Цитаты Говарда Воловица

— А может все-таки останешься?

— Я бы с удовольствием, но ты же знаешь, утром маман нужна моя помощь.

— Делов-то. Сама что ли парик напялить не сможет?

— Дело не только в парике. Еще волосы заколоть, брови нарисовать — там работы на двоих.
— А эти русские ракеты безопасны?

— Ну, безопасны настолько, насколько это возможно для народа, который подарил нам Чернобыль.
— А я бы не смогла поддерживать дружеские отношения с Говардом, если бы мы расстались.

— Почему?

— Я очень мстительная натура.

— Неужели?

— Да еще и с доступом к активному вирусу оспы.
— Мама! Срочно найдите мне смокинг!!!

— Сейчас?! Да что ж у тебя за секс там такой?!
— И вы думаете, вы сможете вынести общество Шелдона?

— Ну, я индус. Моя религия гласит, что если ты страдал в этой жизни, то тебе воздастся в следующей. Три месяца на северном полюсе с Шелдоном, и в следующей жизни я буду крылатым, богатым и с большим агрегатом.
— Ты кое-что упускаешь, мой друг. Я буду с ней находиться в замкнутом пространстве 11 часов. Если только она не надумает выпрыгнуть на полном ходу из поезда, кувыркнуться и скатиться вниз по насыпи, то тогда она в полной мере испробует необыкновенный вкус Говарда Воловица.

— Ставлю на то, что она выпрыгнет и скатится.
— Ну, кто ставил на обморок?

— Я ставил на «обмочит штаны».

— Секундочку... похоже, мы все были правы.
— Мне приснилось, что мы так разбогатели на продаже нашего приложения, что купили два одинаковых особняка по соседству. И там был секретный туннель от твоего парадного входа к моему заднему. Что бы это значило?

— ...
Радж: Знаете, кто бы был самым смелым персонажем во вселенной Марвел? Тот, кто делает эпиляцию в области бикини женщине-халку!

Говард: Нет, если кто и храбрый, то это мексиканский садовник-нелегал, работающий у Капитана Америки...

Леонард: Но он не храбрее того, кто пользуется уборной после существа.

Шелдон: Как всегда, вы все не правы... Самый храбрый персонаж вселенной Марвел — это врач, который проверяет простату Росомахи.

Говард: Ну тогда уж парень, которому Росомаха проверяет простату.
— Ммм, чизкейк, ты прям как женщина! Только я не могу заняться с тобой сексом...

— А ты закинь его в микроволновку на пару минут!
— Мы можем поехать в Вегас и пожениться там.

— Неет, это как-то вульгарно.

— Да ладно! У меня куча знакомых поженились в Вегасе.

— И многие из них остались в браке?

— Даа!... Только с другими людьми.
— Мне попросить его занести тебе домашнее задание?!

— Мама, мне не задают домашних заданий, я взрослый мужик, кандидат технических наук, между прочим!

— Ох уж простите меня, мистер Умник! Принести леденец?

— Тащите вишневый, будьте любезны!

— Вишневые я съела, остались зеленые!

— Поберегите стены, мама, я убьюсь!
— Привет!

— Привет.

— Как тебя зовут?

— Меня зовут Siri.

— Смотри-ка, наконец-то в твоей жизни появилась женщина, с которой ты можешь разговаривать.
— Ты знаешь, мы могли бы видеть друг друга, если бы ты включила компьютер.

— Я не собираюсь подходить к той чертовой штуковине. Я заражусь компьютерным вирусом!

— Ты не можешь заразиться компьютерным вирусом.

— О, так ты теперь и астронавт, и врач?
— Не понимаю я кое-что о зомби. Что с ними происходит, когда они не могут поживиться человечинкой? Умирают с голоду? Так они уже мертвые.

— Ты ему отвечай. Я вчера час потратил на то, чтобы ответить на вопрос: «Как вампиры бреются, если они не отражаются в зеркале».

— Заботящиеся о внешности вампиры встречаются по двое и бреют друг друга. Что уж тут объяснять?
Говард: Представляете, если он согласится, нам предстоит целое лето без Шелдона!

Раджеш: Мы могли бы гулять во дворе...

Говард: И мы могли бы сидеть на левой части его дивана...

Леонард: А я мог бы ходить в туалет в 8.20..

Раджеш: Как мало нам надо для счастья, да?
— Зацените, это действительно крутая штука. Набрать Лёню Гаврилова.

— Вы сказали набрать Лену Гамадрилову?

— Да нет же! Набрать Лёню Гаврилова.

— Вы сказали набрать Фарида Гарамутдинова?

— Да нет же!

— Да, дай я попробую. Набрать Микфлюно Умикфлюлю.

— Вызываю Раджеша Кутрапали.

[звонит телефон]

— Уууу.. Очень впечатляюще. Да. И немного расистски.
— Да брось! Вся суть «Все-возможно-четверга», заключается в том, чтобы разнообразить рутину, в которой мы погрязли!

— Рутину? Думаю, ты хотел сказать последовательность, если мы собираемся прекратить это, то зачем тогда вообще это называть четвергом? Давайте назовём это «тяпницей», состоящей из 29 часов по 17 минут в каждом часе и отмечать её, принося в жертву козла всемогущему Богу Рутины.

— Я могу сходить за козлом.
Что там изучать? Вы раздеваетесь, жарите друг друга, потом кто-то кому-то жарит омлет с салями, проще простого!
— Это диктаторский режим какой-то: ты должен взять отпуск, ты должен получить удовольствие, ты должен наслаждаться жизнью...

— Плохо ты, видать, знаком с диктаторским режимом.
— Что с пальцем?

— Вообще-то у меня десять пальцев на руках и десять на ногах, если тебя интересует биография каждого, то мы тут просидим до завтра, так что проехали.
С этого момента я буду лягушкой, ты — бутербродом, а ракета — лимоном. Так что давай, бутерброд, построй мне лимон, потому что лягушонок хочет вернуться домой!
Слушай меня внимательно, у меня мало времени. Мне нужно, чтобы ты пошла ко мне домой — там в спальне стоит модель ракеты. Я хочу, чтобы ты забрала её к себе. Шаг 2: я хочу, чтобы ты построила такую же высотой где-то с четырнадцатиэтажный дом. Залей в неё ракетное топливо и прилетай за мной. Я оставлю дверь не запертой.
— Подожди-ка, твоя мать спит с твоим стоматологом?

— Ну теперь уже бывшим — зная, где побывали его ручонки, я буду искать себе нового.
Скажи ей, что мне очень жаль. И если она не хочет выходить за меня замуж теперь, я все пойму, но я хочу, чтобы она знала, что парень, который ей так противен, мне тоже ужасно неприятен, но его не существует, его больше нет, и она тому причина. Так что если наша история закончена, я хочу, чтобы она знала, что она сделала меня лучше, и я благодарен ей за это.
— Ты вообще себя слышишь?

— Я себя слушаю всегда. Это одна из величайших радостей моей жизни.
До того как я встретил тебя, я даже не мог представить, что смогу провести жизнь всего с одним человеком, и вот теперь я не могу представить и дня жизни без тебя.
— Мне кажется, мы должны извиниться перед парнем.

— Так иди и извинись.

— А почему я?

— Ты первый начал, а мы уже подпели.

— И что мне вообще ему сказать?

— «Зак, нам жаль, что ты тупой!»
— Они просто потратили кучу денег на разработку средства от перхоти, а оно в результате приводило к неприятному протеканию из заднего прохода.

— А что, бывают оттуда приятные протекания?

— В общем, Берни предложила сделать ребрендинг и выдать его как лекарство от запора.

— Ну то есть стакан оказался наполовину полон, и мы даже знаем чем.
— У моей мамы сейчас очень сложный эмоциональный период, ее бросил тот дантист.

— Бросил ее? Он что, подъемником пользовался?
Она спрятала мой Xbox, можно подумать, я ребёнок какой-то!... Да, и мне его мама, кстати, подарила, если не вернешь, я ей расскажу!
— Как это мило, что твоя школа разрешила нам поговорить со школьницами о науке.

— Они на самом деле были в восторге, я ведь самый известный выпускник! Не считая того серийного убийцы, который поедал проституток.
— Если у нас будет новый друг то, это должен быть парень, которому мы можем доверять, кто поддержит нас в трудную минуту.

— А ещё у него должна быть куча денег, и он должен жить в обалденном доме рядом с пляжем, где мы можем проводить вечеринки.

— Так же он должен разделять нашу страсть к технике.

— И он должен знать много женщин.

— Так деньги, женщины, технологии... Похоже мы пришли к общему мнению, нашим новым другом будет — железный человек.
— Ох ты ж! Бумагой порезался. Нет ничего хуже пореза бумагой!

— Очевидно ты просто не помнишь своего обрезания.
— Это специальная колода!

— Принеси другую колоду, и я покажу фокус с ней.

— Хочешь сказать, что это обычная колода?

— Хочу сказать, что нужно верить в магию, мерзкий магл!
— Говард, свинина подорожала, с тебя еще два бакса.

— Ого, быть плохим евреем становится все дороже!
— Парень, да твое сердце просто выскакивает из груди... Должно быть я действительно тебя завела.

— Ну, частично ты, а частично моя беспричинная аритмия.
— Вход в подземелье преграждает дверь, покрытая мхом. Открыв ее, вы обнаруживаете отвратительного, мохнатого и зловонного огра. Что ты будешь делать?

— Скажу: «Привет, мам, что на ужин?»
— Да ладно тебе, Пенни, мы просто ищем собственное звучание.

— Вы нашли его. Это звук кошки, попавшей под газонокосилку.
— Шелдон, ты — высокомерный засранец. С какого перепуга я должен делать что-то приятное для тебя?

— Ну... чтобы попасть на иудейские небеса!

— У иудеев нет небес.

— Тогда чтобы избежать иудейского ада.

— Ты видел мою маман? Я живу в иудейском аду!
— Говард, к тебе что, ребятишки пришли?

— Да ну какие ребятишки? Ко мне пришли коллеги по работе!

— А их родители знают, что они у тебя?
— ... что ты будешь с этим делать?

— Я буду медленно соблазнять ее, пока она беспомощно не рухнет ко мне в постель, желая моих нежных ласк.

— То есть ничего.

— Ничего.
— Нам стыдно, Раджеш.

— Давай соберемся на следующей неделе.

— Воу-воу, нам не настолько стыдно!
— Обожаю такие игры. Мы с друзьями постоянно в них играли.

— Ну в нашем случае это немного другое. Это традиция элитных универов.

— И Принстона!
— Я устрою вам дозорные игры. По типу тех, что бывают в MIT*.

— О, а мне они нравились, я каждый год в них участвовал.

— У нас в Принстоне тоже были!

— Миленько, прям как в настоящем ВУЗе.
— Так, думаю, нужно воспользоваться планом «Б».

— Что за план «Б»?

— Стереть все диски, уничтожить плёнки камер наблюдения, вытереть все отпечатки пальцев и убежать.

— И почему это не было планом «А»?
— Новые брюки?

— Да, Стефани подарила.

— Хлопок?

— По-моему, они сделаны из шерсти и огня.