Смешные цитаты — цитаты, высказывания и афоризмы

Женщины всегда были более жестоки, чем мужчины: леди Макбет, правительница Софья, наша председательница месткома...
— Не плачь! Если ты не будешь плакать, я тебе подарю бусики.

— Хорошо, я не буду плакать.

— Ну вот!
Наш Борька-бабник и Сашка-бабник,

Серёга тоже бабник хоть куда.

А кто не бабник, ну кто не бабник,

Да тот, кто женщины не видел никогда.
Если б было море пива — я б дельфином стал красивым.

Если б было море водкой, стал бы я подводной лодкой.
Вот две капли дождевые

На стекле.

Они живые.

Кто скорей домчится вниз,

Та получит первый приз.
— Поживее, ребята, а то опаздываем на свадьбу!

— Не забудьте взять бейсбольную перчатку!

— Зачем?

— С ней будет легче поймать свадебного кальмара!

— На земле не кидаются морскими животными в день свадьбы.

— Тогда зачем жениться?
Он просидел в тюрьме почти двадцать лет. Капоне уже старик. Если он вышел, то максимум, что он сделает, это предложит мне бег наперегонки до ближайшей скамейки в парке.
— Солдат.

— Смирно!

— Где командир роты? Я спрашиваю, где командир роты?!

— А не... к нам такие не заходят...

— Чего-о?

— ...
— Ты про «Идиота» помнишь?

— Про какого идиота? Из нашей роты?

— У нас в роте своих идиотов достаточно, понял? Вот про такого, которого Достоевский написал, читал?

— Да, конечно... Достоевского читал, «Идиота» не читал.
— Сокол, а ты че там читаешь так увлеченно? Камасутру что ли?

— Достоевского.

— Че, дурак?

— Нет, «Идиот».
В бурной биографии пилота случалось всякое: его попрекали и курением, и выпивкой, и даже «травкой». Но чтобы сгущёнкой?!
— А ваш капитан как, не против незваных гостей? — на всякий случай уточнил Теодор.

Мисс Отвертка сдавленно фыркнула, вспомнив произнесенную Роджером фразу из примерно дюжины слов, где не японскими и не матерными были только начальное «каких» и заключительное «принесло».
— Мы бы очень хотели видеть господина Корсакова на открытии ресторана. Это возможно?

— Увидеть его на открытии? Да запросто. Могу его фотку факсом отправить. А вот чтобы он вас... Это сложнее.
Хандрить не имело смысла. Хандра — занятие для слонов и депрессивных людей. И депрессивных слонов.
Если расслабиться, всегда можно хорошо провести время. Даже если от тебя воняет собачьим дерьмом.
— Что это за распределение обязанностей такое — он все время сексом занимается, а я все время посуду мою? А?

— Нуу... кто что умеет.

— Ты хочешь сказать, что я не умею мыть посуду? Это очень обидно.
– Ну хоть один вопрос можно?

– Валяй.

– То есть когда капитан на нас ругается, это означает, что мы ему тоже нравимся?

– Ну чего вы там копаетесь?! – как раз гаркнул Станислав в комм и с возмущением услышал в ответ зычный пилотский хохот.

– Да он нас прямо-таки обожает!
Подруги и сестры, соратницы и соучастницы! Сегодня мы принимаем в Тихом Пристанище благородного лорда Скиминока, ландграфа Меча Без Имени. Взгляд его светел, дело безнадежно, усилия праведны, старания бесплодны. По установившейся традиции он обречен на героическую и пышную кончину. Воздадим же должное наивному храбрецу и обаятельному мужчине!
– Вы партнеры?

– Да, – наивно подтвердил навигатор.

– Нет, – возмутился пилот, – еще чего! Просто напарники.

«А это разве не синонимы?» – удивленно сдвинул брови киборг. Друг показал ему крайне отрицательный кулак.
— Дима, у Топтунова дачу отбирают!

— Кто отбирает?

— Ты что, дурак?

— Папочка, у Топтунова дачу отбирают.

— И правильно отбирают, давно пора! С жульем, допустим, надо бороться.

— Ну почему он жулик? Человек умеет жить.

— Ты мне скажи, на какие заработки заместитель директора трикотажной фабрики отгрохал себе двухэтажный особняк?

— Это его дело!

— Нет, наше! Мы будем нещадно бороться с лицами, живущими на нетрудовые доходы!
– Чем вы тут без меня занимаетесь?

– Дочищаю грузовое отделение!

Не успел капитан приятно удивиться такой инициативе, как парень выпрямился и повернулся к нему лицом.

Станислав вздрогнул и отшатнулся:

– Оно что, отбивается?!
— Спать на свежем воздухе, глядя на небо.

— Спасибо, я люблю потолки.
Я всё ещё не решил, как относиться к онанизму. Я мечусь, это так странно. Потому что с одной стороны, я двумя руками за...
На второй день компаньоны убедились, что жить в дворницкой больше неудобно.

<...>

В дворницкой стоял тяжелый запах, распространяемый новыми валенками Тихона. Старые валенки стояли у печи и воздуха тоже не озонировали.
Впрочем, вы можете уйти, но, предупреждаю: у нас длинные руки!
Не верится, что снова это говорю, и всего на седьмом году брака, но, пожалуйста, опусти пистолет.
Как самый трезвый из имеющихся в наличии, я беру на себя обязанность открыть дверь, но, как выясняется, вставить карту в замок — задача экстра-класса. Не меньше двадцати минут мы пытаемся открыть дверь. Точнее первые пять пытаюсь я, потом меня разбирает истерический хохот, и я сползаю вниз по стене, а спасать безвыходную (или безвходную) ситуацию берется лучший хакер мира. Оказывается, за пятнадцать минут трезвый Картер может вскрыть средненький суперкомпьютер, и те же пятнадцать минут пьяный Картер может пытаться попасть в щель замка простейшей двери.
— США предоставляет экспериментальное вооружение повстанцам в Африке?

— С такими железными яйцами, это ваш туалет.
— Вот блин!

— Так! Ты давай не матерись или матерись нормально!.. «Блин» — это суррогат!
— А что это играет?

— Это Антонио Вивальди «Времена года».

— А-а-а, это из «Тома и Джерри»?
— Ну что, попробуем тортик? — предложил Теодор, когда все осушили бокалы. Тортик был на его совести, и, вспоминая процесс готовки, пилот слегка нервничал. — Будем надеяться, что он съедобный. Потому что мы вообще-то собирались испечь «Триумф Дарта Вейдера», но благодаря кое-кому…

— Я честно предупредил, что не умею готовить! — отбивался Дэн, чья авангардная методика отделения желтков от белков произвела на Теда неизгладимое впечатление.

— Но ты не говорил, что тебя, похоже, вообще никогда на кухню не пускали!

— Пускали, — с достоинством возразил рыжий. — Посуду мыть.
Автор книги о лечении шизофрении попросил выключить музыку на время его выступления. Никакой музыки не было.
— Оружие и костюмы изъять и под замок. Конечно, под расписку.

— Не дай бог, выгляну в окно и увижу, что кто-то летает в моем костюме.
— На Мелмаке я был известен, как Магистр Наук.

— Да ну? От чего тогда магистр наук не в состоянии починить свой космический корабль?

— Потому что магистр наук не умеет обращаться с инструментами. Поэтому меня исключили из школы дантистов.

— Ты учился в школе дантистов?

— Да. Я полагал, что это самое простое ремесло. У нас всего 4 зуба.
А он мне всё по яйцам целится,

Этот Бобби, сука рыжая,

А он у них за то и ценится -

Мистер-шмистер, ставка высшая!

А я ему по-русски, рыжему:

«Как ни целься — выше, ниже ли,Ты ударишь — я, бля, выживу,

Я ударю — ты, бля, выживи!

Ты, бля, думаешь, напал на дикаря?

А я сделаю культурно, втихаря,

Я, бля, врежу, как в парадном кирпичом -

Этот, с дудкой не заметит нипочём!

<...>

Да, игрушку мы просерили,

Протютюкали, прозяпали,Хорошо б она на Севере,

А ведь это ж, бля, на Западе.

И пойдет теперь мурыжево -

Федерация, хренация:

Как, мол, ты не сделал рыжего?

Где ж твоя квалификация?!

Вас, засранцев, опекаешь и растишь,

А вы, суки, нам мараете престиж!
— Не пугайтесь, это не в коридоре, а за стеной. Фанера, как известно из физики, лучший проводник звука… Где-то там должен быть несгораемый шкаф.

— А-а-а-ой!

— Что это?

— Кажется, несгораемый шкаф...

— Больно?

— Очень!

— Ничего, это физические мучения. Зато сколько здесь было моральных мучений — страшно вспомнить. Где-то здесь стоял скелет — собственность студента Иванопуло. Он купил его на Сухаревке, а в комнате держать боялся. Посетитель вначале ударялся об кассу, а потом на него падал скелет. Беременные женщины были очень недовольны…
— И завтра на конспиративной квартире нас ждёт засада. Придется отстреливаться. Мы рады в этой тревожной обстановке встретить именно вас.

— Да уж!

<...>

— Они надеются нас взять живьём, дети! Они не знают, что теперь нас трое. Я дам вам парабеллум. Мы будем отходить в горы. Сможете нас прикрыть?

— Не смогу...

— Почему?

— Видите ли, я совершенно не знаком с военным делом, но посильную финансовую помощь я оказать могу.

— Вы верный друг отечества!

— Я думаю, что двести рублей...

— Пятьсот рублей могут спасти гиганта мысли.

— Скажите, а двести рублей не могут спасти гиганта мысли?

— Я полагаю, что торг здесь неуместен!
Выкарабкавшись, я обнаружила, что Дар в позе «дедка-за-репку» держит убийцу за ногу. Репка брыкалась и сквернословила.
В Священном Писании говорится: «Не судите да не судимы будете», и еще: «Ибо каким судом судите, таким будете судимы». Вы бы, бабушка, не спешили бы судить, а то как бы Христос, несмотря на свое милосердие, не исполнил бы обещанное, и придется вам самой жариться после суда на сковородке, приготовленной для других, – рассмеялась девушка.
— Все врачи, у которых ты наблюдался, диагностировали разные типы психоза. Начиная с синдрома раздвоения личности и до... Список бесконечен.

— Спасибо, я стараюсь.
— Скучно мне одному! Живой души рядом нет!

— Фу, ты! Ну, конкретнее!

— Мучить некого!

— А ты женись!
— Надо посмотреть, что эта за сыпь у меня.

— Да это просто засохший соус барбекю.

— Научился пользоваться интернетом и сразу врачом стал?!
Вы замечали, что когда ты роняешь телефон, время капец как замедляется? Успеваешь подумать обо всём. И странно, что вместо того, чтобы в этот момент его ловить, ты становишься философом. Типа: «Ещё секунду назад всё было в моих руках, но теперь я в жопе...»
— А то, что вы все стали алчными недоумками!

— Клевета! Мы были недоумками и до прихода римлян!