Цитаты Лаит

Грызун призывно взвизгнул и засеменил ко мне. А вот одновременно с ним из рядом стоящих кустов на меня кинулась здоровая зайчатина!

Матёрый кроль. 3-й уровень.

Да хоть суслик! Забодает ведь! Позора не оберёшься — убит кроликом в первом же бою!
Ответственность… Вот что нас пугает. Всю жизнь мы бежим от нее, отмазываясь в школе и институте от поручений и символических должностей, боясь заводить семью и начинать дело, не решаясь заговорить с девушкой или сломать орлиный нос зарвавшемуся гостю… Может, хватит уже бегать?
Если уж судьба подарила тебе возможность ходить — так не шаркай, сгорбившись, как безвольное создание: миллионы калек мечтают сделать, хоть единственный шаг, цени то, что имеешь! Культивируй стальной стержень в позвоночнике — поможет не прогибаться по жизни, носи свою башню гордо!
Стас прищурился фирменным взглядом следователя:

— Вот смотрю я на тебя и думаю: откуда такая хитрожопость? Дай тебе сортир и палку-копалку, так ты вычерпаешь дерьмо до дна и обнаружишь там сундук с золотом! Твой дедушка случайно на Привозе шнурками не торговал?

— Да шо вы уже такое знаете, чего я вам еще не рассказывал? — с отчетливым одесским выговором прогундосил я.

— Шоб вы так жили, как прибедняетесь! — не остался в долгу особист.
В углу тихо заворчали, тень сделала шаг в мою сторону.

—  Твою же мать! — я наконец-то нащупал у стены что-то ухватистое, замахнулся. — Обзовись, Чудище! Тебе, блин, какой глаз больше дорог, жёлтый или синий? Щас отрехтую!

Тень скептически хмыкнула и, сделав ещё пару шагов, оказалось в полосе света. Невысокий седой гоблин, стряхнув паутину со штопаной серой хламиды, оглядел меня, недовольно нахмурившись, и неожиданно писклявым голосом приказал:

—  Веник на место поставь, воин. Развоевался тут...
— ОК, спасибо, что помог, да и вообще… — она замялась.

— Не говори глупостей, каждый нормальный человек за девушку вписался бы. А уж за друга — и вовсе глотку можно порвать.

Таня подняла голову и посмотрела мне в глаза:

— За друга?

— Эй, ты чего? — Я взял в руки её хрупкие ладошки. — Конечно, друзья! Откуда сомненья, из-за дроу этой, что ли?

— Ты на неё так смотрел…

— Тфу ты… Ну пойми… — Я замялся. — Это всё химия организма. Чудо дизайнерских технологий плюс феромоны, помноженные на воздержание, новое тело и кучу оголённой плоти вокруг.
Когда народу в кабаке осталась всего ничего, устав, она уселась напротив, подперев ладонью подбородок, и задумчиво смотрела на меня влажными, блестящими и слегка пьяными глазами. Затем потянулась к моему уху, и тихонько прошептала:

— Подожди минутку, я переподключусь. У меня ещё два часа разрешёнки, при полном погружении, остались... Покажешь мне свою коллекцию марок…

И удалилась, покачивая бёдрами, в сторону дамской комнаты.

На третий этаж мы поднимались уже вдвоём...
Попрощавшись с парнями и улыбнувшись незамысловатым шуткам на тему супружеского долга, подхватил вернувшуюся эльфу на руки и понёс в номер. За спиной раздались дружные аплодисменты. Эльфа зарылась носом ко мне в куртку и слегка покраснела. У двери поставил девушку на ноги и легонечко подтолкнул вовнутрь.

— Ой, что это?! — распахнула глаза эльфа.

В интимном полумраке комнаты переливались красным, зелёным и синем пламенем факелы истинного огня. Пол и кровать были усеяны цветами, а на столе стояла крупная раковина, едва слышно напевавшая грустную песню.

С видом заправского экскурсовода я начал указывать руками.

— Факелы Истинного Пламени, особист их у меня чуть с руками не оторвал. Цветы полевые, сбор Романтическое Настроение, рецепт мой. И наконец, Поющая Раковина с острова Сирен. Может, ты слышала, что самцы сирен совершенно безмозглые, и раковины научились копировать брачную песнь самок, выманивая у глупых мужчин рыбу и фрукты, в виде знаков внимания дамам. Говорят, что брачная песнь сирены действует на подсознание самым загадочным образом, стимулируя сексуальное наслаждение.

Глаза эльфы заблестели, ноздри хищно раздулись, а острый язычок облизнул яркие губы. Одно неуловимое, доступное только женщинам движение, и платье скользнуло к её ногам.
Таня выпытывала из меня последние новости, охала и ахала. За беспокойством проглядывала гордость за собственный выбор — её парень не лежит на диване, а крутится и добывает, ищет возможности и реализует их. Это льстило. Впрочем, постоянное выражение уверенности в своём партнёре, поддержка его начинаний и чувства собственной значительности — это один из компонентов счастливого брака. Многие женщины не понимают таких простых истин, а затем удивляются, почему их «Вася» полжизни сидит ровно на попе, не пытаясь ничего изменить в болоте повседневности.
— Генерал, вы рассматривали возможность посвящения личного состава клана Макарии и предлагали заплатить за это два миллиона. Верно?

Череп поднял одну бровь, молчаливо вопрошая об источнике информации, не подтверждая, но и не опровергая сказанное. Стас лишь поощрительно улыбнулся, продолжай, мол.

Я набрал в грудь побольше воздуха и с интонациями киношного героя «Гена Бобков — это я!» выдохнул:

— Темный Жрец, которому вы писали — это я!
Сквозь окно, открывшееся в неизвестный слой реальности, выглянуло веселое и, по-моему, слегка пьяненькое лицо богини. Внимательно оглядев Эрика, она поощрительно улыбнулась ему.

<...>

Мои размышления прервал хриплый выдох Эрика.

—  Какая женщина… — он был явно впечатлен мимолетным видением.

Блин, надеюсь, это не эффект от посвящения, срыв башни и юношеская безоговорочная влюбленность? На всякий случай предупредил воина:

— Эрик, на неё Неназываемый — глаз положил, так что ты губу-то закатай, а то сам Павший тебе поможет, не рад будешь.

— Да? — Новоявленный жрец опасливо покосился куда-то вверх, затем стряхнул с плеч нападавший небесный снежок и врубил заднюю: — Это я так, чисто эстетически заценил. Павшему, конечно, нужней, ему бабу… тьфу, богиню найти не просто…

Стас лишь осуждающе покачал головой:

— Эрик, давай я на тебя пару раз в сутки стану навешивать заклинание молчания? Ей-богу, здоровее будешь, тебе это только на пользу пойдет. Ибо если не я, то какое-нибудь обидевшееся божество сделает тебя первым немым в игре.
... теперь я отлично понимал, чем подкупают своих адептов всевозможные темные божества. Банальные жажда силы, власти и игра на низменных инстинктах. Сам ничтожество, но тебя коробит от зависти при виде могучего воина? На алтарь его! Так, в свое время, не слабо порезвилась средневековая инквизиция, проведя серьезную работу по генной коррекции населения. Еще бы, если сотни лет подряд объявлять каждую симпатичную девушку ведьмой, то на выходе получим тот самый страх и ужас, что в просвещённой Европе зовется современными женщинами.

И ведь так сложно не поддаться искусу – отказала тебе деревенская красотка – да она ведьма! А святой католический брат не оспорит, ему и самому страсть как хочется заполучить жертву в пыточный подвал, раздеть, пуская похотливые слюни, обрить все тело и очень тщательно его осмотреть, в поиске дьявольских меток.
Медитация закончилась неожиданно — душа потребовала первой в жизни молитвы, обращенной не столько к Неназываемому, сколько к Силам Равновесия. Я не просил безоговорочной победы, не искал смерти врагам. Справедливости — большего мне не надо! Где это видано — за месяц сколотить коалицию, способную противостоять государственной мощи самой демократической в мире страны и армии вторжения с пятью нулями на конце? Время, чесоточного серафима вам в глотку, дайте мне время! Дальше уж я сам! С моими силами хорошо партизанить, а нас же настойчиво сажают в оборону для решающей битвы стенка на стенку. Именно тот формат сражения, где решает численность, а не маневр!
— Внимание! Король Василисков обрел плоть!

— Ужас древних времен вернулся в нашу реальность, мир уже никогда не будет прежним!

<...>

Позорно сидя на заднице и харкая кровью из пробитых осколками ребер легких, я, задрав голову, смотрел на махину Короля Королей. У японцев сегодня праздник — любят они таких вот гигантусов…

<...>

Поведя вокруг тяжелым взглядом змеиных глаз, тварь безошибочно отыскала меня среди тысяч разумных и плавным движением приблизила двадцатиметровую будку к моему лицу. Вертикальные зрачки нащупали мой взгляд, и стальная кувалда ударила по разуму, пытаясь подчинить своей воле и получить послушного, хоть и чуток дегенеративного раба. Защита от ментального давления расползлась гнилой тряпкой, сила Первожреца уступила воле Короля Королей, из заемных костылей остался один лишь хомяк — хрипящий, загнанный в угол, но «за свое» готовый сражаться хоть со всем светлым пантеоном. Я и бесконечно древняя тварь… Один на один… Василиск внушал мне статус невесомой соринки, чудом попавшей в глаз Владыке. А я медленно тянулся к Посоху и прикидывал, как прорублю глазное яблоко, удержусь за амбразуру века от хлынувших тонн мутной жижи, а затем проникну вовнутрь древней башки и начну нарезать мозг на тонкие дольки… Король сморгнул, дернул верхней губой и медленно отвел взгляд.

— Ты силен, разумный! Признаю за тобой право лично обращаться к Королю Королей! — набатом прозвучал в моей голове.
Почему-то сделанное своими руками всегда вызывает тёплые чувства, чем беззастенчиво пользуются всякие бракоделы типа Икеи, продавая под видом мебели корявенькие конструкторы «Собери сам».
Зажать противника между молотом и наковальней — прием древний, как женское коварство. Причем столь же действенный.
Дикая кошка, ломающая себя и пытающаяся в одно мгновенье стать домашней. Зачем?!
Как показывает статистика — интуитивный ответ чаще всего верный. Если мы задумаемся и переменим решение — в семидесяти процентах случаев совершим ошибку.
Быть самым умным среди дураков, конечно, лестно, но бесперспективно. А вот попасть в хорошую команду и перенять накопленный матерыми волкодавами опыт очень даже полезно.
Широко размахнулся? А иначе нельзя, надо ставить перед собой амбициозные цели. Задача накопить к концу года на новый диван вряд ли может мотивировать на реальные телодвижения, а вот цель купить «Порш Каен» через три года может заставить рвать задницу, проявлять инициативу, бороться и искать.
— Успокоился? — невозмутимо уточнил Павший.

— Но затаил! — не стал прогибаться я.
Наказание бессмысленно, если воспитуемый не поймёт, за что ему прилетело...
Всё-таки неполноценен мужчина без любящей женщины, чувствуется какой-то дискомфорт и незаполненность — гуляют сквозняки и тоскливо воет ветер по пустым закоулкам души. Только не кукла нужна с ботоксными губами, а настоящая женщина. Ты обернёшься — и ловишь её весёлый взгляд, сделаешь что-то толковое, пусть даже и крохотное — она восхищённо захлопает в ладоши, ты не успеешь — а она подхватит... Друг, напарник, партнер...
Конечно, общество равных — это утопия. Но общество бесправных — это страшно. Я не знаю верного пути, разум не в силах подсказать. Но у меня есть ещё один советчик — совесть. Я возьму правосудие в свои руки, и поступлю так, как велит мне душа. <...>

—  Сколько народу в замке? — уточнил я у Оксаны, что с пугливой надеждой переводила взгляд с одного бойца на другого, ещё не веря, что вот вся эта орда мужиков и воинственных леди, сорвется с мест и побежит решать её проблемы, наказывая мучителей и спасая друзей. Так и будет родная, ты верь. По Правде это, да и «русские на войне своих не бросают».