Жизненные цитаты — цитаты, высказывания и афоризмы

Айфон замёрз, о Боже, Боже!

Куда мне без него теперь?

Не выйду в сеть, печаль, негоже!

Капризы техники терпеть.
На самом деле единственная интересная вещь в мире — это путь, который выбирают люди. Трагедия заключается в том, что когда они понимают, кто они и куда идут, все остается непонятным. Эта неразгаданная тайна и называется жизнью.
В самом деле, почему? Что ответить на такой философский вопрос? Жизнь полна испытаний, и клип начинаешь думать, что сумел выдержать каждое, тут же возникает новое, ещё более сложное, заставляющее тебя напрягаться ещё больше или задумываться о том, как бы из него выпутаться.
Покалеченные щенята всегда стремятся в укромное место, где могут наблюдать за окружающими из своего укрытия и зализывать раны.
Он давно перестал размышлять о том, почему попал в приют. Ему нравилось думать, что родители погибли в автокатастрофе, а он сумел выжить. Мысль о том, что кто-то просто подкинул его в приют и ушел, забыв о нем, была невыносимой...
Неужели супружеская жизнь — это сверкающий дом, красивый ребенок, тюлевые занавески и секс субботней ночью и то, если повезёт? Как случилось, что жизнь стала такой предсказуемой?
Принимай решение быстро. Когда жизнь человека висит на волоске, делай то, что умеешь и знаешь. Это лучше, чем не делать ничего. Потом случившегося обратно не воротишь.
В конце концов, она всего лишь модель, вешалка, показывает дорогие наряды женщинам, у которых больше денег, чем ума.
Толпа не любит одиночек.

Толпа в своём большинстве признает людей, подражающих друг другу. Даже те, кто якобы отличается от толпы, делают это группами, сектами, клубами по интересам. Иначе нельзя. Если ты дружишь со всеми и не делишь людей на категории, тебя называют лицемером, ну а если не дружишь ни с кем – сумасшедшим.
Быть идеальным — слишком заметно, а им нельзя привлекать внимания. Такую жизнь они выбрали сами. И каждый — по своей причине.
Если бы те, кто начинает заниматься нашим постыдным ремеслом, знали, что это такое, они, скорее, пошли бы в горничные. Но нет же, нас обуревает тщеславие иметь платья, экипажи, бриллианты. Мы верим тому, что нам говорят, проститутки доверчивы и постепенно изнашивают сердце, тело, красоту. Нас боятся, как диких зверей, презирают, как прокаженных, нас окружают люди, которые берут у нас больше, чем дают, и однажды мы подыхаем, как собаки, погубив и себя, и других.
Опасность таится в том, что порой мы обожествляем боль, даём ей имя человека, думаем о ней непрестанно.
Самые замечательные солдаты получаются из людей, которые, уходя из дома с утра, даже не помышляли о войне, а вечером, вернувшись, нашли на месте собственного дома воронку, в которой испарились жена, дети и родители. И вот это уже не человек, а волк, который будет рвать столько, сколько будет жить, а жить он будет долго, ибо он не ценит собственную жизнь: она ему не нужна, ему не нужны деньги, ему не нужны ордена, ему вообще ничего не надо. У него есть только одно — месть. Именно поэтому он будет жить долго. Жизнь ему будет в тягость, но он будет жить.
– Пап, никто никому ничего не должен.

– Правильно. Каждый себя от долга перед другими освободил. Каждый сам определяет для себя свой долг, его природу и меру.

– Ну и отлично. Теперь свобода, папа. Нет больше рабства долга.

– Да не рабство это было, а нити общности. Только носить их было так же тяжело, как зимнюю одежду летом. Освободив себя от долга перед другими, человек оказался без поддержки других членов социума. Он оказался никому не нужен. Вот она, истинная природа принципа «никто никому ничего не должен» – власть одиночества. Никто… никому… не-ин-те-ре-сен! Не ну-жен!
Взять крепость не трудно, трудно кампанию выиграть. А для этого не нужно штурмовать и атаковать, а нужно терпение и время. Каменский на Рущук солдат послал, а я их одних (терпение и время) посылал и взял больше крепостей. А ведь, голубчик: нет сильнее тех двух воинов, терпение и время; те все сделают.
На чужой роток не накинешь платок.

(На всякий роток не накинешь платок.)
Эти сливки общества не понимают одной простой вещи — все они приезжают сюда, чтобы купаться в роскоши, но не осознают, что должен быть кто-то, кто будет чистить сортиры.
Тем, кто твердит, что в один прекрасный день осуществит, наконец, свою мечту, следует помнить: «один прекрасный день» — это сегодня. Вряд ли когда-то будет прекрасней…
Зачастую лишь какой-то незначительный по размерам фрагмент памяти способен отравить твою жизнь.
Котенок вырастет котом,

Мышонок превратиться в мышь,

И лишь для матери родной

Ребенок навсегда малыш...
Быть преданным друзьям или быть преданным друзьями,Паранойя шепчет: «Доверять нельзя им».
The future is not a straight line. There are many different pathways. We must try to decide that future for ourselves.

Будущее — это не прямая линия. Мы можем выбрать любой путь. Главное понять, что будущее мы устраиваем сами.
Если тебе кажется, что тебя все не любят, это потому что ты не любишь всех.
— Первый раз президент Ария затратил много времени. Почему Вы не указали ему на ошибку, когда он пошел не туда?

— Если я... к примеру, играю с президентом Ария в «разбей арбуз», я же не буду кричать: «Не туда! Не туда!», наоборот, я буду говорить: «Сюда! Сюда!». А если я всегда буду кричать: «Не туда!», он будет бояться ошибиться, и в конечном счете, я думаю, что он просто не способен будет двигаться. Таков мой путь делать что либо.
Лишние связи нам ни к чему, потому что мы все, как один живем в зависимости от течения времени.
Из всех бесполезных знакомых, которых лучше забыть и присыпать нафталином, есть ли знакомый бесполезнее бывшего шурина?
Если ты не такой как все — это не страшно! Знаешь почему? Это делает тебя крутым!
Он слишком старательно изображал, что не любит её. Я полностью убедилась в обратном.
Радость всегда обращается в горе. Слезы всегда обращаются в смех. Нежное со временем становится грубым. Дружба превращается в любовь. Любовь — в привычку. Привычка — в ненависть. Ненависть — в успокоение. Успокоение — в любопытство. Любопытство — в дружбу.
Знаешь, папа каждый день предупреждает нас, чтобы мы не залетели, но он не говорит о том, как еще они могут нас поиметь.
Час настал – мне казалось, я ждал его вечно.

Час прошел – вспоминать я могу бесконечно.
Если бы я знал, что идти разными дорогами так трудно, я бы никогда не согласился!
Надменные заняты лишь строительством замков, за стенами которых прячут они свои сомнения и страхи.