Цитаты Хатимана Хикигая

Гораздо лучше, когда тебе сразу говорят «да» или «нет». Тогда не случается никакого недопонимания. Услышал «нет» и сразу понял, что ты ей неинтересен. И спокойно уходишь в тень. Это ж чёрт знает сколько несчастных парней могло бы спасти, заверяю вас.
Недоразумения – это неверная интерпретация фактов. Это неправда. В таком случае лучше держать всё в себе. Меня не волнует, что обо мне думают другие. Стоп, чем больше недопонимания, тем больше вероятность того, что окажешься на неправильном пути. Всё равно сдаюсь.
Терпеть не могу добрых девушек. Стоит с ней поздороваться, и не идёт из головы, начнёт переписываться, западёт в сердце. А уж вдруг позвонит, будешь раз за разом заглядывать в список входящих не в силах сдержать улыбки. Но я уже это проходил, вот что такое доброта... Если кто-то добр ко мне, как и к остальным, я сам замечаю, как начинаю забывать... раз за разом надеешься, каждый раз обжигаешься и сам не замечаешь, как теряешь надежду..
Я люблю себя... ни разу за всю жизнь не случалось, чтобы я себя не ненавидел, мои неплохие данные, местами симпатичное лицо, пессимистичные взгляды и повальный реализм... меня это вполне устраивало. Но сейчас я, кажется, впервые себя возненавидел...
Говорят: «Сможешь изменить себя — сможешь изменить мир». Но это всё бред. Заставляют идти на компромисс, кормят выдумками. Я покажу тебе, как на самом деле можно изменить мир.
Для животных естественно образовывать группы, хищникам присуща жестокая иерархия. Тот, кому не удалось стать вожаком, обречён страдать до самой смерти. Травоядные же постоянно вынуждены сталкиваться с дилеммой: погибнуть самому или пожертвовать товарищем. В нашем мире образование групп не даёт никакого преимущества отдельно взятому индивидууму, потому я и выбрал для себя модель поведения медведей. Медведь — самодостаточное животное, живущее в одиночестве без всяких тревог, к тому же зимой впадает в спячку. Чего ещё можно желать? В следующей жизни я непременно хочу стать медведем.
При общении лишь 30% информации приходится на слова, а остальные 70% можно прочитать по движению глаз, жестам и позам. Проще говоря, даже ни с кем не разговаривающий одиночка может получить эти самые 70%.
— Дай ей сигнал начинать.

— Уже вовсю руками машу, только она меня не видит, похоже.

— Вот как... Похоже я не того человека поставила.

— Решила пошутить, что я для всех — пустое место?

— Вообще-то, я такого не говорила. Кстати, а ты вообще где? В зале?
— Ну и каково это, когда тебя все презирают?

— Зато меня теперь все знают. Тоже неплохо.

— Даже не знаю удивиться или ужаснуться. Странный ты всё-таки. Но твоё умение указывать людям на их слабые места мне даже нравится.

— Да? Мне тоже. Скорее даже, я обожаю себя за это.
Доверять другим. Помогать и поддерживать. Многие бы сказали, что так и надо. Но это просто идеализм. В реальной жизни всё сваливается на кого-то одного.
«Главное не победа, а участие» — известная фраза, сказанная Пьером де Фреди, бароном де Кубертеном во время своей речи. Но эту цитату частенько используют не по назначению. Например, в виде предлога, чтобы заставить принять участие в чём-либо. Сумасбродных затей на свете миллионы. Если главное это участие, то можно отыскать смысл и в неучастии. Если всё стоит попробовать, то логично предположить, что ничего не пробовать тоже стоит попробовать. По сути, не пробовать то, что пробуют другие тоже можно назвать ценным опытом.
Я люблю себя. Ни разу за всю жизнь не случалось, Чтобы я себя ненавидел. Мои неплохие данные, местами симпатичное лицо, пессимистичные взгляды и повальный реализм меня, в общем-то, вполне устраивают. Но сейчас я, кажется, впервые себя возненавидел. Юкиносита Юкино в моих глазах была всегда прекрасна, абсолютно честна, открыта. Она твёрдо стоит на своих ногах, ни на кого не надеясь. И такой Юкиноситой Юкино я, на самом деле, всегда восхищался. Я сам по себе начал многого от неё ждать, сам по себе возвёл её в идеал, сам по себе решил, что понимаю её, и сам по себе в ней разочаровался. Сколько раз я предупреждал себя, но в итоге всё оказалось без толку. Врут все, включая Юкиноситу Юкино. И за то, что я не могу простить ей эту, присущую каждому человеку черту... Я... Ненавижу себя.
«Ни шагу назад» — девиз, подходящий разве что для солдата. Нельзя во всём винить себя. Часто бывает, что виновато общество, мир или окружающие. Изменить себя — значит просто приспособиться к этому безразличному и жестокому, похожему на помойку миру. Словно принять поражение и стать его рабом. Это просто облачённая в красивые слова ложь, чтобы успокоить всех вокруг и себя заодно.
То, что мир изменится, стоит лишь тебе измениться самому — ложь. Они просто давят на тебя удобной им ложью, вынуждая пойти на сделку с самим собой.
— Хикигая, прекрати отворачиваться от правды. Взгляни в лицо реальности.

— …О реальности я знаю всё. Знаю столько, что впору писать Хикипедию.
− А есть у тебя друзья или приятели там?

− Гх… Выше всего другого я ставлю беспристрастность, поэтому не верю в близкие отношения между людьми!
– Короче говоря, если отделить от тебя самоуверенность, то останутся лишь оценки и внешний вид, которые совсем тебя не красят. Плюс твои испорченные глаза.

– Хватит уже про глаза!

– Действительно. Они постоянно выделяются, но тут уж ничего не поделать.

– Немедленно извинись перед моими родителями!
– Если бы у тебя был друг, к которому постоянно липли девушки, что бы ты о нём думал?

– Глупый вопрос. У меня нет друзей, а значит, заботиться о такой ерунде мне не надо.
– Не всегда мечты сбываются, как бы тяжело ты ни работал. Работа вообще редко приносит какие-то плоды. В старании можно найти разве что утешение.

– Это лишь пустое самоудовлетворение.

– По крайней мере, это нельзя назвать самопредательством.
— То, что ты сейчас делаешь, это убегаешь. Если ты не изменишься сейчас, то не сможешь найти своё место в жизни.

— Ты всё твердишь «изменись, изменись», как будто других слов не знаешь. Что же, ты можешь попросить Солнце перестать заходить на западе и начать на востоке, потому что это всех уже достало?
— Ум-м, знаешь… Я правда не ненавижу кошек.

— А? Да, честно говоря, мне без разницы. Юкиносита, к примеру, собак ненавидит. А я не люблю жуков. И людей тоже, если уж на то пошло.
— Ну, ты же знаешь, как это бывает. Встреча, какая случается раз в жизни. Если есть встреча, всегда будет и разлука.

— Слова красивые, но ты путаешь их смысл. Ведь жизнь-то на самом деле полна таких встреч.
– Слушай, у тебя есть друзья?

– Давай сперва чётко определим границы понятия «друг».

– Можешь не продолжать. Человек, у которого друзья есть, никогда бы так не сказал.
– Жаловался бы ты поменьше, и был бы намного симпатичнее. Неужели тебе интересно смотреть на мир со своей испорченной точки зрения?

– Ну, знаете, мир – это не цветочный сад, полный маргариток. Если бы он казался всем раем, Голливуд не снимал бы свои душераздирающие драмы, как думаете? Трагедии всегда находят своего зрителя.
Брак. Самое подходящее название для кладбища спокойной жизни. Но все женатые люди без исключения только и говорят, что о его плюсах. Когда дома тебя встречают не стены, а супруг, это приятно. Глядя на лицо спящего ребёнка, ты думаешь, что завтра тоже потрудишься. Но не спешите с выводами! Говорить «Я дома!» по приходе — обычное дело. Купите себе напиток с бегемотиком на этикетке и здоровайтесь с ним. А если ты видишь своего ребёнка только спящим, значит, ради него ты погряз в аду сверхурочных. Это и есть настоящее счастье?.. Глаза женатых людей, которые, казалось, должны быть наполнены радостью, испорчены, как и мои.
— И как тебе не стыдно жить на белом свете?

— Слушай, Юкиношита. Жизнь — это величайший дар. Разве не более стыдно думать, что это стыдно?
— Ты очень наблюдателен.

— А, этому научил меня мой папаша. Что я должен внимательно присматриваться к людям вроде дам, продающих картины на подозрительных выставках. Я всегда настороже, когда кто-то пытается вторгнуться в моё личное пространство, впервые заговорив со мной. В своё время папашу так обманули, и он влез в большие долги.
— Невелики шансы на победу, если сражаешься с кем-то в области, в которой он мастер. Чтобы победить, надо пронзить его слабое место

— Да, ты можешь найти его слабое место, но у него может быть что-то, что эту слабость компенсирует. Это удовлетворяет условиям, о которых ты говоришь.
— Если ищешь в чём-то подвох, то прислушайся к своим словам! В конце концов, эти твои перемены – лишь средство убежать от проблемы. И кто из нас убегает? Если бы я на самом деле не хотел убежать, то забыл бы о переменах и прирос к земле. Почему нельзя просто смириться с таким собой, кем ты являешься сейчас?

— Это не решит ни одной проблемы и никому не поможет...
— Ты как всегда ведёшь себя как самый поверхностный на свете человек.

— Дура, в глубине ничего хорошего нет.

— Это как?

— Глубокая река быстро течёт, и ты не видишь дна, так что ты не можешь вступить в неё. Ирония в том, что эта моя поверхностность означает, что я добрый и чистосердечный человек, твёрдо стоящий на земле.
Моя жизнь не какое-нибудь любовное кино. Я достаточно подкован, чтобы не попадаться в типовую романтико-комедийную ловушку. Девушки помешаны на красавчиках и порочных связях. Другими словами, они — мои враги. А ненависть — лучший способ избежать и не попасться в эту западню.
— У тебя есть друзья?

— Ну, для начала давай определимся, кто такой «друг»...

— Не стоит. Человек, у которого есть друзья, о таком бы не заикнулся.
— Я собираюсь всё изменить. И мир, и людей в нём.

— Уж больно высокая цель.

— Возможно. Но лучше жить так, чем с пустотой в душе, как ты. Терпеть не могу того, как ты изобличаешь людские слабости.
Мечты не всегда сбываются. Если стараешься, это еще не значит, что мечты сбудутся. Чаще всегда так и бывает. Но то, сколько сил ты на это потратил, станет отличным утешением.
— А что ты думаешь о Юкиносите Юкино?

— Раздражает.

— Вот как. Она очень талантлива, а у одарённых людей, как известно, куча своих проблем. В душе она очень добрая... Добрая и справедливая. Но мир, к сожалению, не может ответить ей тем же.
— Сколько человек нужно для игры в бейсбол?

— А? Восемнадцать же?

— Верно. Но я играл один.

А ведь правда. Я всё усваивал в одиночку. Пока вы беззаботно веселились и утешали друг друга, я со всем справлялся один.
Мир никогда не изменится, но себя изменить можно. Вопрос: как же тогда измениться? Ответом будет: «стать богом нового мира».
Когда человеку страшно, он ни о ком, кроме себя не думает. Он постарается выжить, даже если придется пожертвовать другими. Стоит человеку показать эту сторону, и с ним уже никто не захочет дружить.
Раз не ладится в отношениях, возьми и разрушь их. Если одиночками станут все, не будет ни драк, ни конфликтов.
— Ну, как бы сказать... Ты очень добрый.

— О! Молодец, что заметила. Это правда. Я самый настоящий добряк. Меня много раз обижали, но я никогда никому не мстил. Отпускал всем грехи. Будь я обычным человеком, то мира бы уже не было. Можешь считать меня мессией — спасителем.