Цитаты Локи

— А давай с ним по-настоящему попрощаемся... Разобьем машину просто в хлам!

— Идиотская идея... Но она мне нравится!
— Я освобожу ваш мир...

— От чего?

— От свободы. Свобода есть величайшая ложь. Стоит вам это принять, и ваши сердца... познают мир.
— Что с тобой? Испугался молний?!

— Я не в восторге от того, что за ними последует.
— Если прикинуть силы: твой брат — полубог; суперсолдат — живая легенда, достойная называться легендой; человек, чья борьба с собственной яростью дух захватывает; парочка первоклассных убийц... И ты, приятель, умудрился взбесить их всех до единого.

— Такой был план.

— Не лучший план.
— Вся жизнь твоя пропитана сочащейся кровью, и ты думаешь, спасение того, кто ничем не лучше тебя, что-то изменит?! Это вульгарная сентиментальность! Жалкие детские моления! Убожества! Ты лжешь и убиваешь на службе у лжецов и убийц. Делаешь вид, что сама по себе, что у тебя свои правила, которые скрасят весь этот кошмар. Только... Он часть тебя. И ты никогда от него не избавишься... Я не трону Бартона, пока он не выпотрошит твою шкуру! Основательно. Не спеша. Такими способами, которых ты боишься. А когда он очнется, чтобы увидеть дело рук своих, я раскрою ему череп! Проторговалась, мямлящая девка?
Как я ОБОЖАЮ это! Мир висит на волоске — а ты торгуешься из-за парня.
— Ты проиграешь.

— Неужели?

— Так уж ты устроен.

— Ваши герои рассеяны, летающая крепость падает с небес. В чём же я ошибся?

— У тебя нет убеждений.
Мне не нужен был трон! Я всего лишь хотел быть тебе равным.
— И ты решил погубить дорогой мне мир в отместку за свое унижение? Нет, Земля находится под моей защитой, Локи.

— Да, и у тебя это немыслимо хорошо получается. Люди стадами забивают друг друга, пока ты слюни разводишь.
Свобода заставляет вас не радоваться жизни, а мечтать о завоевании власти.
— Им нужен кнут. И я могу его взять.

— Сделаешь их своим послушным скотом?

— Ну да.

— Ты забываешь саму суть правления, брат! Трон погубит тебя.
— Давайте разберемся... Вы утратили веру, прочитав «Алису в стране чудес»?

— Нет, в Зазеркалье. Там стишок про Моржа и Плотника. Это обличение религии.
— Локи, ты же точно знаешь, что Бог есть, ты был в его чертогах... Зачем ты разубеждаешь людей?

— Люблю провоцировать святош, пусть задумаются.
Должно быть, ты действительно в отчаянии, раз пришёл ко мне за помощью.
— Ты же говорил, что летал на таких.

— Я сказал: «Невелика наука».
— Одна только мысль о предательстве…

— Что? Убьешь меня? Придётся встать в очередь!
— Пусть отсохнет язык сказавшего, что твоя въедливая задница не способна высидеть жемчужину!

— Метафора так себе... у меня нет ануса.
Знаешь, это чудесно. Это потрясающая идея. Давай украдем самый большой и заметный корабль во Вселенной и сбежим на нем, летая по городу, сбивая все, что попадется по пути, чтобы нас все могли видеть! Это великолепно, Тор, воистину великолепно!
— Мы не боги. Мы родились, мы живем, мы умираем так же, как и люди.

— Плюс-минус 5 тысяч лет.
— Я не узнаю своего брата! Тайно, скрытно… Может, лучше по старинке пойти напролом?

— Не замолкнешь — что-нибудь проломлю!
— А у меня еще вопрос, — сказал я. — Насчет пункта четыре. Почему вампир не кусает женщину, с которой занимается сексом? Из рыцарства?

— Да, но не только, — ответил Локи. — Главным образом потому, что после нескольких укусов происходит полная утрата интереса к женщине как к объекту желания. Это проверенное наблюдение. Во всяком случае, ни одного исключения из правила мне не известно...

Он сложил руки на груди и устремил взгляд вдаль, словно вспоминая что-то забытое.

— Наоборот, — сказал он, — если тяга к женщине становится невыносимой, вампир кусает ее много раз, чтобы изучить ее душу и излечиться. Это помогает всегда. Но если у вампира другие планы, он не станет так поступать...
А что, гениально. Просто потрясающая идея! Угнать самый большой и приметный корабль во вселенной и на нем бежать! Облететь город, сшибая все на пути, чтобы нас уж точно заметили! Гениально, Тор, попросту гениально!
Ты пойми, что такое бог. Магии в этом нет никакой. Ты — это просто ты, но такой, в какого люди верят. Это как быть концентрированной, увеличенной сущностью самого себя. Это как стать громом, или мощью бегущего коня, или мудростью. Ты вбираешь в себя всю веру и становишься выше, круче, становишься чем-то большим, чем человек. Ты кристаллизуешься.

А потом приходит день, и о тебе забывают, в тебя больше не верят, не приносят тебе жертв, им теперь плевать, и вот ты уже играешь в напёрстки на углу Бродвея и Сорок Третьей.
– Клетка впечатляет, но, думаю, её строили не для меня.

– Верно, для того, кто гораздо сильнее Вас.

– О, я слышал. Безумный зверь силится доказать, что он всё ещё человек. В каком же Вы отчаянии, что призвали столь убогие создания на свою защиту.

– В каком я отчаянии? Ты грозишь миру войной, крадёшь неподвластную тебе силу, говоришь о мире и убиваешь ради забавы. Ты вверг меня в глубокое отчаяние, а этому радоваться не стоит.

– Ух.. Тебя жжёт изнутри, ты почти подошёл к цели. К обладанию тесерактом, к силе... неизмеримой силе. А ради чего? Поделиться её огоньком с человечеством. И вдруг тебе напомнили, что такое сила на самом деле.

– Дай мне знать, если эта сила захочет журнальчик или ещё чего.
Так ты за этим меня позвал? Ради этого я пропустил мультики!
— Но это же затея земной церкви, вовсе не божественное откровение.

— Законы небезупречны, ведь их пишут люди.
— Где доказательства?

— Обручальное кольцо.

— А что, если она его жена?

— Собственную жену взасос не целуют.

— Браво! Вот глубина анализа. Хорошо, что тебя не приглашали присяжным. Собственную жену не целуют взасос.
Что есть залог порядочности? Страх! В том и трудность. Вам уже нечего бояться, господа. Вы возлежите на самой вершине могущества, прикрывшись своим ложным идолом. Смеясь над правосудием, вы скрываете свою жизнь даже друг от друга. Но не от Бога.
Мужчины, одевающие женщин, исходя только из своих вкусов, не более чем обыкновенные эгоисты.
— Вот здесь я его [Одина] оставил.

— На тротуаре или в том здании, что сейчас сносят? Великий стратег.

— Откуда ж мне было знать? Я не ведьма, чтобы будущее видеть.

— Да брось! Тебе бы метлу между ног.
— Я, пожалуй, останусь здесь, на Сакааре.

— Как раз сам хотел предложить.

— Никак сошлись во мнении?

— Этот мир создан для тебя. Варварство, хаос, произвол — ты тут развернёшься.

— То есть на большее я не способен!

— Локи, я боготворил тебя. Как брата, с кем буду сражаться рука об руку. Но ты стал тобой, а я — мной. Может, не всё потеряно, но... к чему лукавить? Наши пути разошлись давным-давно.

— Да... Будет лучше вовсе не встречаться.

— Как ты всегда и хотел.
— Не знаю... Ну нет в нем искры божьего гнева... Как прикажешь мне вселять ужас в сердца грешников с такой крохотулей?