Позитивные цитаты — цитаты, высказывания и афоризмы

— Так вот ты какой… пира-а-ат! — размахивая цветущей метлой, кричала Катарина.

— Лови его! Загоняй! — вопили драконы, вновь впадая в азарт охоты.

— Не задавите бедолагу, — переживала я, так как внезапно прониклась сочувствием к несчастному пушистику.

— Дурдом, — констатировал Змейс, наблюдавший за нами. — Но интерес-с-сный.
Логично обижаться, когда тебя не понимают, игнорируют или даже оскорбляют, но ты не обязан оскорбляться — считаешь это шуткой, и тем оно и становится.
— Ушастый лис.

— Я коти-и-и-и! — тут же возмутился Кузьма. — Коти-и-и-и!

Пришлось перейти на шепот.

— Он ушастый лис, который считает себя котиком.
Эдуард, видимо, выше меня, по правде говоря, он слишком высок. В общении с женщинами это служит к его выгоде. Я многократно замечал, что рост выше среднего является несравненным козырем в глазах этих цесарок, какими бы физическими изъянами он ни сопровождался. Вы можете быть близоруким, лысым, тучным, горбатым, иметь зловонное дыхание, но если в вас росту больше ста восьмидесяти пяти сантиметров, — весь курятник будет у ваших ног.
— Только знаешь, Добрынь, мне бы это... ну... в общем, девица считает, что я не смогу стать героем.

— А ты значит, сможешь?

— Ну да. Ты покажешь мне парочку ваших богатырских приёмчиков, а слова богатырские я уже знаю. Вот смотри: «Не бывать тебе, враг, на Руси-матушке, не жечь и не палить городов русских». Или вот ещё: «Не хвались, супостат, своей силой тёмною, а не то...»

— Ты что, больной?
– Ты повторяешься, – спокойно заметила я. – Это становится скучным.

– Повторение – мать!.. – кратко проинформировал меня мужчина, садясь за руль.

– Мать чего?.. – проявила я любознательность.

– Просто мать! – рявкнул телохранитель.
— Макс, ты действительно сравниваешь человеческую любовь с кошачьей?

— Вообще-то нет. Кошачья любовь вечна.
Как быстро, однако, я обрастаю здесь имуществом, а ведь явилась в одном полотенце, помнится. Теперь же и гардероб, и украшения, и даже своя лошадь. Ну… я не против. И вообще, меня всё устраивает! Вот.
Он шел уверенно, неторопливо, и я с какой-то безнадежностью поняла: не смогу отказать. Ну, черт, один танец ведь ничего не значит, правда? Я не собираюсь бросаться в его объятия с криками «Вася, я ваша навеки!», мы просто потанцуем.
– Смею заметить, разноцветная, что со мной вам будет гораздо интереснее, чем с большинством мужчин в этом зале.

– Да ты че? – вырвалось у меня с потрясающими интонациями графини Ржевской из одной известной комедии последних месяцев.
– Ы-ы-ы-ы-ы, Женька, ты зло-о-о-о-о!.. – просипела Варя, чуть обернувшись к сатиру.

– Зато сразу всем нескучно стало, – жизнерадостно прошептал Евгений, довольный донельзя, что всколыхнул сонное болото аудитории.
— Не притворяйся! — рявкнул всадник. — Мне все известно!

— Все-все? — заинтересовалась я. — А сколько позвонков у попугая?
Блудный сын пришёл к отцу, когда ему стало совсем плохо. Так и человечество придет к Богу.
Ты говоришь: «Никто не виноват,

Но теплых струй не вымолить у рек.

Пускай в долинах давят виноград,

Уже в горах ложится первый снег».

Я говорю: «Благодарю твой смех».

Я говорю: «Тобой одной богат.

Пускай в горах ложится первый снег.

Еще в долинах давят виноград».
– А-а, у тебя есть телефон. Можешь дать номерок?

– Это Супермен.

– Ого, тогда и его номер тоже!
Try not to get worried, try not to turn on to

Problems that upset you oh, don't you know.

Everything's alright, yes everything's fine

And we want you to sleep well tonight,

Let the world turn without you tonight,

If we try we'll get by so forget all about us tonight.
Патриот — это не человек, который безумно восхваляет свою страну и считает, что она выше всех. Патриот — тот, кто любит Родину, как родителей, остро переживает ее проблемы и не боится говорить о них. Квасной патриотизм я не приемлю и не понимаю, но любовь к своей стране — естественна.
Только окончательные безумцы стремятся к полной свободе. Мне нравится быть зависящим и чтобы кто-то зависел от меня.
Нужно всегда помнить, что действительно важно в нашей жизни: друзья, вафли и работа. Или вафли, друзья, работа. Неважно. Но работа третья.
— .. Ну че?! Пойдем, по капушке налью. Митяй — не жадный... Заработали!

— Шо..?! Шо бы я после этого с тобой за один стол сел?.. Да не в жизнь! Я лучше пить брошу — это раз! А во-вторых, мы с Анатольевичем одеколон не пьем!!
Анатолич! Привет! Ну, как жизнь? Молодая, предпенсионная?!
— Ты говорил, что знак твоего существования есть и на Земле,  — напомнил дьявол.

— Да. Это совесть. Никакими земными причинами ее не объяснить.
Вслух немножко постонала, но тем не менее кивнула и окинула печальным взглядом все рекомендованные к изучению книги. Книг оказалось две с половиной стопочки. Стопочки были ростом с меня.
... Одного хотел: Андрюшке свадьбу не испортить! Да какой там! Сваты ж приедут, пройдутся ж по улице. Дома у всех как картинки, а у меня — фронтовая фотография! Шо скажут: «Нам шо, в этой «Брестской крепости» ночевать?!» Плюнут Митьке в морду и уедут!
И тем не менее, надо сотрясти Россию надеждой. Для начала необходимо создать алмазной чистоты и твердости центр. И тогда человек, обиженный чиновником в любом конце страны, скажет: я буду жаловаться в Москву! И чиновники, зная, что Москва тверда и чиста, как алмаз, приутихнут. А граждане, видя такое, воспрянут духом. И начнется кристаллизация чистоты по всей стране. Иначе — бунт. И люди скажут: лучше узаконенное беззаконие, чем бессильный закон. И обиженные чиновниками сами станут чиновниками и будут мстить за свои былые унижения. Дурная бесконечность
— Человек грешит,  — уверенно продолжал дьявол,  — потому что недобрал сладости. Все его грехи отсюда!

— Когда он поймет, пусть иногда горькую, сладость мысли, он ограничится сладостью арбуза,  — спокойно ответил Бог.

— Человек никогда не ограничится сладостью арбуза!  — вскричал дьявол.  — Никогда! Вот почему твой замысел обречен! Человек любит женщин, власть, богатство! Даже обман ему сладостен! Человек влюбчив, вернее, влипчив, и ты с этим ничего не поделаешь!

— Вот отлипнет он от тебя, и все пойдет по-другому,  — сказал Бог,  — но это он должен сделать сам.

— Ничего нет выше сладостной дрожи соблазна!  — воскликнул дьявол.  — О, если б твое учение вызывало сладостную дрожь соблазна! Все люди, и я вместе со всеми, ринулись бы за тобой!

— Ты с ума сошел!  — повысил голос Бог.  — Это все равно что слушать музыку Баха в публичном доме!

— А почему бы не слушать музыку Баха в публичном доме? Где же равенство?  — дерзко спросил дьявол.

— Ритмы не совпадают!  — оборвал его Бог.  — И хватит об этом! Соблазн — энергия любви в когтях у дьявола. Для любящих нет соблазна. Поэтому мое учение основано на любви.
— .. Ну зачем куда-то ехать?! Ну давайте здесь отметим: на природе, с шашлычками!

— Иван Степанович, знаете, у вас все одно! И поминки, и свадьбы — все на природе и с шашлычками!

— Ну почему одно..? По-разному бывает...

<...>

— Значит, по поводу дня рождения! Идем на компромисс. Утром — зоопарк, вечером — шашлыки. Согласны?

— Согласны! Да, Вань?

— А че? Давайте! Значит, утром — мы животных смотрим, вечером — мы их едим!
— Андрюха! Мы из-за твоей борматухи не скопытимся?

— Да вы что, дядя Ваня! Натуральный продукт, из Мексики. Только из кактуса выгнали, и сразу к нам, настаивать!

— Да ладно? Из кактуса?! Я думал, только мы из всякой гадости элитные напитки гнать можем... Вот манчоусы, эти! А!

— Мучачос!..

— Да какая разница! Из кактуса! Вот ушлые люди, а! Слушай, я их зауважал...
— Привет, сваты! А я думаю, шо это с утра скрежещет?.. А это вы своими костями, да?! [смеется]

— Утро доброе!

— Доброе!

— Юра, команды «стоп!» не было! Продолжаем. Раз, два, три!

— Ольга Николавна, а три зачем? Ноги-то две?! [смеется]

— Отстань от людей, прилипало!

— О! Голова профессора Доуэля! Здрасьте!

— Юра! Еще разочек вокруг дома!

— Сват! Я мысленно с тобой! [смеется]

— Сам-то хоть раз свой мамон оторвал от дивана, и пробежался дальше магазина?!

— Я на короткие дистанции не бегаю!

— Так, юморист! Не мешай людям трясти стариной!
Счастье другого человека — это вопрос взаимоотдачи.

Этому можно научиться, так давай же, хватит упрямиться:

Простая улыбка или лёгкое прикосновение -

Неужели ты не знаешь, как много они значат?

Сладкие-сладкие, нежные поцелуи

Всегда вернутся к тому, кто их дарит.

Making somebody happy is a question of give and take.

You can learn how to show it so come on, give yourself a break:

Every smile and every little touch -

Don't you know that they mean so much?

Sweet sweet kisses so tender

Always will return to sender.
Я хочу быть проездом в этом городе летом.

Никому неизвестной, пролетая над светом.

По центральным дорожкам по проторенным тропам

Побродить тут немножко и вперед автостопом.
Я хочу теплой ночью в этом море промокнуть,

А потом, между прочим, заглянуть в ваши окна.

Посмотреть в ваши лица на свое отражение,

Улыбнуться... проститься и продолжить движение.
Мимо моря, мимо мандаринов,

Мимо пестрых улиц и домов.

Мимо мальчиков и магазинов,

Мимо чьей-то жизни, чьих-то слов.
В твоём лимонно-сахарном чаю сидят чаинки.Солнце сжалось на краю,

в лучах пылинки.

Я больше всех тебя люблю

и повторяю без запинки.
Я хочу посмотреть сквозь стекло объектива,

как беспомощна смерть, если жизнь так красива.
Закрой глаза, до сотни досчитай, так будет честно.

Гномы спрячут каравай в укромном месте.

Кого хочешь выбирай.

В центре мира месяц май.
Мы, небо разрывая на куски, взлетим.Ты слышишь? Есть лекарство от тоски.

Нам надо выше, чем балконы,

чем соседские носки.

И чем их крыши.

Нам надо выше.
Кружится-вертится чаинка на донышке.

Горячие руки, горячие головы,

Душистые листья, волшебные зернышки.

И в сказку поверится всем, кто попробовал.
Чай-чай, выручай.

Волшебство пришло — встречай!
Чай будет на закат,

Чай будет на восход

И время пойдет назад,

А, хочешь, вперед пойдет.

Чай это ты и я,Вместе мы или врозь,

Чай это мы насквозь

С корицей и перцем в сердце.
Вера не кусается. И не отнимает у человека силы. Она лишь утверждает, что в каждом из нас есть искра Божья. И возможно, эта искра когда-нибудь спасет мир.
Это была свадьба юной пары, и «старики» желали ей добра.

Видно было, что Пьер искренне любит мадемуазель.

И вот молодые месье и мадам ударили в церковный колокол,

«Се ля ви», — говорят «старики», мол, поживём – увидим.

It was a teenage wedding, and the old folks wished them well.

You could see that Pierre did truly love the mademoiselle.

And now the young monsieur and madame have rung the chapel bell,

«C’est la vie», say the old folks, it goes to show you never can tell.