Цитаты Лорда Иллингворта

Вот типичная женщина! Сентиментальничает на словах, оставаясь при этом совершеннейшей эгоисткой.

(Как это типично для женщины! Вы говорите так сентиментально, а сами остаётесь насквозь эгоисткой.)
Хорошо завязанный галстук — это первый важный шаг в жизни.
— Вы не можете отрицать, что Палата общин всегда проявляла большое сочувствие к страданиям бедняков.

— Это её болезнь. И вообще болезнь века. Надо бы сочувствовать радости, красоте, живой жизни. Чем меньше говорят о язвах жизни, тем лучше, мистер Келвиль.
Удивительная привычка завелась теперь у людей: спрашивать, после того, как вы поделились с ними мыслью, — серьёзно вы говорили или нет. Ничто не серьёзно, кроме страсти.
Материнская любовь очень трогательна, разумеется, но она часто бывает крайне эгоистична.
Я всегда удивляю сам себя. Это единственное, ради чего стоит жить.
Никакого секрета жизни не существует. Цель жизни, если она есть, в том, чтобы всегда искать соблазнов.
Что за скверная манера у людей говорить за твоей спиной то, что является чистой правдой.

(Прямо чудовищно, как люди себя ведут нынче: говорят у человека за спиной всю чистую правду.)
Когда человек влюблён, он сначала обманывает себя.

А кончает тем, что обманывает других. Это-то и называется на свете любовью.
— Я вовсе не намерен стариться. Душа рождается старой, но становится всё моложе. В этом комедия жизни.

— А тело рождается молодым, но становится старым. В этом трагедия жизни.
Говорите с каждой женщиной так, как будто вы в нее влюблены, а с каждым мужчиной так, как будто он вам надоел, и к концу первого сезона у вас будет репутация светского человека с необыкновенным тактом.
Двадцать лет любви делают из женщины развалину. Зато двадцать лет брака превращают ее в нечто подобное общественному зданию.
Никогда нельзя верить женщине, которая не скрывает своих лет. Женщина, которая говорит, сколько ей лет, может рассказать все что угодно.

Другой перевод:

Никогда не следует доверять женщине, которая называет вам свой возраст. Женщина, способная на такое, способна на всё.
Ничто так не вредит роману, как чувство юмора в женщине. Или недостаток его в мужчине.

(Женщины стали слишком остроумными. Ничто так не мешает в любви, как чувство юмора у женщины и его отсутствие у мужчины.)
— Книга Жизни начинается с мужчины и женщины в саду.

— А кончается Откровением.
Бывать в обществе просто скучно. А быть вне общества — уже трагедия.
Долг — это то, чего мы требуем от других и не делаем сами.

(Чувство долга — это то, что люди хотят видеть в других.)
Каждая женщина — мятежница и яростно восстаёт против самой себя.

(Каждая женщина – бунтарь по натуре, причём бунтует она исключительно против себя самой.)
Женщина — это картина. Мужчина — это проблема. Если вы хотите знать, что на самом деле думает женщина — а это, кстати сказать, всегда опасно, — смотрите на неё, но не слушайте.
Весь мир делится на два класса: одни веруют в невероятное, как простая чернь, другие же совершают невозможное.

Другой вариант:

Мир делится на два класса — одни веруют в невероятное, другие совершают невозможное.
Никогда и ни в чем не надо становиться на чью-либо сторону, мистер Келвиль. С этого начинается искренность, за ней по пятам следует серьезность — и человек делается непроходимо скучен.
— Любопытно, что некрасивые женщины всегда ревнуют своих мужей, а красивые — никогда.

— Красивым женщинам некогда. Они всегда так заняты — ревнуют чужих мужей.