Цитаты Мари

Я знаю, это был он. И вряд ли я смогу полюбить кого-то также, как его. Но это не трагедия, надеюсь. Я знаю, люди, как правило, поздно встречают свою идеальную вторую половинку. Но со мной, о ужас, это случилось сейчас, когда мне 25. И дело даже не в сексе. Секс мне безразличен. Это вообще не важно. Важно просыпаться всегда рядом с кем-то, спать в обнимку. Важно жить душа в душу. Знать, что, если на тебя набросится злодей, рядом будет кто-то, кто защитит. Это метафора, конечно, в жизни никто на тебя не набрасывается. Когда ты просыпаешься от лёгкого дуновения ветра и ощущаешь тёплую грудь любимого человека, чьё дыхание ласкает твою спину, — вот что значит жить душа в душу.
— Убить того, кого любишь? — спросила она тихо.

— Конечно, если он разлюбил.
— <...> я и в подмётки ей не гожусь. Рост маленький, грудь никакая, рот в пол-лица, волосы торчат...

— Вообще-то, — смеётся Каору, — у людей все эти штуки называются «изюминками».
Но в нем была какая-то… искра волшебная, что ли. Он умел из всего извлекать удовольствие.
Какое-то время я боролась за себя, строила свой мирок. И теперь всегда могу спрятаться в том мирке и хоть немного расслабиться. Одна. Как улитка в панцире. Но ведь мне потому и пришлось сооружать этот панцирь, что сама я — беззащитный слизняк. Да и для внешнего мира мой мирок совсем крошечный и ничтожный. Как хижина из картонных ящиков. Ветер дунул посильнее — все тут же и развалилось...
... Эри прижала меня к себе. Но не так, как люди обычно обнимаются. А ОЧЕНЬ крепко. Так, чтобы мы с нею стали одним существом. И не отпускала меня ни на секунду. Как будто знала: стоит ей разжать руки — мы больше никогда на этом свете не встретимся. <...> И тогда я почувствовала, что могу доверить ей свою жизнь. В этой кромешной мгле нас вдруг ничего не разделяло. Все стало единым. По-моему, даже сердца забились в унисон.
— ... Здорово, когда люди так могут.

— Когда стараются?

— Когда могут заставить себя постараться.
Там, в «Альфавиле», какой-то подонок избил до полусмерти китаянку. И всю её одежду с собой утащил. Очень красивая девочка. Только голая и вся в крови. В её мире не бывает «подготовительных стадий». И про «характер, с которым лучше не торопиться», ей никто не объяснит. Не правда ли?
Говорят, самые худшие люди живут дольше других, чтобы у них было время раскаяться и исправиться.
— А вы чем занимаетесь?

— А что ль не видно?

— И на вас... все мужчины оборачиваются...

— На то мы и шлюхи.
— Ты веришь, что у младенцев в утробе есть душа?

— Сперва надо, чтоб она у матери была.
— Разве мы знакомы?

— Нет.

— Как же вы осмелились ко мне обратиться?
— Мне надо вылететь этим рейсом.

— Полетите следующим... Или предыдущим.
— Дитя и рисование — это слишком. Трудно совместить.

— Он отберет у тебя фломастеры?
Да, да, поверьте, джин и только джин. Расширяет сосуды, взаимопонимание и сердце.
— Опять по новой... Вот забавно. Я уже 60 километров не закрываю рта. Вообще, я нервничаю. Всегда болтаю, когда на нервах. Всё, буду молчать.

— Нет, не надо.
— Деньги текли рекой, публика была у нас в руках. Я был готов на всё ради него. Он мог стать великим артистом.

— Он совсем так не думал.

— Я знаю, что вы скажете... Он страдал... Но я тоже страдал. Думаете, легко всю жизнь смешить людей? Иногда мне так одиноко, что я хочу умереть. Я рыдаю навзрыд. И снова надеваю костюм клоуна, готовый выступать.
— А ты — дурачок. Хотя... это твой возраст. Ты тысячу раз должен был удержать Валентину. Со всеми её любовниками и уходами из дома, со всем её прошлым. Таких людей, как Валентина, нельзя упускать Но только ты ещё молод, мой бедный, родной.

— Я не Жан Лу, ты это имеешь в виду?

— Жан Лу — он-то понимает. Он понимает, что в человеке важна личность, а не поступки. Важно то, что даёт человеческое присутствие.

— Присутствие! Да она всегда отсутствовала. Путешествовала и всё больше опускалась от ничтожества к ничтожеству.

— Опускалась... Как можно такое подумать! Значит, любовь и её проявления унижают женщину? Да ты потерял голову. Мы созданы для этого. Самой природой. Правда, изредка встречаются женщины сверх того ещё и верные. Но Валентина не из их числа.
— Что же это такое — творить по-настоящему?

— Как бы лучше сказать... Проникая музыкой в сердце, приводить в движение физические тела. Тела слушателей — и свое собственное. И через это создавать ситуацию, когда все вокруг приходит в движение. Примерно так.
У тебя в брюках свинцовая труба, или ты так рад меня видеть?
Будь как переливающийся через край фонтан, а не как резервуар, содержащий всё одну и ту же воду.
Смерть продолжается всю жизнь и заканчивается, когда наступает.
Я могу использовать свой опыт, чтобы читать лекции о мужчинах и женщинах, знавших правду о нашем существовании, и то, что они написали, можно вместить в одно-единственное слово: живите. Если ты живешь, Бог будет с тобой. Если ты откажешься рисковать, Он вернется на далекие Небеса и станет лишь темой философских построений. Все на свете об этом знают. Но никто не делает первый шаг. Наверное, из страха, что такого человека назовут безумцем.
Существуют только две запретные вещи – одна по человеческому закону, другая – по Божественному. Никогда не принуждай никого к связи, это считается изнасилованием. И никогда не вступай в связь с детьми, это худший из грехов. Во всём остальном ты свободна. Всегда существует некто, желающий в точности того же, что и ты.