Цитаты Кёртиса Донована

— Может пользы своими способностями мы и не приносили, но хоть никого не обижали, никого не насиловали и не убивали.

— Она меня изнасиловала, а уж народу мы положили, будь здоров.

— Но мы всё равно хорошие!
— А отлоложу-ка я ему кренделёк в постели.

— Не думаю, что это уместно.

— Нужно послать ему доходчивый месседж, чтоб он знал — с нами шутки плохи!

— И в чём месседж дерьма в его постели?

— Так в «Крёстном отце» делали.

— ... Там лошадиную голову в постель положили.

— А у тебя лишняя завалялась, что ли?
— Сортир не работает.

— И ты отливаешь в раковину?!

— Ага. Думал вот, не нассать ли в бутылку или в автомат с печеньками, но так оно как-то цивилизованней. Я же не какой-то там пещерный человек!
— Разберемся по-джентльменски.

— И как это?

— Сыграем в писюн-ножницы-мохнатка.

— Это как камень-ножницы-бумага?

— Это они у меня сплагиатили.
Распускаете руки, пялитесь, сальности лопочете... Вы понятия не имеете, каково это — быть женщиной!
— Вспомнилась мне история про одну девчонку... Мы пошли к ней и провели вместе просто незабываемую ночь. Я так втрескался, что думал, невозможно вообще так любить другого человека, вы понимаете? Короче, утром мне нужно было в суд, а она выбила из меня обещание, что я вернусь. И вот я заканчиваю, лечу к ней, а ее там нет! Я ждал и ждал... но она так и не пришла. И я целый месяц ходил туда каждый божий день! Иногда даже по 2-3 раза. Но ее не было...

— Ты узнал потом, что с ней случилось?..

— О, да ничего не случилось, чувак. Оказалось, я не в ту квартиру ходил. ***ец какая душещипательная история!
— Это петиция, мы собираем подписи против контрацептивов, которые выдают в школах. Подпишешь?

— Есть только одна вещь, которую юная леди должна в себя засовывать. И это знания.
— Ты чему-нибудь здесь научился?

— Ага!.. Больше не палиться!
— Нужно придумать пароль, по которому мы сможем определить, что это мы.

— Мартышлюшка!

— Вот уж нет, никаких мартышлюшек.

— Ну каковы шансы, что кто-то помянет мартышлюшку в светской беседе? Не ахти какие, да?

— Ладно, пусть... Мартышлюшка!

— Ееее!