Джон Смит / John Smith — цитаты, высказывания и афоризмы

— Есть что-нибудь, что вы не умеете?

— Вязать, но мы запишемся на курсы.
— Правила существуют, чтобы их нарушать!

— А носы существуют, чтобы их ломать.
…и ничего у нас не было лучше того вечера, хотя иногда мне с трудом верится, что был 1970 год с волнениями в университетах, и Никсон еще президент, и нет карманных калькуляторов и домашних видеомагнитофонов, нет ни Брюса Спрингстина, ни ансамблей панк-рока. А в иные минуты кажется, что до той поры рукой подать, что она почти осязаема и стоит мне обнять тебя, дотронуться до твоей щеки или шеи, и я смогу увлечь тебя в другое будущее, где нет ни боли, ни мрака, ни горечи выбора.

Что ж, каждый делает, что в его силах, и делать это надо как можно лучше… не всегда получается, но надо стараться. Надеюсь, дорогая, ты будешь поминать меня добрым словом.

Всего тебе самого хорошего.

С любовью

Джонни
— Я уже был женат. <...>

— Ее имя и номер страховки.

— Ты ее не убьешь.
Не важно, где жить, важно — кто рядом с тобой.
Если форсированно добиваться ответов, то добиться можно только одного — они не придут.
— Что ж, давайте откроем капот. Насколько вы счастливы как семья по десятибалльной шкале?

— Восемь.

— Стойте. Десятка — неописуемый восторг, а единица — полное непонимание?
— Расскажите, как вы познакомились.

— Это произошло в Колумбии.

— В Боготе. Пять лет назад.

— Шесть.

— Да, пять или шесть лет назад.
— Ты Счастливчик?

— Да.

— Серьезно?

— В чем дело, малыш? Ты ищешь работу?

— Ты моя работа.
Бог… судьба… промысел… рок… как ни назови, это нечто словно протягивает твердую и властную руку, чтобы опять привести весы в равновесие.
Убивать – значит сеять зубы дракона. Я верю, что это так. Я свято верю в это.
Вот ведь как забавно с этими елочными игрушками. Когда человек вырастает, мало что остается из вещей, окружавших его в детстве. Все на свете преходяще. Немногое может служить и детям и взрослым. <...> Мало что сохраняется от детства. Несколько книг, счастливая монетка, коллекция марок, которая уцелела и пополнилась. Да еще игрушки для рождественской елки в доме родителей. <...> Но иногда, размышлял Джонни, рассеянно потирая виски, было бы, наверное, лучше, милосерднее совсем порвать с этими последними отголосками прошлого. Старые книги уже никогда не взволнуют тебя так, как в детстве. Счастливая монетка не уберегла тебя от ударов, издевок и обыденности. Глядя на елочные игрушки, вспоминаешь, что когда-то здесь хозяйничала мать; она всех учила наряжать елку...
— Это больше, чем безумие, босс.

— Вы еще главного не слышали!
— Покахонтас... дерево со мной говорит!

— Если дерево с тобой говорит — нужно ответить.
У каждого своя реальность. Я свою создал сам, другие приняли чужую.
Что такое? Вы не скучали по электричеству? А я думал, вы соскучились. Тот, кто один раз попробует, захочет его снова.
— Ну как? Хорошо, да?

— Пожалуйста, не делайте!

— А я ещё ничего не делал. Ни в коем случае не надо сразу говорить пароль. А то будет невесело.
— Сэр, снаружи только один охранник.

— Потому что они не знали, что я найду и нападу на этот дом.
Когда всю жизнь определяет один поступок, время меняется... Душе кажется, что 100 лет прошло, но для памяти все случилось вчера.
Покахонтас, послушай... По мне, лучше умереть завтра, чем прожить сто лет, не зная тебя!
Что бы ни случилось, я всегда буду с тобой… вечно.
— Когда я увидел тебя впервые, я подумал, что ты красива, как рождественское утро. А что подумала ты?

— Что никогда еще не получала заказ на такого красавца...
— Я заготовил несколько фраз для нашей встречи: «А я тут пролетал мимо», «Эй, милочка, спасибо, что прокатила на лифте!»

— И на каком варианте ты решил остановиться?

— Я хочу развод!
— Если не нравится, можно вернуть.

— Прекрасно. Мне не нравится.

— Привыкнешь.