Цитаты Доктора Эллиот Рид

— Знаю, в это трудно поверить, но когда я поступила в колледж, я была немного...

— ... Занудой?

— ... Зубрилой?

— ... Честной давалкой?
— Я уведомляю всех своих бывших, что я официально несвободна.

— Твоя насадка для душа будет в шоке.
— Ты очень красивая.

— Даже в штанах для печения?

— Особенно в штанах для печения.
Я всегда думала, что если вам суждено быть вместе — вам будет легко. Что даже если будет трудно — всё равно будет легко.
— Уборщик, у тебя никогда так не было, чтобы ты смотрел на себя и мечтал стать совсем другим?

— Нет, я по жизни победитель.
— Нет, доктор Кокс, вы сами сделаете всю свою работу!

— Барби, такое ощущение, что ты наконец-то сделала операцию и вставила себе позвоночник.
– Доктор Кокс, я с этим цветом не похожа на клоуна?

– Ну что ты, барби, нет. Ты похожа на проститутку, которая даёт только клоунам.
— Ты слишком самокритична.

— Вовсе нет, просто я тупая, страшная и у меня поросячья мордочка.
— У меня вчера было почти свидание. Какой-то мужик, который ехал рядом со мной в автобусе, заснул, завалил голову мне на плечо и пустил слюну.

— Ну ты и шлюха.
— Ты мне только что в эротическом сне снилась.

— Серьезно? Я там была девочкой?

— Да, девочкой! Сделай одолжение, не говори об этом Карле, а то она начнет ревновать, злится.

— Но мы не сделали ничего такого, чтобы ей ревновать.

— Еще как сделали!
Естественно, закрываюсь! Я же чокнутая, идиот! Помнишь, ты мне сказал, что у меня пятна от пота под мышками? Я после этого ревела весь день каждые пятнадцать минут! Я не уверена в себе, у меня бывают приступы паники, у меня клаустрофобия, бактериофобия и фобиофобия. Я разговариваю с собой, с кошкой, с тремя психотерапевтами, иногда кошка отвечает мне голосом матери. А вчера, когда хирургическая сестра подала тебе резиновые перчатки, я чуть не прикончила пациента, которому зашивала ногу, потому что я представила себе, как вы с ней занимаетесь любовью на ящике с бифштексами. Почему бифштексами? Потому что мой отец кружил роман с продавщицей мяса. А ещё я чокнутая!
Я люблю тебя так сильно, что последняя вещь, о которой я думаю, когда засыпаю, и первая, когда просыпаюсь, — это наше будущее.
— Боже, он такой печальный...

— Мне хочется его обнять как большого голубого ребенка.

— Невероятно! Всего час назад вы его ненавидели!

— Час назад он не был нашим новым голубым другом.
Если мы все выиграем в лотерею, я все деньги потрачу на поиски честного мужчины!
— Ты что, следишь за мной?

— Нет. Не хочешь на свидание сходить?

— С тобой? Нет, Тодд, не хочу. Но не думай, что я не хочу потому, что я только что с кем-то рассталась или потому, что я лесбиянка, или хочу сохранить нашу дружбу. Просто ты такой жуткий, что тебе нужно носить на шее колокольчик, чтобы все заранее знали о твоём приближении!

— ... я сейчас слышал только про лесбиянок.
Похоже, мне действительно придётся выйти за него. Может, он умрёт годика через два...
— Я так больше не выдержу!

— Ну отлично, тебе остается уволиться, сделаться лесбиянкой и зажечь с какой-нибудь моделью.

— А вот это тут вообще причем?

— Не знаю, просто это, по-моему, круто.
— Так-так. Это кто же приполз на коленях по пустыне позора к оазису надежды, моля об одном глотке прощения от Уборщика? Мой ответ будет... нет.

— Пожалуйста.

— Ладно, согласен. Черт побери, не могу устоять перед Вашей милой мордашкой! Надо что ли кислоты плеснуть на твою милую мордашку, чтобы ты меня больше не гипнотизировала.
— Ну как там Кит?

— Привет, Карла. Привет, мерзкая шлюха.

— Уже лучше. Раньше это была тупая мерзкая шлюха. Всего несколько дней, а от одного прилагательного он уже отказался.

— Ух ты, может, к выходным ты станешь просто шлюхой?
— Кстати о свадьбе. Я подарил вам шикарную кофеварку. Разу уж, как я понимаю, свадьбы не предвидится...

— Да-да, я её верну.

— Отлично.

— ...

— Так, минутку, у нас была только одна кофеварка от моего брата Барри.

— Ну, попытка почти удалась.
— Привет, Кит.

— Ты пришла к себе домой, пока я собираю вещи, хотя и обещала этого не делать. Блеск!

— Ну ты же знаешь, что мне нельзя верить. Я ведь еще обещала, что выйду за тебя замуж, да?
— Вы с Тёрком уже переспали?

— Что?! Я предпочитаю подождать. Мне нравится, когда мужчины так этого хотят, что уже почти теряют надежду. И вот когда он уже лишается воли к жизни — я его и укладываю.

— А как долго это обычно...

— Месяц, иногда два. А ты?

— А я использую секс как повод познакомиться.

— Ясно... И как? помогает?

— Боюсь, что у меня, как это называется... заниженная самооценка!
— Доктор Рид, потрудитесь объяснить, зачем вы вызвали вчера главного хирурга на консультацию по целлюлиту?

— Меня вчера здесь даже не было.

— Верно, но ваши ординаторы были. А их ошибки — это ваши ошибки, будь то ненужная консультация или идиотская стрижка этого будущего врача!

— Она стоила 60 баксов!

— Надеюсь, этими деньгами ваш стилист оплатил услуги нарколога.
Не можешь сдержать эмоции — иди в чулан, никто не любит истеричек.
— Можешь поцеловать мой перстень!

— У меня нет перстня, можете поцеловать меня в задницу!
Ординатор Снуп Дог, когда клубиться, ёу?
— А как обычно празднуют без героина?

— Обычно тортом.

— Тогда давайте ширнемся тортом!
— Ну скажи ему правду!

— Когда я в последний раз сказал ему правду, то он не разговаривал со мной до тех пор, пока не умер наш отец. Второй раз отец уже не умрёт.
– Боже, что? Кого-то вырвало на мой хот-дог?!

– Папа – это чили. И ещё, знаешь что. Я, конечно, благодарна тебе за всё, но это моя жизнь. Так что хватит жаловаться и ешь наконец!
Эллиот и её морской биолог. Но. Между прочим, знаете, меня это совершенно не расстраивает.

– Джей Ди, на выходных Шон позволит мне поплавать с дельфинами.

– Правда?! Здорово, надеюсь они тебя не покусают.

– Да расслабься, Эллиот, дельфины любят людей.

– А откуда у тебя на ноге тот огромный шрам?

– Да это мои парашютные брюки все в молниях. Я молнией прищемил.

– Понятно.

– Ты уже ей врёшь? Замечательно.

– Меня правда не дельфин укусил.

– А кто?

– Чёрный кит.
— Привет, Эллиот!

— Я вовсе не пряталась. Я искала... Я... Уронила... Я... Я искала своё достоинство.

— Нашла?

— Нет... Наверное, ещё в колледже потеряла!
— Доктор Кокс!

— А вот и ты!

— Что-что?

— Я только что подумал: «Кто в состоянии превратить мою головную боль в невыносимую мигрень?» и тут появилась ты!
— Я знаю, о чём ты сейчас думаешь.

— [мысленно] Твоя задница похожа на две обнимающиеся чипсины. [вслух] Нет, не знаешь.
— Карла, как ты думаешь, если бы не Джей Ди и Тёрк, мы бы с тобой тусовались?

— Скорее всего, нет. Ведь они единственное, что у нас с тобой общего.

— У нас много общего! Например, мы обе плохо перевариваем молочные продукты.

— Ты права! Будешь моей подружкой на свадьбе?!
— Доктор Кокс, можно задать вам вопрос? У меня возникла малипусичкая проблема с пациентом.

— Знаешь, недавно я был на медосмотре, и он показал, что уровень холестерина у меня в норме, а давление просто зашкаливает, врач был в шоке. Но когда я услышал твой писк насчёт малипусичкой проблемы, мне пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы кровь не брызнула из ушей.

— А вам не кажется, что за то время пока вы рассуждали вы могли бы мне помочь?!

— Кажется и то самое интересное.
— У него депрессия, он не может с неё выйти с тех пор как вы разошлись. Он всё время тоскует.

— Что-то я этого не вижу.

— Конечно не видишь. Никто не хочет, чтобы человек, причинивший боль, знал насколько сильно он тебя задел.
Если не пережёвывать проблемы, они оказываются не такими уж страшными.
Даг, это наш морг! Смотри, какая милая бирочка! Прям как на подарке...
— Обещай, что также будешь держать меня за руку, когда я буду рожать твоего ребенка!

— Пойду-ка я надену третий презерватив.
— Она беременна! Ей нужно говорить только то, что она хочет слышать.

— Да, вот помнишь, когда Карла была беременна, мы все говорили ей, что она прекрасно выглядит, хотя она была похожа на Дэнни ДэВито.
— Половина из того, что говорят реперы — полный бред! Ну, помнишь, как в песне Снупа и Доктора Дре: «Все без ума от хо-хоз».

— У малообеспеченных афроамериканцев небогатый выбор продуктов, поэтому они обходятся пирожными хо-хоз. Это часть черной культуры! Это просто!

— Вообще-то в песне Снупа и Доктора Дре поётся не «о-хо-хоз», а «лоу-лоуз».

— В чёрной культуре «лоу-лоу» — это лоурайдер или машина с усовершенствованной подвеской, которая может прыгать верх-вниз [Эллиот и Молли делают движение в такт рукой] Дрэ и Снуп поют о радости управления лоурайдером по чёрному кварталу, мой чернизл братизл [дальше речитатив Эллиот и Молли]: I'm representing... and I still got love for the street!

— Терк, тебя только что опустили две самые белые телки в мире!

— Вы не сможете этого доказать!

— А у меня все записано.
Ну так что? Ты продолжишь лежать лапками кверху или все же разозлишься?
— Барби, ты что, обиделась?

— Да, я даже создала чат «Кокс: почему я его ненавижу», но там пока тусуюсь только я, два ординатора и 14 000 бывших наркоманов.
Когда я была маленькой, мой первый эротический сон был про мистера Коржика. Ну, наверное, эротический. Он пытался меня задушить.
А мне плевать что вы думаете, я всегда буду верить людям.
Надо же, как мы возвращаемся в прошлое, когда встречаем людей из прошлого.
Не портите того, что есть, только потому, что боитесь стать уязвимыми.