, не врач, но судя по дырке в голове – да.
— А то мне послышалось, что кто-то тут решил ограбить банк...

— Не! Не-не, я сказал… подёргать шланг. Сеанс группового онанизма. Старый добрый дрочильный хоровод!
— А ведь мы можем придумать себе всякие крутые супергеройские клички! Я — Капитан Неуязвимый, Кёртис — Мистер Задом-Наперед, а ты будешь Невидимый ***юк!

— А почему я Невидимый ***юк?!

— Уж какой есть — смирись!
— Ну что, прощай, общественные работы! А у меня ни работы, ни денег, ни девчонки. Ну да, я бессмертный, но помимо этого мне осталось разве что ***ца соснуть!
— Кажется, у меня второй лезет! У меня близнецы!

— Ооо, Иисус, Мария, Иосиф!

— Что там?

— У тебя там инопланетянин!

— Вытащи его оттуда!

— Умри! Умри! Умри!

*затаптывает ногами, обрызгивая всех кровью*

— ***анько ты недоделанный! Это ж плацента!

*пауза*

— Ну, с Рождеством всех!
... и я думаю, что они сбежали, чтобы продолжить свои гомосексуальные отношения, и я спрашиваю вас: в этом мире нетерпимости и предрассудков, кто мы такие, кто, чтобы осуждать их?!
Прости, если тебя так задевают мои к нему чувства, но они настоящие! И невинные! Ну... настоящие — это точно!
Что ж, по опыту знаю, нет в мире проблемы, которую нельзя было бы решить, основательно напившись!
Да не волнуйтесь вы обо мне. Подумаешь, помираю... Опять.
Плохие новости, народ: психованная теперь знает пароль. Мартышлюшка своё отработала.
— Думаю, эти татуировки вами управляют. Наверное, это все тот мастер.

— Винс такое бы не сделал, он меня любит.

— Это твоя татуировка за тебя говорит.

— Красивый, еще и умный!

— А это твоя!
Эта новая способность — просто кайф. Всегда хотел быть фокусником. Типа, Великий Нэйтано... Великий Нэйтаноно... Великий... Нэйнанано. А-а, ***ать, как тебя называют, когда ты вот такое вот могёшь...
Вы шутите? Я на толчке всего пару часов посидел, а тут уже кого-то убили? Чёрт, вся жизнь мимо проходит!
— Итак, эта одежда была пожертвована гражданами, её нужно рассортировать по разным категориям перед тем, как её отправят в Африку... Если есть вопросы, просто задавайте их.

— Если медведь и акула подерутся друг с другом, кто из них победит?

— Если есть УМЕСТНЫЕ вопросы, задавайте их.