Цитаты Артура

Прежде чем стать Королем, надо стать Рыцарем, что защищает.
— А че там?

— По ходу дела там мужик со стриптизершей, переодетой в школьницу, развлекается!

— Тсс! Тихо, тихо! Это не стриптизерша, это реальная школьница!

— Оказывается, он еще больший извращенец, чем я думал.
Каждая минута с тобой украдена у вечности. Ничто не сможет лишить меня её. Заставь двигаться мир, Лорэн, твой мир.
— Мне всего-то нужен твой номер.

— Тебе не номер мой нужен, а что-то другое, что с его помощью ты пытаешься получить.

— Фигасе обвинения, в нашей стране что, уже не действует презумпция невиновности?
— Алло, привет! Хм... Даже не знаю, с чего начать.

— Говори быстрее, я занята!

— Я не могу говорить быстрее: у меня нога сломана.
— А я хотел бы работать в каком-нибудь бутике женского нижнего, ну и верхнего белья!

— Кем, бельем?

— Нет, мануальным определителем размера груди!
Все боятся каждодневности, как будто она несет в себе фатальную неизбежность, чреватую скукой, привычкой; я в эту неизбежность не верю...
Знаешь, каждому свой мир! Главное — пустить корни в подходящую почву.
— Тихо, тихо! У меня видение перед глазами! Это чье-то тело! Кажется, это ты, Виталик! Лежишь в канаве в куче дерьма, избитый, и на спине твоей же кровью написано: «Тупой урод»! Ой, что-то прервалось.

— Так ты будущее, что ли, предсказываешь? Давай я тебе еще руку сломаю, может, у тебя врачевательные способности проснутся?
— Просто я не могу понять! Что, свидание подразумевает совместный выгул родственников?!

— Да не, меня выгуливать не надо. Я сейчас на колесо машины пописаю, потом из лужи полакаю и можете везти меня домой.
Не бей меня, я инвалид умственного труда!
— Просто я хотел сказать... Мне не очень нравится, как у нас с тобой все до этого складывалось. И я подумал, может быть, попробуем начать все с нуля?

— Позволь уточнить, с нуля — это когда мы только познакомились или когда ты неожиданно превратился в козла?
— И ты здесь, что ли?! Меня дезинформировали!

— Насчёт чего?

— Сказали, что придурков на вечеринке не будет, а ты, я смотрю, здесь, олень!
Думаю, что смысл жизни придает не то, к чему стремишься, но и то, каким способом этого добиваешься.
— Ты прыгал с парашютом?

— Нет! Зачем?!

— Тебе надо попробовать, это тебя кое-чему научит. Знаешь, я один раз прыгал, и основной парашют не открылся; я воспользовался запасным, и он тоже не открылся. Я так просто падал на землю. И когда я зацепился за верхушки деревьев — я понял смысл жизни.

— В чём же он?

— Жизнь — дерьмо, настоящее дерьмо!
Тихо! Мозг бьется о стенку в голове, как шарик от пинг-понга.
Если бы выборы могли хоть что-то изменить, политики уже давно объявили бы их вне закона.
— Извини, что опоздала.

— Да ладно, я-то 15 минут потратил, это ты шанс всей жизни упустила.
— Ты думаешь о том же, о чем и я?

— Нет, я думаю о другом.
Находясь в древнем, пропитанном запахом смерти замке, он улыбался так весело и беззаботно, словно для него это уже давно не имело значения. Я никогда не забуду его лица. Складывалось ощущение, что он просто наслаждается ходом игры, придуманной им самим...
— Ты никогда мне не рассказывала о своей прошлой жизни.

— Прошлое на то оно и прошлое, чтобы на него не оглядываться.
Улыбка — это всё, что есть у человека. Она и его защита и его доверие. Они самые искренние. Я не верю людям или словам, я верю улыбкам. Я люблю улыбки.
Тебе это пока невдомек, но запомни: когда-нибудь приятно будет открыть сумку и найти там воспоминание о своем детстве.
— Фальшивые жандармы, фальшивые пожарные, фальшивый пост!

— Артур, а ты был прав, об этом деле действительно никто не знал!
Искать, найти и быстро спрятать.
— Ну, Артур, ты считаешь, что за отчаянием лежит надежда?

— Даже богу не забрать надежду.
— Меня все злит. Меня все злят, — едва сдерживаясь, выдохнула я.

— Приказать, чтобы они ушли?

— Лучше найди тихую спокойную комнату, где не будет ни одной кланяющейся вампирской морды!
Будь таким, как этот уличный фонарь. Посылай всех в жопу!
— Вы не хотите дать собаке имя?

— Имя? Зачем?

— А Вы знали, что даже бездомные собаки откликаются на свист? Им тоже хочется, чтобы их кто-то позвал.
— Так ты мне дашь доступ к базе?

— Конечно. А что я получу взамен?

— А тебе мало моих процентов?

— Их я получу с первым клиентом, а база тебе нужна сейчас...

— Лёва, вот что с нами происходит?

— В смысле?

— Мы ведь с тобой десять лет играли в хоккей, три года снимали одну квартиру, я помню все имена твоих девушек...

— Сейчас я люблю только одну девушку, её зовут Польза.
— Как тебе вчерашняя итальяночка?

— Не знаю, я с лифта видел только ноги.

— А я в такси только голову.

— Наверное, в комплекте очень даже ничего.
— Почему ты не хочешь убежать?

— Я не в той обуви, чтобы бегать.
— Я думал, мы друзья, я тебя с Борисом познакомил. Помнишь?

— Мы с ним расстались через полгода, я вам говорила.

— В любом случае, это был полезный опыт общения.

— Ага. Он выбил мне зуб. Решил, что я еще с кем-то встречаюсь.

— Идиот.

— Нет, он был прав.
— Ты понимаешь, что мы вместе, только когда нам хорошо?

— И что в этом плохого?
Женщины – странные существа: сначала их в постель не затащишь, потом не вытащишь…
— Катя, а ты знаешь, что всемирно известная фирма «Риббок» выпускает в Таиланде только левые кроссовки, а в Тайване – только правые.

– Почему?

– А чтоб работники не воровали.
– Второй вопрос, после какого музыкального события вошли в моду галстуки-бабочки?

– После премьеры оперы Пуччини «Мадам Баттерфляй»!
– Первый вопрос, ровно восемь лет назад в Монтре, на берегу острова Леман сгорело старое казино. Это ничем не примечательное событие послужило поводом для создания песни, ставшей уже классикой рок-музыки. Как называлась песня?

– Ничего себе непримечательное событие, в этом казино в это время шел концерт знаменитого Фрэнка Заппы!

– Как называлась песня?

– «Дым над водой»! Группа Deep Purple, Альбом «Machine Head», семьдесят второй год.
– А в Египте фрески заупокойного храма Рамсеса III рассказывают, как фараон приказал выплачивать каждому воину после битвы нехилую премию за каждого убитого врага. Доказательством должна была служить вражеская рука. Но среди египтян тоже были жулики: они отрубали руки у своих же павших товарищей. Тогда Рамсес повелел приносить зубы, и, естественно, многие мертвые египтяне остались без зубов.

И все же фараон нашел выход – он приказал приносить отрезанные члены врагов.

– Почему?

– Потому что члены египтян отличались от остальных – они, как сейчас у евреев и мусульман, были обрезанные.
Потому что именно пока ты подсчитываешь, прикидываешь все «за» и «против», жизнь проходит мимо.
Каждодневность — источник взаимопонимания, даже соучастия, и, в отличие от привычек, именно она позволяет нащупать сочетание блеска и банальности, обособленности и близости.
— Ты всегда прибегаешь к метафорам?

— Часто, некоторые вещи так легче выразить.
Тебе этого не изменить, мне этого не изменить. Так зачем же безнадежно топтаться на выжженном поле? Его просто нужно засеять новыми семенами.
Человек, который женится второй раз — сумасшедший.